Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 12 августа 2021 г.

Нодар Думбадзе "Я, бабушка, Илико и Илларион"


   Какое упущение, какое досадное недоразумение, что эта книга раньше не попадала в поле моего зрения. Какое счастье, что она туда наконец-то попала! Перепахала и засеяла новыми, живительными семенами.

" - Чигогидзе!

 - Здесь!

 -  Каландадзе!

 -  Я здесь!

 -  Сихарулидзе!

 - Сихарулидзе заболел! Чкония, Центерадзе, Бурчуладзе, Коридзе, Нинидзе и Глонти пошли провожать его.

 -  Пошли бы уж всем классом…  -  сказал сердобольный учитель. Вашаломидзе! Вашаломидзе!! Ваша-ло-ми-дзе!!! — надрывался учитель и стучал по столу кулаком.

 -  Здесь я, уважаемый учитель!

 -  Будешь ты здесь или не будешь, все равно от этого мало пользы!"

   Непостижимо, как я могла такое пропустить. "Я, бабушка, Илико и Илларион" - автобиографическая повесть Нодара Думбадзе, о жизни сначала мальчика, а потом студента Тбилисского университета Зурико Вашаломидзе, которого учат уму-разуму, кроме бабушки, два соседа-старика: Илико и Илларион. Дедушки-озорники, которым друг друга бы разыграть половчее, устроить каверзу и наблюдать из кустов, похихикивая. Но если придёт такая нужда - отдать друг другу последнее, от всего золотого своего, доброго и мудрого сердца.

   Грузинское село в годы военные и первые послевоенные. Трудное, голодное время. Но сколько в этой книге жизни, света, юмора и такта! Сколько в ней человечного и человеческого. Ну, и национального колорита, разумеется.

"…Доехать до Тбилиси оказалось гораздо легче, чем приобрести билет. Эту истину я установил после непродолжительной беседы с кассиршей. Поэтому я выкинул из головы всякую мысль о покупке билета и вышел прямо на перрон.

Через час пришёл поезд. Людской поток подхватил меня и придавил к лесенке вагона. Я задыхался. Хотелось крикнуть, но рот мой был заткнут голой пяткой проводницы, и я беспомощно трепыхался, как подвешенная за шею курица. Вдобавок сзади напирало чье-то колено. Кто-то больно тянул меня за волосы. Когда я понял, что мой аттестат зрелости пропадет зря, я собрал последние силы и впился ногтями в голую ногу проводницы. Паровоз и проводница взвыли одновременно. Суматоха усилилась.

 -  Ну, чего стал?! Нажимай!

 -  Убери ногу с моей головы!

 -  Не бойся, дяденька, ноги у меня чистые!

 - Ладно, клади тогда и вторую!

 -  А ну, засвети-ка ему!

 -  Что он мне должен засветить?

 -  Ничего особенного, не волнуйтесь, — фонарь!

 -  Уважаемые пассажиры, пропустите меня, я же с билетом!

 -  Смотри не потеряй, крепко держи!

 -  Держите вopa!

 -  Брось чемодан, подлец, груши там!

 -  Милиция, стреляй!

 -  Куда стрелять? Откуда я знаю, где твой вор?

 -  Ну тогда в меня стреляй!

 -  Смелей, смелей! Жми наверх!"

   Тот редкий случай, когда строчки не столько читаешь, сколько пьёшь, физически ощущая, как они утоляют жажду, жажду, жажду...

   Глава "Общее собрание" - одна из выдающихся вершин мировой литературы. И кто сказал, что это реализм? Когда человечество вообще жило в реализме? Абсурд - вот единственный и неповторимый удел человечества.

"Собрание уже началось. Мы заняли места в заднем ряду и прислушались. Говорил председательствующий - колхозный бухгалтер Алфез:

 -  Значит, так: наш Авсентий, когда его избрали председателем, велел разобрать здание конторы и перенести его ближе к своему дому. Потом, вы помните, председателем избрали Кирилла, и контора перекочевала на новое место. В прошлом году контора стояла перед домом Димитрия. Теперь вот наш новый председатель Шалва требует перенести контору к его дому. Ну, кто хочет высказаться? Только предупреждаю: регламент — пять минут! А то знаю я вас: вам дай только слово, потом и не остановишь…

 -  У меня есть предложение. Разрешите? - спросил Илларион.

 - Дайте слово Иллариону.

 - Товарищи, нечего теперь вспоминать да уточнять, куда девалась тёлка, почему казённый стройматериал пошёл на постройку дома председателя, каким образом колхозное вино очутилось в председательских кувшинах… К чему это?.. Узнают люди, нас же и засмеют… Нельзя выносить сор из собственной избы…

 -  Илларион Шеварднадзе! Ты тоже хороший провокатор! Погоди, ответишь мне за клевету! А сейчас лучше садись!

 - Дайте человеку досказать! Правду ведь говорит! - вмешался Илико.

 - Так вот, я говорю: может, было бы лучше наоборот сделать: разобрать дом председателя и перенести его ближе к конторе?!

 - Что ты, Илларион, только что он перекрыл новый дом, и уже разбирать?

 - Тогда сделаем так: переселим председателя в контору, а его дом займём под контору.

 -  Да ты что, с ума сошёл? - взорвался председатель. - Взамен моего нового дома хотите подсунуть гнилую хибарку?!

- Есть ещё одно предложение: разобрать председательский дом и поставить его во дворе конторы, потом разобрать контору и перенести её на место дома!

 - От перестановки слагаемых сумма не меняется! - сказал учитель.

 - Тогда всё! Больше предложений не имею! - Илларион сел.

 -  У меня есть предложение, - сказала Маргарита Чантурия. Завтра к нам приезжают тбилисские артисты, а так как материал для клуба пошёл на постройку председательского дома, мы проведем концерт у него.

 -  О чём я думал, когда тебя звеньевой назначал!

 -  У меня вопрос. - встал кто-то. - Когда председатель думает начать ремонт школы? Классные комнаты вот-вот обрушатся.

 -  Зачем ему классы? Он строит бесклассовое общество! - сказал Илларион.

Председатель побледнел. Дело осложнялось.

 -  У меня есть хорошее предложение! — поднял руку Илико.

 -  Говори!

 - Друзья, мы опять отступаем от главного вопроса: где нам ставить контору?

 -  Что же ты предлагаешь?

 -  Может, не стоит вообще разбирать контору? Не лучше ли сложиться нам всем миром и купить председателю М-1?

 -  Ни в коем случае! Погубить нас хочешь? А вдруг, не дай бог, случится авария? Что нам, сиротам, тогда делать без председателя? Лучше уж посылать каждое утро к нему на дом двоих здоровых парней, и пусть они его на руках приносят в кoнтopy!

 -  Не хватает того, что на голове у нас сидит, ещё и на руках его таскать?!

 -  Ладно, есть ещё одно предложение… Где наш шофер?

 -  Здесь я, Илико!

 -  Ну, как у тебя дела, как чувствует себя твоя машина?

 -  Ничего, спасибо… А как ваше здоровье?

 -  Благодарю, не жалуюсь… Нет ли у тебя лишних четырёх колёс?

 -  А зачем тебе колёса?

 -  Приделаем колёса к конторе и будем перекатывать её туда и обратно, туда и обратно!

В зале поднялся хохот.

 -  Илико Чигогидзе! - встал председатель.  -  Запомни сегодняшний вечер… Если ты не пожалеешь об этом, плюнь мне в лицо!

 -  Разреши сказать! У меня есть предложение! - выкрикнул вдруг я и сам испугался своей смелости.

 -  Молчи, сопляк! - зашикали на меня.

 - Пусть говорит! - крикнул Илико. - Каждый участник собрания имеет право голоса! 

 - Ну, говори, говори, прохвост! - зашумело собрание.

 - У меня есть предложение… Поскольку все село в сборе и собрание близится к концу… Нельзя же расходиться без определенного решения!

 -  Не морочь нам голову! Выкладывай, наконец, какое у тебя предложение!

 -  Воды, если можно… - еле выговорил я. - Во рту у меня пересохло.  

 - Дайте ему воды, чтоб eгo!..

Я не спеша опорожнил полграфина, вытер губы и продолжал:

 -  Поскольку дело так обернулось и мы никак не придем к общему решению…

 -  Говори покороче, негодяй! Сил больше нет!

 -  Предлагаю: снять председателя и избрать нового - который бы жил поближе к конторе.

Наступила мёртвая тишина. С дрожью в коленях я ждал — вот-вот грянет гром…И гром действительно грянул. Это было первое предложение, которое я произнес на общем собрании и которое прошло единогласно."

   Но бессмысленно пересказывать и цитировать. Только читать, свято веря в нерушимость этого солнечного мира, населённого простыми и настоящими людьми.

"Я возвращаюсь в родное село, где меня, как восходящее светило, ждут не дождутся бабушка, Илико, Илларион и Мери. Я вернусь домой, заложу перед домом виноградник и спустя три года соберу первый урожай цоликаури. Я буду жить и работать в деревне, у меня будет дом, а во дворе — Мурада.

У меня будет моя Мери и двенадцать детей - одиннадцать сыновей и одна дочка - красивая синеглазая Цира. Я буду часто ездить в город и привозить моей жене и детям подарки и книги. И бабушке привезу подарки, такие подарки, что она будет плакать от радости. А ещё я привезу подарки Илико и Иллариону, такие подарки, что они не посмеют надо мной смеяться.

Я поеду к тете Марте и отвезу ей подарки от бабушки, и тетя Марта тоже заплачет от радости.А потом я поселю в моём доме всех - Илико, Иллариона, тётю Марту. Мы будем жить вместе. У меня будет много детей, внуков, правнуков. Нас будет много, очень много, целое село. А потом нас станет ещё больше, и весь мир будем мы. Мы никогда не умрём, мы будем жить вечно…"

   Так ведь и было всегда. И есть. Если задуматься. Если сесть и задуматься. Если сесть задуматься очень глубоко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий