Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 25 декабря 2014 г.

Уста замёрзшие мои...

Эвелина Васильева. Замёрзший язык
Явился
   Этот способ гадания, конечно, знаком всем. Собираются девицы (желательно три) и с помощью фарфорового блюдца и написанного вкруг русского алфавита пытаются выведать у какого-нибудь великого духа тайны будущего. Как правило, сердечные тайны:
                                         Как ваше имя? Смотрит он
                                         И отвечает: Агафон.
   Было это, кажется, классе в 10 или в 11. Я собралась с подругой Женькой, которой, по причине научного склада ума, не полагалось верить во всю эту чепуху (но всё равно же интересно). А ещё я собралась с подругой Ольгой, которая впоследствии стала доктором и тоже не должна бы верить во всякую такую мистику. Но имя суженого стояло на кону.
   Написали мы буквы, очень разборчиво. Стрелку на блюдце карандашом прочертили очень чёткую. Цепочки-колечки поснимали. Настроились. Кого бы вызвать? Пушкина, конечно! В народе говорят, что он очень общительный.
   "Дух Пушкина, приди!" - зловещее завывание нужно повторить трижды. Затем выдержать вежливую паузу и по-свойски поинтересоваться: "Александр Сергеевич, вы здесь?"
О, чудо! О, мистика! Блюдце под нашими пальцами вдруг сдвинулось с места и стрелка указала: "Да!"
Что-то нездешнее дохнуло нам в лицо. Неужели можно уже спрашивать?
   Начали издалека. "Александр Сергеевич, кто из мальчиков мне нравится?" - Женька, как истинный учёный, первой испытывает на себе опасную вакцину. Да и духа не мешает проверить заодно: может, самозванец какой?
   Невозможно! Непостижимо! Блюдце начинает ходить по кругу, буквы складываются в подлинное имя нашего одноклассника. А мы-то и не подозревали! Смотрим на Женьку. "Это правда", - кивает она. Можно гадать дальше.
Ещё поспрашивали о том о сём. Всё сходится.
Ну, думаем, пора переходить к главному. А душа замирает.
   "Александр Сергеевич, как будут звать моего мужа?" - говорит одна девица.
И тут Александр Сергеевич начинает нести какую-то абракадабру. Может, устал? Но ведь он же дух! Ещё раз:
   "Александр Сергеевич, как будут звать моего мужа?" - говорит её сестрица.
Опять абракадабра. Может быть, Пушкин, вопреки общему мнению, знает не всё?
   "Александр Сергеевич, как будут звать моего мужа?" - третья молвила девица.
Тихо! Тихо! Что-то говорит! Устами резво двинувшегося по кругу блюдца Александр Сергеевич сказал следующее: "Идите в ...пу, дуры!"
Захотели на готовенькое. Сами ищите своих суженых, а не приценивайтесь к именам.
На том наше гадание и закончилось.
   Я знаю, что скажут скептики. Я сама почти что скептик. Мы сами подсознательно направляем блюдце, куда следует. Очень возможно, что так оно и есть. И всё-таки я верю в дух Пушкина - весёлый, остроумный, насмешливый и нестрашный. Его и вызывать не надо, он далеко и не уходил.
   Именно дух Пушкина подсказывал составителям школьной программы, какие произведения Александра Сергеевича обязательно должны быть в учебнике. Составители только исполнили высочайшую волю автора, поставив в программу 9 класса "Пророка".
   Это стихотворение-испытание. В книге А. Рыбакова "Кортик" без него нечего было и думать хоть как-то приобщиться к искусству: "Шурка-большой проводил испытания поступающим в драмкружок. Он заставлял их декламировать стихотворение Пушкина "Пророк". Все декламировали не так, как следовало, и Шура сам показывал, как это надо делать. При словах: "И вырвал грешный мой язык" - он делал зверскую физиономию и отчаянным жестом будто вырывал свой язык и выбрасывал его на лестницу. У него это здорово получалось!"
И вот уже почти 100 лет прошло, а всё равно надо показывать.
   Видимо, Пушкин знал и это: настоящий язык у нас вырвут, а взамен вложат нечто.
"Зеницы, перста, влачился, отверзлись" - трудно всё это, особенно если духовной жаждой томим никогда особенно не был.
   "И дольней лозы прозябанье" - это уже не ловушка, вроде "весёлого гуся", это самый настоящий капкан. "И дальней лозы прозябанье; и дальней розы прозябанье; и дольней розы прозябанье" - складывают замысловатый конструктор девятиклассники.
   "И он к ушам моим приник, и вырвал грешный мой язык, и празднословный, и лукавый..."
Отцы-инквизиторы до такого не додумались. Древние египтяне, хоть и мастера были извлекать мозг усопшего фараона через ноздри специальными крючками, могут начинать комплексовать прямо сейчас. Всех победят учащиеся средней общеобразовательной школы!
   "И жало мудрые змеи в уста замёрзшие мои вложил десницею кровавой..."
Это у пушкинского пророка уста замерли ("В уста замершие мои"), лишившись языка. А у нас замёрзли, у нас Сибирь. У нас всё на лету замерзает - птица, слово, одинокий выстрел в тайге.
Пушкин замерзает. Спасать надо. Глаголом жечь. А где он прячется, глагол этот заветный? Погадать что ли? У духа Пушкина спросить?

2 комментария:

  1. Ведь не зря же говорят: "А кто знает? Пушкин?".
    Значит, Александр Сергеевич знает все!

    ОтветитьУдалить
  2. Дда, именно эта тема здесь и обыграна.

    ОтветитьУдалить