Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 8 сентября 2016 г.

Осенило

Новое время листьев
   Однажды в древности мне пришло в голову: осень и осенило - это однокоренные слова. Потом жизнь неоднократно подтверждала правильность моей догадки. Пушкина, например, очень часто осеняло именно осенью. И даже Болдинской осенью осеняло Александра Сергеевича.
   Меня тоже постепенно стало осенью осенять. Однажды я шла на первом курсе к автобусной остановке и легко сочинила, глядя на небо и берёзы:
                       И сентябрь, как всегда, без спросу
                       Просочился в дверную щёлку...
                       Вышивает золотом осень
                       По голубому шёлку.
                       Ветер почти не дышит,
                       Слившись в полёте с птицей.
                       Нужно как можно тише
                       Вниз опустить ресницы...
   В этом году у нас было очень ливневое лето (сказали, что самое тёплое и влажное за последние сто лет), поэтому вся зелень к началу сентября выглядела гораздо моложе своего возраста. А потом всего неделя прошла - и уже не скроешь паспортные данные. Это осень, хоть и тепло, как сто лет назад, и в парке по этому случаю не найти свободной скамейки. Поэтому, сидя прямо на больших камнях, пью из бутылки клюквенно-брусничный морс.
   Потом идём дальше. Самый первый факт обо мне мог бы звучать примерно так: "Наконец-то лето прошло, - думала она, с удовольствием отмечая в берёзовой кроне очередную жёлтую прядь. - Наконец-то ночи как следует темны!"
   Вторым фактом неизменно следуют круговые вращения указательным пальцем у виска всех моих родных и друзей. А мне нравится. Меня как-то осеняет именно в это время.
   Игоряна в эту осень осеняет загадками. Он их сам придумывает в большом количестве, и немедленно загадывает мне.
   "Одновременно движется и стоит на месте - что это?" - и смотрит неподкупно, как Голлум на мистера Бэггинса.
   "Ну... - возвожу я глаза к синему небу, к начинающим золотым берёзам. - Может быть, это время?" (Сама уже догадываюсь, что ответ неправильный. Моего сына интересует всё преимущественно жизнерадостное, а не философия и всякая такая муть.)
   "Не угадала! - торжествует Игорян. - Это ковёр, из которого на улице выбивают пыль!"
Да, хорошо всё-таки, что я в этот момент не мистер Бэггинс.
   В начинающем осеннем мире где-то ходит по своим новым орбитам моя дочь. Придёт она совсем неожиданно и с подругой. Они по пути уже что-то съели, им некогда, обедать не будут (от гордости моей, от кабачкового супа-пюре отказываются!), быстро пьют компот из слив и уходят на вокзал - рисовать людей. Не задали, а сами.
Надо обязательно рисовать людей, особенно если внезапно осенило.
   А я пойду сладостно разбираться в старых бумагах. Многие из них пожелтели, совсем как осенние листья. Например, вот этот блокнот из пятого класса, исписанный на первой странице всем самым значимым за год.
30.04. - получила письмо из Польши;
10.05. - получила письмо из Чехословакии;
28.07. - началось кино "Робин Гуд";
04.08. - кончилось кино "Робин Гуд";
25.10. - ходила в ТЮЗ;
16.05. - не было ботаники;
20.05. - сдали учебники.
   И всё. Можно спокойно ждать, когда снова покажут фильм про Робин Гуда. Какое плотное тогда было время, какое компактное, какое однозначное...
   А теперь меня осенило, что каждый день самый главный и значимый - главный камень в парке, на котором сижу в главных джинсах всей моей жизни, глотая прямо из бутылки самый главный клюквенно-брусничный морс. И нет у меня правильного ответа на главную загадку главного пятилетнего человека.


Комментариев нет:

Отправить комментарий