Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 31 октября 2017 г.

Креативный Пушкин

   Вот уже несколько месяцев подряд мой выбор продуктов в универсаме озвучен одной и той же рекламой - бодрый голос интересуется откуда-то с потолка: "Вы молоды, активны, амбициозны, креативны?" Если да, идите к нам в команду и становитесь успешным менеджером по продажам.
   И так день за днём, неделя за неделей. Видимо, команда до сих пор не укомплектована - мало кто обладает полным пакетом качеств, необходимых успешному менеджеру. Пока становился амбициозным, молодость прошла. Активным так и вовсе никогда не был. И что такое креатив? Творчество? Тогда почему ни одна реклама не спросит нас бодрым голосом: "Вы молодой и амбициозный творец?" Почему ни одно объявление не сделает запрос прямо с фонарного столба: "Рекламному агентству срочно требуется создатель слоганов"? Почему говорят "творческая личность", но почему говорят "креативщик"?
   И когда я слышу в том же магазине другую рекламу-напев: "Кетчуп, кетчуп, кетчуп от "Персоны" ай, вкусно очень добавить в макароны! Ай кетчуп, ай кетчуп, кетчуп от "Персоны!" (надо сказать, напев довольно привязчивый), я никогда не сомневаюсь - творчество передо мной или чистый креатив.
   Потому что у каждого носителя русского языка в подсознание прочно заложена теория трёх штилей; единство и борьба высокого с низким управляют языковой личностью. Всякому ясно, что "с высокой думой на челе" и "морщить репу" дышат одним и тем же кислородом, но при этом живут на противоположных полюсах, на разных сторонах одной медали. Что закатить глаза можно, а вот очи - затруднительно. Зато их можно потупить долу или возвести горе, а попробуйте потупить моргала и тем более их возвести? Разве что в энную степень глупости.

   Так и с понятиями, определяющими внутренний состав человека, смысл его души. Ещё не так давно разница между грустью и тоской была очевидна. Сейчас люди стараются жить проще, соединяют два в одном. Как раз из этого флакона весьма популярная в наше время мысль, что никто никому ничего не должен. Не обязан, вы хотите сказать? Действительно, никто не обязан делиться своим личным имуществом в песочнице, бесплатно работать или отчитываться о каждом своём шаге в телефонную трубку. Но долг - это совсем другое. Это не обязанность, а то, что имеет отношение к осмысленной жизни.
   Видимо, интуитивное чувство одной атмосферы, но двух полюсов удерживает рекламный голос от того, чтобы спросить: "Вы молоды, амбициозны, вы творческая личность?" Потому что рекламному голосу нужен креатив.
   Творчество ещё неизвестно как сработает, и сработает ли вообще. Его нельзя просчитать заранее. Творчество - это нечто тайное, которое совсем не обязательно станет явным. Творчество - это строчки с кровью, которые убивают - нахлынут горлом и убьют. В то время как креатив совершенно безопасен для жизни. То есть строчки про кетчуп тоже могут убить, но совсем в другом смысле. А если горлом что-то и нахлынет, то это будет совершенно другой стиль.
   Я снова подумала о творчестве и креативе, когда моя дочь предложила мне справиться с олимпиадным заданием по литературе для 9 класса. На мой взгляд и вкус, задание исключительно креативное. К предложенным картинкам нужно было подобрать подходящую цитату из романа "Евгений Онегин".
   Тут, креативщики, конечно, погорячились и явно превысили свой креатив. Чтобы цитировать произведение, его нужно как минимум несколько раз прочесть, как максимум - пережить, передумать, отдельные места облюбовать и запечатать в сердце, как пчёлы запечатывают медовые соты. Мой домашний "Евгений Онегин" 1964 года издания, попавший ко мне случайно, через вторые или третьи руки, вдоль и поперёк испещрён карандашными пометками: "Выучить", "Наизусть", "Выучить мать", "Выучить отец".

    Если так было на самом деле, то креативщики ошиблись на полвека. Современные девятиклассники в лучшем случае пробегут глазами наискосок, выучат наизусть письмо своего пола, а литературу для окончательного ЕГЭ не выберут ни за что, они ведь не самоубийцы.
   Но даже тот, кто прочитал честно и пришёл на олимпиаду по зову сердца, а не для того, чтобы избежать в этот день уроков, цитировать не может. Даже я, прочитавшая роман не один десяток раз, чело сморщила и очи в раздумьи закатила.
   На первой картинке был изображён фольклорный ансамбль под названием "Бурановские бабушки". Наверное, они считаются популярными, если о них должен знать любой девятиклассник.
   Это легко, это я поняла. Это Таню привезли в Москву на ярманку невест, и там всё настолько непереводимо на другие языки мира, что просто дышать невозможно от восторга.
                             Им настежь отворяет дверь,
                             В очках, в изорванном кафтане,
                             С чулком в руке, седой калмык.
                             Встречает их в гостиной крик
                             Княжны, простертой на диване...
   Как, чем перевести эту простёртую княжну, этот бесподобный женский диалог-вселенную?
                             Кузина, помнишь Грандисона?»
                             - Как, Грандисон?.. а, Грандисон!
                             Да, помню, помню. Где же он? -
                             «В Москве, живет у Симеона;
                             Меня в сочельник навестил;
                             Недавно сына он женил.
   А потом Таню возят по скучным обедам, по родственникам. И наконец, вот она, разгадка картинки:
                             И хором бабушки твердят:
                             "Как наши годы-то летят."
   Да, неизвестные креативщики не без чувства юмора... Может быть, и вредных привычек у них тоже нет?
 - Точно! - вскричала Эвелина. - Точно!
Я тихо гордилась собой. Давай следующую картинку.
На второй картинке был изображён памятник Минину и Пожарскому.
 - Может быть, они сошлись - вода и камень, стихи и проза, лёд и пламень? - предположила дочка.
   Нет, здесь тоже должно быть связано с Москвой, это очевидно. Нашествие иноземной рати и победа... Ну конечно же! Самая известная московская строфа.
                         Нет, не пошла Москва моя
                         К нему с повинной головою.
                         Не праздник, не приемный дар,
                         Она готовила пожар
                         Нетерпеливому герою.
   Я уже готовилась стать олимпийской чемпионкой по литературе для 9 класса, когда меня настигла третья картинка. На ней был изображён человек, ковыряющийся в носу пальцем. Неожиданно. Ай да креативщики! Вот здесь-то я и призадумалась.
 - Может быть, хандра? - предположила Эвелина. - Может, деревенский старожил лет сорок с ключницей бранился, в окно смотрел да мух давил?
   Нет, не то... Я тоже предложила несколько вариантов.
                         Что нам представит он пока
                         Чем ныне явится? Мельмотом,
                         Космополитом, патриотом,
                         Гарольдом, квакером, ханжой,
                         Иль маской щегольнет иной,
                         Иль просто будет добрый малый,
                         Как вы да я, как целый свет?

А может быть, лучше так?
                         Дожив без цели, без трудов
                         До двадцати шести годов,
                         Томясь в бездействии досуга
                         Без службы, без жены, без дел,
                         Ничем заняться не умел.

Что ещё?..
 - Я поняла! - вдруг вскричала Эвелина голосом Архимеда, открывшего свой знаменитый закон. - Привычка свыше нам дана: замена счастию она!
   А как бы смеялся сам Александр Сергеевич! Но это же чистый креатив, это Пушкин для рекламы - чтобы хоть как-то прочитали, хоть что-то запомнили.
   А чтобы он горлом нахлынул, картинки не подойдут. Чтобы он горлом нахлынул, нужно брать книгу с полки. И перечитывать, перечитывать, снова перечитывать, ещё раз...

Комментариев нет:

Отправить комментарий