Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

пятница, 23 сентября 2016 г.

Томская писаница


   Мы с Алёной - подругой моей студенческой - общаемся преимущественно один раз в год, да и то вКонтакте. У меня день рождения 21 числа, у Алёны 25. Мы не забываем поздравлять друг друга, с пылкой припиской в конце: надо бы встретиться в реальности. Да, как-нибудь уже надо! После чего растворяемся в небытие на ещё один короткий год.
   Последний раз мы виделись лет шесть тому назад. Алёна появилась у меня в телефоне в неположенное время со словами: ехала, понимаешь, в метро; услышала по радио конкурс, выиграла два билета на концерт средневековой музыки. Пойдём? Заодно и повод встретиться.
   Мы тогда пришли в филармонию на час раньше, чем нужно. Но это ничего. Это Алёна. Надо знать Алёну. Зато мы отлично встретились.
   На прошлой неделе Алёна в своей манере, легко, непринуждённо и полностью неожиданно, возникла на моём горизонте снова. "Давай поедем, - предлагала она, - в "Томскую писаницу!" Оказалось, другая наша одногруппница Оля организует туда однодневную экскурсию в ближайшее воскресенье.
Заодно и повод встретиться.
   Я первым делом среагировала на слово "Томская". Очень нравится мне этот город - красивый, атмосферный. Потом уже подумала про "писаницу" - не иначе что-нибудь сусальное: сарафаны, деревянные ложки, хохлома... Не то чтобы совсем моё, но...
   Созвонилась с организующей Олей. Голос её ничуть не изменился с первого курса - с тех времён, когда мои волосы были ещё полностью натуральными, когда Олины волосы уже были неслыханной, полностью обесцвеченной белизны.
   Оказалось, что всё не так. Томская - это никакой на Томск, это вообще в Кемеровской области. Происходит от названия протекающей мимо реки - Томь. А писаница - вовсе не хохлома, а древнейшие петроглифы, дошедшие до наших дней наскальные письмена. Всё вместе музей-заповедник. Утром уедем, вечером вернёмся.
   Ну, а как ты вообще? Ведь сто лет не виделись. Про Олю я знала совсем немного - что двое детей у неё.
 - У меня уже трое, - гордо сказала Оля. И самой младшей из дочек уже пять лет.
Я твёрдо поняла, что в писаницу ехать надо.
   В воскресенье, в шесть часов утра я стояла при полной луне в условленном месте, ожидая автобуса. Вовремя появился автобус. Из автобуса появилась Оля, с рыжими на сей раз волосами. Мы бросились в объятия друг к другу.
 - Где же Алёнка? - предвкушённо и нетерпеливо спросила я.
 - Да она не поехала, - ответила Оля.
Не скажу, что я сильно удивилась. Это же Алёна. Надо знать Алёну. Зато мы отлично встретились.
   И поехали прямо на восток. У нас на глазах медленно вставало солнце. Я сто лет не видела такого рассвета. Оно вставало малиновое, оранжевое и золотое, а в полях густо покоился туман. Мы ехали сквозь туман как сквозь время.
   Рассказывали истории о себе, обо всех наших - кто что знает. Некоторые сюжеты и судьбы достойны отдельной книги. Один совсем архетипический, в лучших традициях Василисы Микулишны: про то, как девушка, отчаявшись в наёмных профессионалах, выучилась на адвоката сама и вызволила из неволи оклеветанного мужа. Теперь он строитель, она трудится логопедом, и двое детей у них...
   Так незаметно проехали половину пути. Остановились позавтракать в придорожном кафе. Помня о том, что обед нескоро, я смотрела в меню и разрывалась между молочной кашей и блинами. Представляя себе жалкие городские порции, спросила на всякий случай того и этого, только без масла. Передо мной поставили огромную миску каши и тарелку с четырьмя полновесными блинами, щедро политыми сгущённым молоком. И стакан сока. Всё вместе стоит 100 рублей.
   Могла бы сразу догадаться. За соседними столиками вовсю завтракали серьёзные молчаливые мужчины средних лет - водители крупного и мелкого автотранспорта. Для них и было задумано добротное меню.
   Спасибо Оле, помогла мне с блинами. Не зря говорят, что студенческие друзья - самые надёжные. Кое-как переводя дыхание, я заняла своё место в автобусе.
   ...Приблизительно в одном часе езды от города Кемерово наш микроавтобус заглох и остановился. Что символично, это произошло возле автозаправки под названием "Перекрёсток". Что такое перекрёсток? Место, где традиционно властвуют тёмные силы и принимаются судьбоносные решения: направо поехать или коня потерять.
   Оля профессиональной улыбкой нейтрализовала маленький ропот двух членов нашей группы и объявила, что помощь идёт - из города Кемерова уже вызван исправный микроавтобус, но придётся подождать. Затем предложила пойти в поля и откупорить бутылку шампанского.
   Половина нашей группы была дети - старшего дошкольного и младшего школьного возраста, в том числе две собственные Олины дочки. Дети с радостным смехом бросились прямо в золотую осень. Я поняла, что в смысле мироощущения надо брать с них пример. Это для нас - досадная помеха в пути, а для детей - уникальная возможность целый час беззаботно резвиться в полях прямо сейчас. День стоял на редкость тёплый и прозрачный. Когда бы я ещё просто так стояла и смотрела на широкое небо, на тихие перелески, на счастливых детей, на взрослых, которые причудливо распорядились своим воскресеньем?
Мы тихо дождались и поехали дальше.
   Заповедник "Томская писаница" расположен в сосновом лесу. И очень не хочется, чтобы об этом месте прознали широкие туристические массы. К сожалению, я не умею фотографировать. И не люблю - это совершенно не мой вид деятельности. Да и вряд ли сможет передать камера ту отрешённость от большого мира, ширь и глубь. Как можно запечатлеть тот светлый сухой воздух, одновременно промывающий лёгкие, сердце и мозги?

   Первым делом мы пошли смотреть и слушать знаменитые поющие чаши. Их представляли мужчина и женщина. Мастера - сказали они про себя. Мужчина был очень похож на алтайского шамана. Показывали, как чаши звучат, как они вибрируют, как пляшет в них вода.  Рассказывали, как чаши лечат. Предлагали испробовать на себе. Не скажу, что я почувствовала нечто особенное, но гудят очень красиво, на разные голоса. Плюс камни и пни, мох и сосновый дух. И дымящийся костёр в центре нашего круга.
   Нашим экскурсоводом по заповеднику был аспирант Семён. Мне показалась, что наша группа была его дебютом. Семён волновался, рассказывал о том, что в каменном веке орудия труда были преимущественно каменными, а в бронзовом - бронзовыми. Семён показал нам все жилища. Чум оказался маленьким снаружи, зато высоким и просторным внутри.


   Аттракционом "Древняя охота" ведал весёлый обаятельный молодой человек. С его помощью я впервые в жизни стреляла из арбалета и гордо промахнулась. У наших ног лежал импровизированный медведь - хозяин тайги и ещё 149 имён, явных и тайных.
   Скала с петроглифами была огорожена специальной ленточкой. Но, как известно, для истинного варвара не существует преград. Среди доисторических лосей, рыб и охотников, на самом видном месте красовалось "Наумов Пётр".
    Но природе не было никакого дела до Петра Наумова (как и до всех нас). Спускаясь к заветной скале по бесконечной лестнице, мы встретили бурундука, а после - норку. Мы долго смотрели на воду.



   Невзирая на людей, вокруг было много тишины и молчания.

   Очень понравился дом шорца с дворовыми постройками - амбар, летняя кухня, баня по-чёрному. Всё было куплено сибирскими учёными в 1985 году за 500 рублей и по брёвнышку перевезено в заповедник.
   Тут наш Семён передал бразды правления своей коллеге - милой тувинской девушке в национальном костюме. Она показала нам все подлинные предметы быта, а потом продемонстрировала пример горлового пения. Объяснила: при горловом одновременно извлекаются два звука, очень тяжело, большое напряжение, в старину женщинам запрещалось категорически


   Напоследок девушка взяла струнный национальный инструмент и спела весёлую песню про коня. Дети нашей группы тут же, на лужайке немедленно пустились в пляс. Потом бросились обнимать певицу.
   В цивилизацию мы вернулись без приключений, поздним вечером. Медленно шла полем, восходила на небо огромная малиновая луна - когда ещё увижу такое?
   В Олином телефоне светилось сообщение от Алёны: "Я мысленно с вами. Ире большой привет".












8 комментариев:

  1. Ирочка!Спасибо, что так атмосферно увековечила меня в тексте! ))))) мысленно с тобой! )))
    Алёна.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Алёнка, ну как я могла тебя не увековечить! Нам надо попытаться как-то от мыслеформ отойти и встретиться уже в реальности.

      Удалить
  2. А я тоже подумала, что событие будет происходить в Томске. Фото, конечно, не передают тишины и прелести окружения, но все равно видно, что было интересно.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Не передают, это точно. Мне больше нравится словами, когда это получается - радуюсь.

      Удалить
  3. Хохотала над каждым предложением!))) Возможно, теми, кто не ездил, это воспринимается как-то иначе, но для меня - настоящий юмористический рассказ)) При том - все в точку! Подписываюсь под каждым словом! Меня музыкальные чаши очаровали и впечатлили. Понятно, что для каждого в поездке Томская Писаница, со всем, что в ней, - своя. Но твоя манера поведать обо всем с доброй иронией - это здорово! Буду перечитывать, как взгрустнется!)))
    Ольга

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Оль, соберёшься куда-нибудь ещё - пиши. Опять поиронизируем.По-доброму, естественно. Если очень повезёт, вместе с Алёной.

      Удалить
    2. Ира, ты придумываешь уже на месте или сначала впитываешь, а потом, по приезду, облачаешь в слова?

      Удалить
    3. Я обычно на месте придумываю, О ЧЁМ хочется написать, а КАК именно - это уже потом. Иногда не знаю заранее, что в итоге получится.

      Удалить