Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 16 апреля 2015 г.

Ты за Луну или за Солнце?

Все светила
   Один из каверзных вопросов моего детства, которым любили озадачивать старшие товарищи младших товарищей, так и звучал: "Ты за Луну или за Солнце?"
   Младший товарищ ничего не подозревает, просто во двор погулять вышел. У него новые гольфы натянуты до самых коленок и никуда ещё не уползли. В руках - большая картонная коробка с ценными для здоровья кукурузными палочками. Хрустеть - не перехрустеть.
А старший товарищ тут как тут.
 - Загадку хочешь?
 - Хочу!
 - А палочек дашь?
 - Не дам!
 - Жадина-говядина, солёный огурец, по полу валяется, никто тебя не ест!
 - На, только немножко.
Хрусть-хрусть.
 - А загадка?
 - Ты за Луну или за Солнце?
   Никакого подвоха младший товарищ ещё не чует. Поэтому отвечает как надо. Как отвечают в основном все здоровые, жизнерадостные дети, у которых в верхнем углу каждого рисунка обязательно светится неровный и очень яркий кружок - с лицом и лучами.
   Над домиком с крылечком, над грузовой машиной, над плечом от всей души нарисованной мамы - ярко-красный рот до ушей и на голове три волосинки.
 - За Солнце! - уверенно отвечает младший товарищ.
   Маленькие дети всегда выбирают Солнце. Потому что это день, это жизнь, это игры, и спать ещё не скоро. Потому что светло и хорошо видно, что ни в углу, ни за шкафом, ни под столом нет никого, кто схватит и утащит из родного дома в тёмный лес.
                                     Пусть всегда будет Солнце!
                                     Пусть всегда будет небо!
                                     Пусть всегда будет мама!
                                     Пусть всегда буду я!
Маленький мальчик сказал - и все подхватили.
   На вопрос, что ему больше нравится, Солнце или Луна, мой четырёхлетний сын ответил: "Солнце мне нравится больше, оно главнее. Вокруг него вращаются планеты".
И маленький товарищ ответит именно так:
 - Я за Солнце!
 - За пузатого японца! - очень довольный своей шуткой, крикнет старший.
Что такое японец в моём детстве? Да ещё и пузатый какой-то. Страшнее в сто раз, чем Баба Яга и Кощей Бессмертный.
 - Нет, я не за японца, не за пузатого! А если за Луну?
 - Тогда за Советскую страну!
   Это другое дело. И страна вокруг простиралась лунная-лунная. С громкими романтическими или героическими названиями, морями только на словах, но без воды, и тёмной стороной, на которой вообще никто никогда не был, и неизвестно, что там по правде происходит.
   В шесть лет мне тоже как факт больше нравилось Солнце, но правильный ответ я тоже знала твёрдо.
   По-настоящему я стала за Луну, когда ко мне пришла печаль. Впервые я ощутила её в 4 классе. Нам тогда было задание по литературе: выучить наизусть отрывок из "Сказки о мёртвой царевне и семи богатырях" А. С. Пушкина. Когда царевич Елисей ехал по свету, он спрашивал у окружающей природы: не видели мою невесту? не встречали? У Солнца спрашивал, у Месяца и у Ветра. Кто тебе больше нравится, такой отрывок и учи.
Я выучила про Месяц:
                     Тёмной ночки Елисей
                     Дождался в тоске своей.
                     Только месяц показался,
                     Он за ним с мольбой погнался.
                    «Месяц, месяц, мой дружок,
                     Позолоченный рожок!
                     Ты встаешь во тьме глубокой,
                     Круглолицый, светлоокий,
                     И, обычай твой любя,
                     Звёзды смотрят на тебя.
   И была уверена, что в классе выучат разнообразное. Каково же было моё удивление, когда выяснилось, что, кроме меня, лишь одна девочка выучила отрывок про Месяц, один мальчик - про Ветер, а все остальные - про Солнце. Они по очереди выходили к доске и начинали:
                    «Свет наш солнышко! Ты ходишь
                      Круглый год по небу, сводишь
                      Зиму с тёплою весной,
                      Всех нас видишь под собой.
                      Аль откажешь мне в ответе?
   Я почувствовала себя так, словно мы трое - за пузатого японца, и честно сейчас признались в этом, а весь класс - за Советскую страну. И главному направлению не изменял.
    Годам приблизительно к пятнадцати печаль поразила более-менее всех. Юность - лунное время. За кого ты, юность - за Пушкина или за Лермонтова? Конечно, за Лермонтова!
                     И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,
                     Такая пустая и глупая шутка... 
И разочаровавшийся во всём Печорин - идеал и образец для подражания. 
   Когда приходит молодость, Солнце снова появляется над горизонтом. Соловьи в ночи, меланхолия, чёрный пруд, где лилии цветут, где утопилась бедная Лиза, остались в аттестатах и дипломах. А любовь, оказывается, не всегда бывает несчастной.
   И вообще, не надо печалиться, вся жизнь впереди. Друзья, все подряд праздники, в гости на ночь глядя. Всё хочу, всё могу, всё вращается вокруг. Горячо, ещё горячее! Оказывается, и после тридцати всё ещё может быть.
   Зрелость - новый лунный свет. Всё ещё возможно, а надо ли? Зачем? Зачем всё вообще? Суета и лишние круговые движения. Возвести очи к небу в состоянии покоя и притягивать к себе океаны и моря.
   После зрелости - новейшее солнечное время. Ни пузатый японец не страшен, ни серый волк. И где-то очень рядом бродит младший товарищ в новых гольфах и полной коробкой кукурузных палочек.
   А когда круг замкнётся, станет ясно, что человек бесконечен, как Вселенная, наполненная Светилами. 

2 комментария:

  1. Похоже, дети (особенно сейчас) подходят к выбору отрывков из стихотворений, которые нужно учить, более прозаически.
    Они считают количество строчек, и выбирают, которые покороче...

    ОтветитьУдалить
  2. Да они приблизительно одинаковые по длине, эти три отрывка. Может, потому что Солнце первым стояло, его и выбрали все? А что сейчас выбирают покороче - это факт.

    ОтветитьУдалить