Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

суббота, 20 февраля 2021 г.

Элмер, слон в клеточку


   Сейчас, хоть и не повально, но стали встречаться дети, интерес которых - изучение иностранного языка. Они не боятся и не стесняются, они говорят; они не впадают в оцепенение, с последующим желанием бросить прямо сейчас, когда встречают первое непонятное.

   В мои школьные годы таких детей в обычной жизни не водилось. В моих окрестностях - ни единого. Заданные на дом переводы были ненавистны ещё больше, чем сочинения по литературе. И неудивительно. Если сведения из других предметов были хоть каким-то образом, хоть теоретически применимы к реальности (вдруг заблужусь в лесу; не растеряюсь, определю стороны света по годичным кольцам на пне, по мху и муравейнику), то любой иностранный язык оставался абсолютно декоративным предметом, никчёмной абракадаброй, состоящей из чужих времён и неправильных глаголов. Даже в голову не приходило, что этот язык - тоже средство общения. Не с человеком, пусть. Хотя бы с книгой: вот Диккенс, он английский, вот немецкий Гёте и французский Сент-Экзюпери.

   Нет, это всё как-то было отдельно. Мы учили в школе не язык англичан,немцев или французов, а что-то принципиально иное. Предварительно вымоченное в хлорке и в уксусе, а после выполосканное в семи мёртвых водах, чтобы гарантированно не осталось ни вкуса,ни цвета, ни аромата. Настолько скучны, искусственны и беспомощны были тексты в нашем учебнике. И я до сих пор помню семью господина Краузе, которая в воскресенье охотно сидит дома, а в комнате у них: там стол, здесь кровать, на подоконнике цветы. Да, ещё летом светит солнце, а зимой падает снег, если вдруг кто не знает.

   А кроме учебника ведь и не было ничего. Иностранный язык был равен учебнику. Плюс редкие послания немецкой девочки, с которой я переписывалась в пятом классе. Но они были точной копией жизнеописания семейства Краузе: мне 11 лет, я отлично учусь и коллекционирую открытки с котятами. Да я и сама была не лучше.

 Хорошо, что всё это - завершённое прошедшее время. Школьные учебники изменились с тех пор не сильно - такая же искусственная тягомотина. Но при этом всегда доступна, открыта для всех желающих, целая Вселенного другого языка. Не твоего, но не менее живого. От которого больше не хочется шарахнуться, как от пугала или привидения.Столько всего есть разного. Поучительного и прелестного. Яркого и смешного. Не вымученно подогнанного, а созданного. 

   Элмер, слон в клеточку, слон-лоскутное одеяло - из их числа.

   Мы с Игоряном влюбились в него с первого взгляда. С первой фразы, Игоряном прочитанной и переведённой: "Слоны недовольны".

   Есть от чего. В их родной реке разлеглись бегемоты, стало тесно. И уходить не собираются, потому что их собственная река пересохла - обвал перегородил русло. Не пропадать же теперь. Известно, что бегемотам без воды существовать невозможно.

   Хорошо, что в мире есть Элмер! "А давайте, - предложил разноцветный слон родичам, - поможем бегемотам. В  одиночку-то они не справятся, ведь у них нет хоботов."

   И вот слоны помогли, река хлынула. Недовольных больше нет, а есть мир, дружба и взаимовыручка. И конечно, хочется продолжения. Пожалуйста, оно есть,сколько угодно. Всем, у кого дети учат и любят английский, слона Элмера горячо рекомендую.

   А рисунки там какие! Элмер цветной, а его двоюродный брат Уилбур чёрно-белый, как шахматная доска. Просто, а придумал и нарисовал только Дэвид Макки - детский автор из Великобритании. Первая из многих история о приключениях Элмера вышла в свет в 1968 году. Задолго до того времени, когда я и мои одноклассники, и очень многие не мои одноклассники научились складывать комковатые фразы: "Это портфель, он маленький. Это ещё один портфель, он большой". Как будто мы без них не знали, что в мире есть большие и малые портфели. Как будто нам в жизни не хватало только портфелей.


Комментариев нет:

Отправка комментария