Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 18 июня 2015 г.

После отбоя


Эвелина Васильева. После отбоя
Спят ли дети?
   Наш день в пионерском лагере официально заканчивался пятым приёмом пищи.
Голос по радио приглашал все отряды в столовую - пить молоко. Молоко многие не любили. Но к нему ещё полагалась булочка, поэтому шли охотно. К вечеру дежурные у входа обычно уже теряли бдительность, мимо них можно было пронести в палату хоть целую тонну сдобы - чтобы потом без препятствий набирать вес. Только не демонстративно, с огоньком, задором и рапортом в стенгазете: "За 28 дней лагерной смены пионеры третьего отряда поправились на 97,5 килограммов." А тайно от вожатых и воспитателей, нарушая дисциплину крошками на простыне.
У нас уже не было так, как в фильме "Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён":
  - Третьякова плюс 120 грамм, Ширяев плюс 140 грамм, Ерёменко плюс 125 грамм. Второй отряд весь.
 -  Очень хорошо! Общий вес отряда 865 килограмм. Эдак они к концу смены за тонну перевалят.
   Уже никто из взрослых не стремился во что бы то ни стало прибавить несколько килограмм  к нашему и без того нормальному весу. Но пережитки остались - стакан молока и булочка напоследок.
   Едва мы успевали спрятать поглубже в тумбочку свой тайный перекус, голос из радио давал очередную команду:
                              На лагерь ночь спускается,
                              Ребятам спать пора.
                              Спокойной ночи, лагерь
                              До нового утра!
   Это значит - отбой. Кто сказал "спать"? После отбоя начиналось всё самое интересное.
И было оно пострашнее любого лишнего веса.
   Хорошие рассказчики встречались нечасто. Хороший рассказчик - всегда большая редкость, особенно среди детей. Ни содержание фильма толково пересказать не могут, ни впечатлением о книге или спектакле поделиться. Детей, которые не любят читать и не умеют интересно говорить, хватало и в те времена.
   Но главным достоинством вечерних незамысловатых текстов была отнюдь не художественная ценность. Тут другое. Работали на эмоциях.
Любая кухарка могла бы запросто рассказывать после отбоя.
   " Бабушка ловит такси и просит возить её по кладбищам. И вот последнее кладбище. Ночь. Бабка выходит с кладбища и несёт мешок, из которого торчит человеческая нога. "Бабушка, ты что - людей ешь?" "Да!" - зловеще хрипит и свистит рассказчица в полной тишине и темноте, неожиданно хватая за руку одну из слушательниц скрюченными пальцами.
   "Жертва" корчится от страха, а в особо тяжёлом случае - пронзительно визжит, потому что нервы у неё слабые, а воображения - хоть отбавляй.
   Все поспешно разлетаются по своим кроватям и замирают с закрытыми глазами. Дальнейшее известно. Через секунду распахнётся дверь и в проёме возникнет разъярённая вожатая: "Что происходит?! Что за крики?! Все спать немедленно!"
   И вот снова - летняя темнота со звёздами вперемешку. Две-три головы приподнимаются над подушками:"Ушла?"
   "Девочки, девочки, - шелестит чей-то слабый голос из угла. - К нам кто-то в окно заглядывает!" "Ай, мама! Я боюсь!" "Да тихо вы! Никого там нет."
И продолжение следует.
   "Я иду по чёрному-чёрному городу. Я прохожу по чёрной-чёрной улице. Я вхожу в чёрный-чёрный дом. Я иду по чёрной-чёрной лестнице. Я вхожу в чёрную-чёрную дверь. Я появляюсь в чёрной-чёрной комнате. Я подхожу к чёрному-чёрному столу. На чёрном-чёрном столе стоит чёрный-чёрный гроб. В чёрном-чёрном гробу лежит чёрный-чёрный скелет. Скелет кричит: "Отдай моё сердце!"
Потом засыпали, натянув одеяло на голову.
   Однажды в журнале "Пионер", который выписывали все поголовно, появилась повесть Э. Успенского "Красная рука, чёрная простыня, зелёные пальцы".
   Как правило, самые интересные повести и рассказы располагались в середине или в конце журнала. То, что в начале, обычно поспешно пролистывалось: о юном революционере Павлике Андрееве, о маленьком борце за мир Луисе (фамилию не помню), о младшей сестре Ленина Маняше, о том, как командир Аркадий Гайдар победил банду Соловьёва, засевшую в тайге... Нет, нет, скорее в середину!
   "Красная рука" располагалась где-то в конце, но ей это не помогло. На мой взгляд, получилось совсем неудачно. Явно не лучшее произведение Э. Успенского. Потому что никогда и ни за что невозможно сделать художественной прозой то, что рассказывается испуганным шепотком в фанерном домике, набитом пионерами младшего и среднего возраста.  То, что приберегла на после молока девочка с бойким и решительным характером, которая за всю свою жизнь не прочитала ничего, кроме "Букваря" и никогда не мучается проклятыми вопросами.
   "Мама купила девочке красные туфли. Девочка надела их. Но перед тем, как она надела их, мама сказала: "Не надевай их". Девочка надела. Мама пришла без одной ноги. Потом дочка опять их надела, когда мама опять сказала, чтоб она не надевала. Мама пришла без второй ноги. Потом мама пришла без туловища. А на следующую ночь, когда мама совсем исчезла, дочка пошла в них на улицу и увидела маму. Это был призрак. И призрак убил эту девочку".
Истории, которые передаются из уст в уста - только так.
   "Мама ушла на работу и сказала своей дочери, чтоб она ничего не включала. Только мама закрыла дверь, девочка сразу же включила радио. Вдруг по радио сказали: "Девочка, я - гроб на колёсиках, скажи мне, где твоя улица?" Девочка испугалась и выключила радио. Через некоторое время девочка включила телевизор. Вдруг по телевизору сказали: "Девочка, скажи мне, где твой дом". Девочке снова стало страшно, и она выключила телевизор. Девочка долго ждала маму, но мамы не было и не было. Девочке стало скучно, и она включила магнитофон. Вдруг раздался голос: "Девочка, открой дверь". Девочка открыла дверь. Это был гроб на колёсиках, и он убил девочку."
   Непостижимо, но мы всё равно, оставшись одни дома, продолжали включать радио и телевизор. Даже с любопытством каким-то: а вдруг скажет?
   Пусть вожатые, воспитатели и профессиональные писатели держатся от этого подальше. Потому что они взрослые, они могут защитить от страха. Но нам пока это не нужно.
   "Лейтенант Колечкин узнал, что в кинотеатре раздвигается стена и оттуда вылезает Чёрная рука. Она дотрагивается до человека, и человек умирает. В конце сеанса, когда люди уходят, человек проваливается в дыру. Лейтенант Колечкин занял место бесплатно. Когда сеанс закончился, он увидел, что стена раздвигается и ползёт электронная рука. Она дотрагивается до человека. Лейтенант Колечкин взял свою роту, они разобрали руку. Потом они увидели, что от руки ведут провода, они уходят под землю. Они взяли лопаты и стали копать. Вдруг Колечкин наткнулся на железку и понял, что здесь люк. Они пошли в подземный ход. Подземный ход был узкий, и солдаты ползли. Один умер. Когда они проползли, то вошли в пещеру и там был дом. Двое стали у дома и ворвались. Лейтенант услышал грохот посуды. Оттуда вышла старуха. Они стали её допрашивать, но она ничего не сказала."
Вот так-то! Ничего не сказала, как Коля Герасимов.
Нам выпал счастливый, но трудный билет - мы века двадцатого дети.
   Спрашивала представителей нового поколения, но они ничего не слышали ни о Красной руке, ни о Чёрной простыне. У них своё страшное - дивиргент всякий, инсургент ... А ещё история из интернета о том, как мальчик, желающий эффектно сфотографироваться и тут же выложить, забрался на бетонные блоки и взялся за оголённый провод. И теперь чиновники от образования предлагают ввести в программу новый предмет - "Основы безопасного селфи".
   У них такое своё страшное, что нам и не снилось. Когда мы засыпали наконец после отбоя, не спеша переваривая качественное пятиразовое питание.

7 комментариев:

  1. Надо поинтересоваться дивергентами.
    Черные руки пугали, и черные шторы-душители, и черные пиковые дамы, которых мы безуспешно вызывали под руководством одной "знающей девочки".

    ОтветитьУдалить
  2. "Дивергент" - популярный нынче среди подростков роман-антиутопия и снятый по нему фильм.
    О, пиковая дама - святое дело. Ещё, помнится, гномика какого-то вызывали, нитки натягивали между кроватями. Никто к нам, естественно, не пришёл. Но сам процесс!

    ОтветитьУдалить
  3. А я же уже собиралась эту антиутопию читать, забыла!
    Надо все-таки прочитать или фильм посмотреть.
    Процессы увлекали, скуки не было.

    ОтветитьУдалить
  4. Спранно, а нам кифир давали. А про пирожек с пальцем внутри вы слышали?

    ОтветитьУдалить
  5. Нам давали почему-то молоко, я очень хорошо помню. Хотя, кефир, конечно, логичнее.
    Ну кто же не слышал про палец и пирожок! Один из основных сюжетов!

    ОтветитьУдалить
  6. А когда я работала в лагере в 1999 и 2000, нам давали снежок)) И таким он был сладким, что хотелось хоть раз для разнообразия кислого кефира.. но нет... по плану был снежок))

    ОтветитьУдалить
  7. Да уж, целый месяц снежок по вечерам - это на любителя. Простой кефир приедается гораздо меньше. Интересно, кто составляет меню для детских лагерей?

    ОтветитьУдалить