Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 13 октября 2014 г.

Те самые соседи


Эвелина Васильева. Немецкие соседи
Добрые соседи
   В нашем доме на каждом этаже всего две квартиры. Соседи наперечёт. Поэтому я помню всех. Сначала у нас за стеной поселилась монгольская семья с непроницаемыми лицами. Время от времени мы встречались на лестнице: представительный монгольский папа в галстуке, хозяйственная монгольская мама и дети - мне казалось, что всегда разные. То мальчик, то девочка.
  Весь подъезд - от первого до пятого этажа - в любое время года и суток благоухал национальной монгольской едой. Запах незнакомый, странный, пряный и всегда одинаковый. Знающие люди объяснили мне: так может пахнуть курдючный жир и приправы к нему.
Вскоре монголы очень тихо и деликатно съехали, национальный запах съехал тоже. Освободившееся место заняли немцы. Оказалось, что квартира съёмная, и хозяйка предпочитает сдавать её иностранцам.
   Наши новые соседи, как мы узнали со временем, приехали в Новосибирск работать по контракту в немецком консульстве. Звали их Урсула и Йорк. А фамилия их была Хайнц.
Сначала к нам  во двор въехала громадная фура, на борту которой красовалось: "Hamburg". Потом появились рабочие в одинаковых синих комбинезонах и принялись споро поднимать на второй этаж разнообразное имущество. При этом они как-то ухитрились не оставить на стенах подъезда ни единой царапины. Может быть, квартира сдавалась без мебели, без техники? Или её было недостаточно? Во всяком случае блендера и посудомоечной машины не хватало наверняка. Выйдя на площадку, мы увидели очень красивый, круглый и белый, обеденный стол. Он терпеливо ждал, когда его занесут в квартиру и никому не мешал. Перед нами извинились за беспокойство...
   Сделав своё дело, рабочие исчезли, забрав с собой весь мусор, который остался на лестнице после переноски мебели. Это был первый удар. Не успели мы от него оправиться, как буквально через несколько дней последовал второй.
   Йорк и Урсула родились и выросли в ГДР, поэтому в школе, конечно же, учили русский язык. Урсула говорила очень хорошо, почти без акцента, а Йорк - совсем никак, только лучезарно улыбался. Наверное, он был двоечник. И тем не менее с помощью супруги счёл нужным предупредить нас: "Знаете, я люблю вечерами смотреть видео. У нас домашний кинотеатр - очень мощные колонки. Не беспокоят ли громкие звуки, ведь у вас маленький ребёнок?.."
   А наш маленький ребёнок в те далёкие времена любил устраивать бесплатные внеплановые концерты, преимущественно вечером и ночью. До нас-то с немецкой половины никогда не доносилось ни звука, а вот про наших соседей точно сказать не могу. Надеюсь, что мощные колонки им всё же в нужный момент помогли.
Мы смущённо сказали Йорку: что вы, что вы, аллес гут. И стали жить дружно.
   Наши новые соседи курили прямо в квартире, заказывали на дом огромные упаковки с "Колой" и ходили по лестнице в белых носках.На кнопку дверного звонка они приклеили маленькую бумажку с микроскопическими буковками: "Hier klingeln" (звонить здесь). Красивая пара. Он - кудрявый усатый блондин, она - миниатюрная брюнетка.
   В конце зимы все ЖЭУ нашего города проводят мероприятие под названием "Сбрасывание снега и льда с крыш многоквартирных домов". Вещь в Сибири безусловно необходимая, особенно если зима была снежной. Это чтобы в марте подтаявшие глыбы не валились без предупреждения на головы и машины прохожих.
   Сейчас как-то стараются проворачивать эту операцию быстро и по возможности аккуратно: сбросили-сгребли-увезли, обычно в утренние и дневные часы, когда большинство граждан на работе. Но в те дикие времена начала двухтысячных всё было иначе. В один из дней после обеда пришли рабочие, побросали во двор снег и лёд, а как только пробило пять, собрали инструмент и ушли праздновать пятницу. Дверь нашего подъезда оказалась заваленной ровно до середины.
   Через некоторое время вернулся домой Йорк. Дёргает дверь. Она, естественно, не шелохнётся. Что делать? Он дёргает ещё раз. Результат тот же. Йорк звонит Урсуле, которая находится в квартире, просит её спуститься и попытаться открыть дверь изнутри, навалившись на неё всем своим хрупким телом. Но Урсула не может сдвинуть с места центнер снега, хоть, без сомнения, очень любит мужа.
   Что делать? Не думаю, что ребята были в шоке. Всё-таки они прожили в России уже достаточное время. Они ведь не стали немедленно звонить в службу спасения, а попытались решить проблему самостоятельно. Но она не решалась.
   В этот момент с работы возвращается мой муж. Мгновенно оценив ситуацию, он, не моргнув глазом, идёт в магазин бытовой техники, расположенный на первом этаже нашего дома. Через минуту возвращается с огромной лопатой для снега, а ещё через пять минут разбрасывает гору по сторонам. Путь свободен. Супруги Хайнц наконец-то воссоединились!
   Мы думали, что на этом вся история закончилась. Но мы ошиблись. Прошло время, растаял снег. И вот в один из субботних вечеров в нашу дверь позвонили. На пороге стояли Урсула и Йорк. Йорк кланялся и улыбался, а Урсула, тоже с улыбкой, вручила нам красивую бумагу - приглашение в кафе "Труба" на вечеринку, организованную немецким консульством по случаю начала пасхальных каникул. Будем очень рады вас видеть тогда-то и тогда-то.
... Весь вечер играл джаз и рок-н-ролл - живая музыка. "Обычно он не танцует, - говорила Урсула про Йорка, - но сегодня его не узнать." Йорк уверял (через Урсулу), что ему очень нравится в Сибири, и люди здесь такие сердечные, и зимой он ни капельки не замёрз.
А когда Урсула представляла нас своим коллегам, они восклицали как один: "О! Тот самый Алексей, который спас Йорка из беды!" "Да, - отвечал мой супруг, - но мне ведь тоже нужно было попасть к себе домой." И коллеги понимающе хохотали.
   Потом они уехали. Много воды утекло с тех пор. Квартира перестала быть съёмной. Её продали. Потом ещё раз продали. Два раза у нас за стеной грохотал ремонт - один деликатный и один большой. Рабочие ходили туда-сюда, щедро засыпая лестницу песком и цементом. Они обшарпали стены и сломали дверь подъезда. А маленькая гордая бумажка "Звонить здесь" висела на дверном звонке ещё несколько лет.
   В соседней квартире селились по очереди хорошие и очень приличные люди: пожилой профессор с супругой; молодая пара, у которой родились один за другим двое детей.
Но больше всех запомнились те - наши немцы. Где вы теперь, Урсула и Йорк Хайнц? В каких краях? Вспоминаете ли Новосибирск? А у нас всё по-прежнему: снова маленький ребёнок, и так же в конце зимы сбрасывают снег с крыш, и в богемной "Трубе" играет маленький оркестр рок-н-ролл и джаз.


Комментариев нет:

Отправить комментарий