Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

воскресенье, 29 апреля 2018 г.

Иллюзия природы

    - Пёсокафе! - прочитал Игорян. - Наверное, в этом кафе обедают псы. Псы и собаки. Вот какие иллюзии делает природа!
   Природа делает ещё и не такие иллюзии. Мы прошли мимо и не успели посмотреть, есть ли на дверях Пёсокафе специальный знак: вход с хозяевами строго запрещён.
 - Сидеть! - властно говорит своей хозяйке шпиц, оставляет её по ту сторону заведения, уверенно проходит в уютный светлый вестибюль, вытирает о специальный коврик свои модные ботинки, приглаживает перед зеркалом густую и ухоженную рыжую шевелюру. Красивый, умный, в меру упитанный шпиц в самом расцвете лет.
 - Здравствуйте! - с улыбкой приветствует посетителя сотрудница Пёсокафе. - Вас ожидают?
 - Да! - с достоинством отвечает шпиц и устремляется в зал, прямиком к столику на двоих, за которым изящно и лениво ковыряется в элитном фитнесс-корме миниатюрная моська с тонкими кривыми ножками, красивая и злая.
   Шпиц садится напротив, ослабляет тугой ошейник, небрежно лает свой заказ: двойной бульон с косточкой. Моська не понимает, сильна она сегодня или не сильна, и от этого ещё больше злится, но вида не подаёт. Ковыряет изящной лапкой нежирный корм, обогащённый пёсоминералами и пёсовитаминами. Волнуется и злится: почему он не лает о самом главном? Почему он сегодня настолько другой породы?
 -Вам повторить бульон с косточкой? - спрашивает внимательный официант.
 - Да, пожалуй. И косточку дайте мозговую.
   Моська напротив незаметно закатывает глаза, нервно поправляет браслет на передней лапке, ковыряет свой совсем уже не жирный корм, из которого постепенно разбегаются последние пёсовитамины.
   - Я на минутку! - и уходит поправлять голову перед зеркалом в дамской комнате, подкрашивает губы, досадливо щёлкает острыми белыми клыками. Семенит обратно так, чтобы все на неё смотрели.
Но шпиц съел уже весь мозг без остатка - и молчит о главном.
   За окнами вечереет, в Пёсокафе постепенно настаёт живая музыка; и все, кто здесь разговаривал, перестают слышать друг друга, и замолкают на полуслове. Официанты уносят половинки слов вместе с пустыми тарелками, смятыми салфетками, чаевыми монетами и купюрами.
   Живая музыка играет старинный и верный, как друг человека, собачий вальс.
 - Вы позволите?
 - Конечно, дорогой!
О, да! Я дорогой! А Вы дорогая? Я очень, очень дорогая!
 - У нас родословная! - говорит за дверью Пёсокафе хозяйка моськи хозяйке шпица. - Мы ведём свой род от знаменитой моськи Крылова, которая знать сильна, что лает на слона.
 - А нашего первого прадедушку, - не сдаётся хозяйка шпица, - сам Пушкин упомянул в "Евгении Онегине":
                       У Пелагеи Николавны
                       Всё тот же друг мосьё Финмуш,
                       Всё тот же шпиц, и тот же муж...
А там, за дверью тоже две совершенно разные породы никак не могут найти общий лай.
   Но кто-то ведь они есть друг другу? Чутко прислушиваются, идут по следу, поддаются дрессировке, верно ждут и смотрят умными глазами... Хотят, чтобы никогда не заканчивался этот собачий вальс.
   И пока я так думала, в Пёсокафе зашла, взявшись за руки, пара не одной породы - в кроссовках и подвёрнутых джинсах, с рюкзачками и тридцатью пятью на двоих годами. Самая большая иллюзия природы прямо посреди большого города.             
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий