Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

пятница, 30 сентября 2016 г.

Месяц Шурица


Александр Шуриц "Девочка и птичка"
   Сентябрь стал для нас с Игоряном месяцем художника Шурица. Началось с того, что мы встретили его собственной персоной непосредственно первого числа через дорогу от нашего дома.
   Я знаю, что здесь неподалёку расположена мастерская Александра Давидовича. Видимо, оттуда и возвращался он вечером в День знаний, в модных белых кроссовках.
   Большинство книг Западно-Сибирского книжного издательства, дошедших до меня из детства - это Шуриц. Неотъемлемый и абсолютно узнаваемый. "Он похож на своих героев", - сказала моя дочь. Неудивительно. Наверное, каждый художник всегда и во всём, вольно или невольно рисует себя.
   Так получилось, что все книги, которые Игорян просил почитать ему в сентябре, были те самые - детские мои, не существующего ныне издательства, оформленные художником, который и сейчас каждый вечер возвращается из своей мастерской по улицам нашего города.
   Мы заново перечитали "Хоббита", потом (не помню, в который раз) приступили к серии про Волшебную страну. По новому кругу про деревянных солдат. Уже не только все мельчайшие подробности сюжета помнит мой сын, но и всех краснолицых капралов поимённо: Арум, Бефар, Ватис, Гитон, Дарук, Ельвед... Отдельно - палисандрового генерала Лана Пирота.  Дуболомы скалились характерно, дядя Чарли был в беретке с помпоном.
   Какая счастливейшая это работа - иллюстрировать книги, по-своему видеть, творить образы в читательской голове. Именно так я вижу Волшебную страну с детства и до сих пор - глазами Александра Шурица. Элли в полосатом платье с передником, бегущий от народного гнева в подземелье толстый предатель Руф Билан. И обязательно - разноцветная карта на форзаце каждой книги, с рукой, указующей за Кругосветные горы - Канзас там.
   Когда было покончено с колдуньей Арахной и Жёлтым туманом, я узнала, что в Центре искусств открылась персональная выставка Александра Шурица. Как продолжение всех историй.
   Хранительница первого демонстрационного зала посетовала: вот ведь, буквально полчаса назад закончилась экскурсия, вот если бы вы пришли чуть раньше... Нет, вряд ли Игорян вынес бы экскурсию. А так в огромном пустом зале, по которому, кроме нас, бродил лишь только один внимательный старичок, ничто не мешало разглядеть самое главное. "Хоббит Бильбо Бэггинс!" - уверенно сказал Игорян, указывая на девочку, сидящую на белом коне. Оказалось, не совсем так. "Аврора на белой лошадке".
  Зато быстро усвоил, что прикасаться руками к картине нельзя.
   Я напрасно боялась, что ребёнку будет скучно. Игорян очень любит всякие задания, начинающиеся словом "Найди" (семь отличий, пять зайцев в траве). Я предложила ему найти лимон на картине "Лимонная девушка". Задумался. Увидел, наконец. Обрадовался.
   Возле картины "Чай с лимоном" что-то задумалась я. У Игоряна, напротив, не возникло никаких вопросов: "Чай пролился на скатерть, - объяснил он. - Видишь, коричневая. А из лимона выжали сок, и он улетел вверх. Но мне больше всех нравится самолёт."
   На картине "Остров Сибирь" Игорян сразу узнал волка и шахматы, я - Ломоносова и его высказывание про могущество, прирастающее Сибирью. Ермак Тимофеевич тоже поразительно похож.
   Увидев на другой стене кудри, я обрадовалась, что Пушкин. Но это оказался "Учитель физики". Закон всемирного искусства: если в легенде на голову Ньютона упало яблоко, то у художника обязательно упадут две груши. Перпендикулярно. На голову ученицы Ивановой.
   Была картина, которую сфотографировать не удалось, потому что она вся была залита солнечным светом: плечистая девушка на берегу моря, слева от неё чайка, справа в небе - маленький белый кружок, от которого стрелка показывает в девушку. Загадка.
   Только не для тех, кому пять лет с половиной. "Зерно! - твёрдо сказал Игорян про белый кружок (а я-то ненароком подумала, что луна). - А стрелка указывает путь, как ему лучше пролететь к чайке."
   Я почувствовала, что ещё немного - и порошу Игоряна дать мне несколько уроков. Например, почему "Арлекин" с вишнями, и что здесь на самом деле груша? ( И стрелка, стрелка!)
И "Кто знает её"?
И что именно запрещено во "Время зимних каникул"?
   "А это кто?" - спросил Игорян. Я прочитала: "Переход Суворова через Альпы". Хоть и не знаю толком, с какой целью он через них переходил.
   Так мы бродили долго, рассматривали, отгадывали...
"Аполлон и Дафна"
"Первый сон Джульетты"
"Незнакомка"
"Лиза"
 "Ангел Красного проспекта"...
   Мы довольно долго бродили. Жаль, что сентябрь так быстро закончился.



2 комментария: