Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 29 сентября 2016 г.

Простодурсен и я

   По поводу первого "Простодурсена" я размышляла полгода назад или около того. Ничто так не настораживает, как большое количество восторженных читательских отзывов. Для меня это чаще всего сигнал, что книгу покупать ни в коем случае не стоит - знаю уже, налетала несколько раз прямо глазом. И теперь не знаю, куда девать.
   Люди хвалили "Простодурсена" на все лады. Но я теперь стала догадлива и чуточку мудра. На бумажный экземпляр сразу не бросаюсь, не замираю в предвкушении, а спокойно и рационально открываю электронный кусок. И с первых строк становится ясно - себе или не себе.
   Так я купила первого "Простодурсена", невзирая на все восторженные отзывы. Купила себе. хоть на нём и написано, что для детей. Не думаю. Во всяком случае не для младших детей. А для старших - в самый раз. Моя дочь прочитала "Простодурсена" первая и сразу, оставила у себя на полке, спросила, есть ли продолжение.
   Я обещала следить. И вторую часть купила не глядя, как только она появилась. И снова наш самый любимый герой - мрачный индивидуалист Пронырсен. Непростой и притягательный, как Урфин Джюс.
   "Пронырсен вышел пройтись по тёмному лесу. Забрался на старую берёзу посмотреть, не горит ли свет в каком окне. Нет, во всей Приречной стране было темно. Он слез с берёзы и пошёл к себе. Залез в кровать, закрыл глаза и стал думать о приятном - сколько дров он сегодня не сжёг."

   Очень часто "Простодурсена" сравнивают с Муми-троллями; пишут про атмосферу книги - уютную, тёплую, пахнущую булочками и корицей. Я не чувствую ни то, ни другое. К историям про Муми-троллей я равнодушна, а сладкое, коричное, и в особенности булочное, предпочитаю на деле, а не на словах. Кресло, клетчатый плед, чай с шоколадкой... Пожалуйста, достаточно. И ни слова больше. Все и так давно знают, что это осень.
   "Простодурсен" не кажется мне таким уж тёплым и уютным. Наоборот, в этой книге много дождей, грядущей зимы, настоящего одиночества, которое дано изначально и естественно, как смена времён года. И совсем не благоухает ванилью сцена, в которой Пронырсен разговаривает с лопатой, потому что ближе нет никого. Или как он смотрит тайком по ту сторону окна на чужой праздник. Его тоже звали, его готовы принять в игру, он сам отказался, а теперь смотрит. Трудная личность. А кому легко?
   И каждый из немногих жителей Приречной страны так же труден на фоне своего самого главного простого дела: рубить дрова, булькать камушки в реку, печь свежие коврижки. Что за жизнь - бросать камушки в воду. А может быть, это и есть настоящая? И если по правде, кто бы отказался? Когда прямо с утра знаешь, в чём смысл. Вот это уют. Только не коричный и без пледа.
   Незадолго до второго "Простодурсена", в самом начале сентября, я побывала в настоящей Приречной стране. В воскресенье друзья предложили съездить на берег в малоизвестное место, куда машина с трудом пройдёт, но удовольствие того стоит.
   Было очень ясно и очень тепло. По обочинам как будто дороги густо и огненно стояла во весь рост дружная облепиха. Вёдра облепихи стояли, корзины и другая удобная тара. Облепиха упиралась в окна с обеих сторон, умоляла. Но мы уехали от неё.
   В нашем месте река изгибалась красиво, очень мелко и прозрачно. Людей вокруг было очень мало, а чистейшего песка очень много. Мы разулись и закопали в него ноги, и что-то ели с видом на лес и воду. Целый век можно было сидеть на берегу, двигать ногами в песке, бросать камушки, без конца гнать на сушу совсем закупавшихся детей.
   И только небо намекало, что близко вечер, что пора. Что несмотря на загар выходного дня в подарок - это осень, осень, осень. А завтра у всех с утра свои собственные дела.
   Ты тоже будешь честно везде успевать, и всё остальное. Но на самом деле - ноги твои в песке, и ты щуришься на небывалую облепиху, и жуёшь бублик с маком, и ребёнок с размаху прижимается к тебе холодно-капельным речным телом.
   Думается и не думается о том, что скоро зима. Что одиночество естественно и предсказуемо - как смена времён года. Дано и возвращается. И ты - персонаж со странностями, про которого напишут. Хочется, чтобы написали. Очень просто.
"И Утёнок со всех ног кинулся к Сдобсену. Он мчался так быстро, что не заметил, как очутился посреди его домика.
 - Сдоб-сен!!! - завопил он.
 - Да, - раздался чуть слышный шёпот.
Утёнок крутился на месте, озираясь по сторонам, пока не догадался, откуда идёт звук.
 - Ты под кроватью лежишь?
 - Да.
 - Ты жив?
 - Да.
 - Почему ты валяешься под кроватью?
 - Уклоняюсь от этой книжки.
 - Тебе тоже в ней скучно?
 - В ней все на меня плюют.
 - Правда?
 - Я больше не могу говорить.
 - Почему?
 - Меня нет в этой книжке.
 - Понял. Пока." 

На Лабиринте
"Простодурсен. Зима от начала до конца"
"Простодурсен. Лето и кое-что ещё"

4 комментария:

  1. С большим интересом прочитала о вашем Простодурсене, Ирина. Но река затмила. Может быть потому что Простодурсен у меня есть, свой, а такой реки и такой облепихи нет.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Катя, я думаю, что река есть всегда - не снаружи, так внутри. И облепиха - только один из вариантов понарошки. Или кудыки.

      Удалить
    2. Есть, есть река, другая, но ведь и Простодурсен как будто другой. Просто очень уж о реке с облепихой красиво, да ещё рядом с Простодурсеном, спасибо).

      Удалить
    3. Хорошо так поговорить с тем, для кого Простодурсен не пустой звук. И река. И облепиха. Я собирать её очень не люблю, но зато какая вкусная! Особенно компот.

      Удалить