Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 24 марта 2021 г.

Уж сколько раз твердили миру

   У моих ровесников в детстве, кроме двух обычных, кровных дедушек, были ещё два литературных: дедушка Корней и дедушка Крылов. И если первого я легко могу представить в кругу детей (встречи с читателями, костёр в Куоккале - десять шишек за вход), то второй... Обширный, расслабленный, отстранённый от всех... С другой стороны, а кто ещё, если речь идёт о школьном учебнике литературы? Пушкин, в лучшем случае, сойдёт за дядюшку, Лермонтов - и вовсе за старшего брата с мерзким характером, Гоголь сам в родственники не захочет... Мысленно прокручивая в памяти ряд портретов над классной доской, я решительно исключаю из числа своих потенциальных дедушек Некрасова. И Достоевского. И графа Толстого с колючим взглядом из-под кустистых бровей. Остаётся только Крылов, если без литературного дедушки совсем никак нельзя обойтись.

   Пусть себе мирно, уютно дремлет после неумеренного обеда на заседании общества "Беседы о русской словесности", где он почётный член и козырь. Да не потревожит храпом своим пыль времён. Не расслышит, как беснуется, желая немедленно изменить мир к лучшему, молодой яростный "Арзамас". Всё суета, всё пройдёт. А "Ворону и Лисицу" как учили в третьем классе, так и будут учить. Потому и дедушка.

   Он прожил странно долгую для русского писателя, безбедную и, в общем, благополучную жизнь. Не был счастлив в простом, житейском смысле? А этого никто не знает. Здесь наше дело - третий класс, "Ворону и Лисицу" учить. Так учить, что меня и ночью будить не надо, во сне всё скажу от слова до слова. Наша добрая учительница разрешала без морали, но я откуда-то знаю и мораль: "Уж сколько раз твердили миру, что лесть гнусна, вредна, а только всё не впрок..."

  Целая большая страница длинных строчек. Я не представляла, как Игорян это выучит. Стихов он бежит, и над таким ясным, светлым, мягким "Нивы сжаты, рощи голы" бился как рыба об лёд, и памяти его хватало ровно на пять секунд. При том что в дебрях правил полностью недоступной для моего разума настольной игры "Манчкин" он разобрался молниеносно, запомнил с первого взгляда всех персонажей и подперсонажей, и кто кому кем доводится. А глыба басни казалась неподъёмной.

   Но, к моему удивлению, Игорян довольно легко и быстро воспроизвёл сюжет про упавший сыр, а потом так же непринуждённо выучил заданные "Лисицу и виноград" и "Квартет". В чём дело? Я, кажется, догадалась.

   Мораль басни, эзопово иносказание легко объяснить даже ребёнку, он поймёт. Потому что эти житейские ситуации касаются абсолютно всех и происходят с нами каждый день: лестью можно выманить желаемое, поэтому следи за дыханием, чтобы не спёрло; толк от работы будет в том случае, если все в команде работают слаженно; если кто-то обесценивает чужие достижения - это означает лишь то, что он сам хотел бы дотянуться, но не смог. Перед глазами читателя ясная, чёткая картинка, разложенная на кадры: вот ворона взгромоздилась и призадумалась, вот лиса бежала. Вот причина, а вот следствие. Одно логически вытекает из другого.

   Совсем иное - загадочная лирическая метафора, таинственные переживания одного. Чувства, которые не сразу и заметишь за голыми рощами и сжатыми нивами. Пресловутое "настроение", которое к тому же не автора обуяло, а лирического героя, будь он неладен.

   Это похоже на музыкальный слух: кто-то закрывает глаза, всем телом припадая к роялю, трясёт головой, видит иные миры. А кто-то в это же самое время в зрительном зале прикрыл глаза по другой причине: вздремнуть, пользуясь случаем. Чистые и фальшивые ноты для него одно.

   Лирика вся про чувства. Ускользающие, переменчивые. Мир другого, который ты, по какой-то непонятной причине, на мгновение чувствуешь своим. А басни - это мудрость. С ними надёжно, крепко, как в доме с законопаченными на зиму окнами и подполом, полным припасов. Потому Крылов дедушкой и назначен. Он учит уму-разуму, не устаёт повторять базовые, прописные истины: про Стрекозу и Муравья, про Слона и Моську и - особенно часто - про Кукушку и Петуха. Уж сколько раз твердил...

  Но мы что-то с тех пор дальше пятёрки за усердно выученное наизусть не очень заметно продвинулись.

2 комментария:

  1. Ирина, приветствую! А Вы ведь верно заметили про литературных дедушек. Крылов - мудрый дедушка! Мой старший внук учил его басни легко, а вот со вторым пришлось объяснять непонятные для него слова. Интересно, если спросить, какая басня для них больше запомнилась и произвела впечатление...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Фёдоровна! Не зря второй дедушка, Корней Иванович, горячо рекомендовал для детского чтения басни Крылова. Да после Крылова басен вообще можно не писать, он создал совершенные образцы. Непонятные слова да, бич для современных детей; и непривычное построение фразы ("Что, ежели, сестрица, при красоте такой и петь ты мастерица..."). Но жизненность и актуальность этих текстов перевешивает, поэтому я думаю, что в обозримом будущем Крылов школьную программу не покинет.
      Спросила про басню, которая больше всех понравилась. Конечно, "Ворона и Лисица"! "На ель Ворона взгромоздясь,позавтракать было совсем уж собралась,да призадумалась..." Я сама всякий раз смеюсь, когда читаю эти строчки.

      Удалить