Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 10 января 2019 г.

"Серебряные коньки"

   Впервые это название мелькнуло в списке внеклассного чтения для средней школы: Мери Мейп Додж "Серебряные коньки". В то время коньки играли в моей жизни важную роль, и хотелось узнать подробнее про серебряные; но встреча с книгой так и не состоялась. Наверное, единственный библиотечный экземпляр вечно был на руках - тогда и на литературном катке, и на дворовом было не протолкнуться.
   А много лет спустя в маленьком букинисте я купила совершенно свободно, купила по цене одного проезда в метро тёмную книгу, страницы которой говорили о том, что во время еды её уж точно никто не читал. Или ел что-то очень культурное.
   Я купила тёмную книгу, не имея понятия, о чём это? где это? когда это? Купила потому, что коньки звенели во мне ещё довольно ощутимо, и резали звучно лёд.
   Я пробежала её на одном дыхании, пролетела в одно мгновение - от первой главы "Ханс и Гретель" и до самого заключения. Я ведь до той поры ничего и не знала про Голландию: только сыр да тюльпаны, да Пётр Первый, берущий мастер-класс по кораблестроению, да ветряные мельницы без счёта, да Питер Брейгель Старший - много-много человечков и маленьких заснеженных домиков...

   Я увидела Голландию почти двести лет назад. Зимой там все поголовно на коньках, ещё больше, чем у нас - бегут, летят по замёрзшим каналам старые и малые, богатые и бедные, знатные и простые. Везде и всюду на коньках - ногами и под парусами. А старую хозяйку повезёт по льду в специальном удобном кресле слуга - тоже на коньках. Положит грелку к хозяйкиным ногам - и хоть на край света, который здесь видно из-под ладони. Мир, в котором корабли ходят выше аистовых гнёзд, а имена неспешны и протяжны.
 - Карл Схуммель! Ты здесь?
 - Йа!
 - Якоб Поот!
 - Йа!
 - Ламберт ван Моунен!
 - Йа!
 - Воостенвальберт Схиммельпеннинк.
Ответа нет. Ничего, через час всё равно будем в Хаарлеме.
   Как приспособился в том мире царь Пётр с его взрывным темпераментом, с гуляющими по лицу желваками? Наверное, выпрямлялся во весь свой двухметровый рост и смотрел на море, простирающееся над флюгерами и крышами. И думал, что он корабль.
   Коньки, холод, лёд... А совершенно не как у нас. Старинно, миниатюрно, натёрто до блеска. Имбирная коврижка поглощается с аппетитом вслед за селёдками, винегретом, анисовым хлебом и кислой капустой. От Амстердама до Гааги мальчики добегут на коньках за два дня, а по пути будут заходить во все музей, картинные галереи и рассказывать друг другу исторические факты.
   И много будет ещё сказочного в той истории - дружбы, благородства, невероятных и счастливых совпадений. Бедная гусятница Гретель выиграет конькобежные состязания и получит главный приз - серебряные коньки. А вероломного Янзоона Кольпа не допустят к соревнованиям, потому что он убил аиста и воровал яйца из птичьих гнёзд, а в Голландии это уголовное преступление. В Голландии почти двести лет назад. А сейчас? Замерзают ли там каналы зимой? Звенят ли серебряные коньки?
   В эту зиму я вновь вспомнила про книгу Мери Мейп Додж. И опять пробежала её, пролетела в одно мгновение сквозь всю эту таинственную, как на блюде лежащую среди северных волн страну. От Амстердама до Гааги; невзирая на Воостенвальберта Схиммельпеннинка. Твёрдо зная, что в конце всё будет так хорошо, как быть не может. Как только и может, как и должно быть.

4 комментария:

  1. Точно такая же книжка у меня была.
    И придыхание тоже)

    ОтветитьУдалить
  2. Как я любила эту книжку в детстве! Такой уютный мир в неё создан! Помню как я мечтала, чтобы у нас улицы замерзли и можно было бы на коньках и в школу, и в магазин. У меня другое издание - в мягкой обложке, из 90ых.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, очень уютный и миниатюрный. И добрый, как сказка. Никаких сомнений не возникает, что отец Ханса и Гретель выздоровеет, что доктор найдёт своего сына, что утраченная тысяча гульденов вернётся, а серебряные коньки получат самые достойные. И все хорошие люди будут счастливы. На редкость добрая книга. Она рассказывает о том, как должно быть.

      Удалить