Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

пятница, 16 января 2015 г.

Про суп. Про харчо

 
   Впервые словосочетание "суп харчо" я услышала в фильме "Кавказская пленница". Это когда один из кунаков-воров спортсменки, студентки, комсомолки и просто красавицы Нины по кличке Балбес лежит под пледом прямо в тюбетейке, переваривая мясную пищу, и диктует другому вору-кунаку по кличке Трус отчёт для товарища Саахова:
 - Пиши с новой строчки: "Обед". Подчеркни. От супа отказалась (суп харчо). Три порции шашлыка - выбросила в пропасть. Теперь вино. Разбила две бутылки. Пиши три. Фрукты - апельсины.
   Признаться, я не сразу догадалась, что трио похитителей невесты само съело весь обед, предназначенный для Нины (она всё равно голодовку объявила, не пропадать же добру), ненавязчиво подкорректировав при этом количество порций.
А до того не сомневалась: Балбес диктует всю правду. Принесли Нине кастрюлю харчо - отказалась. Три шашлыка - выбросила в пропасть. А вообще-то хрупкой девушке ничего не стоило бы всё это съесть, запить тремя бутылками вина плюс ещё апельсины сверху.
   Потому что я уже видела, как Нина ест. И сомневаться в её задорном комсомольско-спортивном аппетите не приходилось. Сцена с песней "Если б я был султан" - лучшее тому доказательство. Балбес ставит перед Ниной огромный поднос с фруктами и лепёшками, и красавица студентка, потирая руки, с жадностью набрасывается на еду. Сначала она хватает толстую коричневую лепёшку, откусывает приличный кусок и тут же, без промедления, отправляет в рот что-то косточковое - сливу или абрикос. Достаёт косточку из набитого хлебом рта и тут же тянется за новым фруктом. Снова лепёшка, опять фрукт. И так на протяжении всей песни. Глаза горят, уста жуют.
   А когда, насытившись и обдумав заодно план побега, Нина идёт танцевать с кунаками, поднос остаётся совершенно пустым, с сиротливо лежащим на краю куском лепёшки. Ну, не с голодного же мыса она сбежала, в самом деле, чтобы тарелки вылизывать. Так, перекусила немного, размялась.
   Кто после этого будет сомневаться, что спортсменка и комсомолка, не моргнув глазом, справилась бы с тремя порциями шашлыка и тремя бутылками вина?
   Но отдыхающий после обеда Балбес в тюбетейке мне запомнился в первую очередь вовсе не тем, что сказал странное слово. Меня супы вообще в детстве не интересовали. Я заворожённо следила, как из-под пледа вылезает Балбесова рука и начинает скрести ступню в носке: шварк-шварк. Сама пробовала так сделать - не смогла дотянуться. Вот что меня тогда интересовало.
А первое (суп харчо) - это уже на второе.
   Теперь я припоминаю, что в столовой пионерского лагеря нам, кажется, подавали иногда что-то такое рисовое, с томатной пастой и луком. Но я всегда от него отказывалась, как Нина. Была бы рядом пропасть - выбросила бы не задумываясь. А дома у нас никогда ничего подобного не готовили.
   Может быть, я так никогда и не узнала бы про то, каким бывает харчо, если бы не случай. Я уже вовсю варила самые разные супы, любила их, верила им. Уже училась в первом классе моя дочка. И была у неё подруга - Камила Курзаева. Семья Камилы в каких-то неведомых мне местах покупала совершенно неведомые мне продукты питания, лакомства и приправы. В числе прочего - тонкие чёрные листы, похожие на что-то строительное (толь, кажется, это называется), кислоты необычайной. 
   С восточной щедростью Курзаевы угощали чёрным нас. Мама Камилы Рена объяснила, что это называется лаваш. Но не тот, которым в два слоя укутывают курочку-гриль, чтобы не простыла. Чёрный лаваш делают из кислой сливы - измельчают плоды в ступке, а потом сушат на противне. Его можно есть и просто так (витамин С в чистом виде), но вообще-то чёрная кислая бумага отлично идёт в суп-харчо. Можно, конечно, купить в магазине соус ткемали (томатный - ни в коем случае!) и тоже будет прекрасно. Но лаваш стоит попробовать.
   Я сразу вспомнила, как диктовал Балбес, и мне очень захотелось узнать, что же за суп такой отвергла украденная Нина. Тем более я обладала солидным обрывком бесценного лаваша.
Купила говядину-грудинку - 500 грамм.
Купила рис длиннозёрный непропаренный - 150-200 грамм.
Купила хмели-сунели и жгучий перец.
Орехи грецкие купила - 60 грамм.
И зелень - по списку.
А лук, чеснок и соль у меня и так были.
Мясо нарезала мелко и варила как следует - чтобы во рту таяло.
Рис прибавила и варила ещё минут 10.
Лук измельчённый обжаренный добавила, орехи измельчённые тоже.
   И вот, наконец, настал черёд чёрного лаваша. Тут мой суп потемнел и стал благородно-кисловатый. Осталось добавить хмели-сунели, соль, перец. давленый чеснок.
Через 5 минут было готово, можно посыпать зеленью. Но дальше петрушки я пойти не решилась. Я северный человек и привыкла к полутонам. Не для меня растут под солнцем базилик и кинза. Хмели-сунели измельчается и сушится тоже не для меня - его я положила в суп ровно половину от указанного в рецепте, и то с опаской. Не люблю приправы.
   Поэтому получился не эталон-харчо, но тоже хорошо. Не зря у Балбеса в кино был такой довольный вид.
   Скоро семейство Курзаевых уехало из нашего города. И чёрный лаваш на этом закончился. Сейчас довольно просто найти человека в любой части света и сказать ему: "Послушай, хочу сварить тот самый харчо. Где вы покупали эту чудесную липкую кислую сливовую бумагу?"
А ещё проще простого спросить у Интернета: купить в Новосибирске лаваш из алычи. Что-нибудь да скажет.
   Но я не спрашиваю почему-то. Наверное, я не хочу варить суп харчо. Он уже был один раз в моей тарелке - суп на подаренном лаваше, и второго такого не будет. Всё-таки не зря в нашей жизни довольно часто встречаются вещи, которые нельзя повторить. И вещи, которые нельзя купить, тоже не редки. Их-то и помним. 



2 комментария: