Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

пятница, 20 октября 2017 г.

Тем больше его Ш

   Перечитывать любимые книги становится всё интереснее. Они очень хорошо рассказывают о том, как Игорян растёт. О себе тоже кое-что новое узнаю. Каждый раз любимая книга восходит, как солнце - на вид вроде бы то же самое, а на самом деле каждый раз новое, ведь сколько-то гелия на нём сгорело за ночь, ведь во что-то эта энергия перешла?
   Новое солнце про Урфина Джюса и его деревянных солдат взошло как всегда внезапно: давай почитаем! Ну, давай. А день уже другой, и мы в этом дне другие.
 - Получается, что Урфин Джюс делал солдатам деревянные языки во рту? - спросил Игорян.
 - Нет, здесь сказано, что он вырезал им свирепое выражение лица. Никаких языков не было.
 - А как же они тогда разговаривали?
За всё своё детство я прочитала историю про столяра-оживителя не менее сотни раз, но никогда у меня не возникало такого вопроса. А в самом деле, как они говорили без языков?
 - Наверное, по тому же принципу, как Страшила, - объяснил Игорян. - Он ведь тоже разговаривал нарисованным ртом. Коробочка с языком находится у нас в голове. Чтобы открыть эту коробочку, нужен ключ. Чем больше языков знает человек, тем больше у него ключей.
   Вот я десять лет учила в школе свой родной язык, да? Учила на начальном и среднем уровне - слоги, ударение, фонетический состав, приставка, суффикс... Потом пять лет учила на уровне высшем - модус, диктум, пропозиция, актуальные проблемы лингвистики... Но никто ни разу не сказал мне, что на самом деле язык - это коробочка в моей голове, а рот вообще можно не открывать. Главное, чтобы ключ подошёл.
 - В коробочке языка дуболомов нет отверстия для ключа, - сказал Игорян. - Одна только буква Ш у них в коробочке. Ведь их язык - это шелест ветра в листве, вот такой!
Игорян набрал полную грудь воздуха и легко перешёл на язык дуболомов.
 - Чем больше статус дуболома, тем больше его Ш: у генерала Лана Пирота - 12, у капрала - 9, у солдата - 6.
   Очень захотелось спросить: "А сколько у меня?" Но нельзя ронять свой авторитет в глазах подрастающего поколения.
 - Расскажи, какая у людей коробочка языка, - поросила я Игоряна.
 - Все слова хранятся в этой коробочке, в крепко завязанном мешке, - объяснил Игорян. - Завязанный мешок означает молчание. Когда мы начинаем говорить, мешок развязывается, и слова встают в очередь на трон. Когда слово сидит на троне, мы его говорим. Это слово-царь. То слово, которое мы сейчас говорим - главное. Царём может стать каждое слово. Если человек говорит хорошие слова, возле трона образуются красивые постройки, а если плохие - болота и дремучий лес с бабой Ягой. То, что образуется возле трона, означает характер человека. Если на троне оказываются стихи, они обучают стихам другие слова.
Оказывается, вон как. Оказывается, я сама выбираю, кого посадить на трон.
   И всё-таки хотелось бы знать, какое у меня Ш, сколько шелеста ветра удалось мне произвести за всю жизнь.
 - Игорян! - взмолилась я. - А про все остальные буквы что-нибудь такое расскажешь?
 - Ладно! - ответил Игорян. - Ты скудно помнишь, что там?
Очень скудно, клянусь! Все ключи потеряла. Не знаю, что образовалось возле моего трона.

Комментариев нет:

Отправить комментарий