Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 29 июня 2021 г.

У дяди


   Совсем уж мало кому известный и мало кому интересный музей. Для нас он стал самым любимым. И день запомнился - мягкий, ненастный, не нашего века. День, вопросительный с утра: набросить ли  длинные рукава сверху? Пожалуй, набросить. Но тот, кто делать этого не стал, тоже не ошибся. День, подходящий для деревянного дома.

   Музей-квартира Василия Львовича Пушкина на Старой Басманной. Дяди. Да, вот так. Для полного счастья нам только дяди и не хватало.

   "Василий Львович, чувствуя, что сейчас милые женщины и сам Гомер-Херасков улыбнутся, читал далее своё буриме:

                       ...Что наша жизнь? - роман,
                       Что наша смерть? - туман,
                       А лучше что всего? Бифштекс и лабардан.
                       А если я умру, то труп мой хищный вран
                       Как хочет, так и ест..."

Невозможно было к такому дяде да не сходить.

 - Здесь уютно, - сказал Игорян.

   И это первое, что чувствуется. Дядя устроился превосходно. В кабинете у него книги, книги; кушетка за ширмой; кресла, в которых кто только не сиживал. Рядом камердинерская с умывальником, мебелью красного дерева, небольшим, но добротным столиком: камердинер Василия Львовича Игнатий Хитров тоже писал стихи. Возможно, что и самовар в той квартире тоже пыхтел стихами.


   Здесь собирались члены литературного общества "Арзамас". Молодые, прогрессивные, которым было дело до стихов даже глубоко за полночь. Они спорили и смеялись, играли в буриме и сочиняли друг на друга едкие эпиграммы. Они не сомневались, что всё это имеет значение. А после ужин, гусь, и шампанское явилось.











   На антресолях была у Василия Львовича комната гостя. Вдруг племянник засидится? Не укладывать же племянника на диване в гостиной или тем паче в зале? Это есть скандал и моветон. Изволь подняться, племянник, по скрипучей лестнице; вот бюро тебе, на случай внезапного вдохновения, а вот кушетка с расшитым покрывалом. А если потребуется что-то, дёрни сонетку, и явится тотчас Игнатий Хромов, бормоча про себя пламенные камергерские строки.

А в кабинете дядя бормочет, не в силах уснуть.

И бормочет самовар, медленно остывая...

1 комментарий:

  1. Ирина, с удовольствием прочитала все Ваши "московские" посты. С особым чувством - то, что в них было о Пушкине. И сейчас не смогла удержаться от высказывания. Ай-яй, очень стыдно, но про такой дивный музей не знала! Оказывается, я из тех, кому малоизвестно, но зато не из тех, кому малоинтересно. Спасибо за всё, что Вы написали о своих путешествиях по столице! Это те впечатления и мысли, что близки моему сердцу.

    ОтветитьУдалить