Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

суббота, 11 октября 2014 г.

Риспална

Эвелина Васильева. Первая учительница
Первая учительница
   Меня записали целенаправленно - в 1 "Б", к Раисе Павловне, потому что весной у Раисы Павловны окончил 3 "Б" мой старший брат.
  Почти все мои детсадовские одногруппники оказались в 1"А". В том числе "пчелиная королева", кудрявая Марина, и вся её свита. Вечно они командовали, кому и с кем дружить, а в случае чего тягуче грозили: "Всё-о-о Любовь-Николавне расскажу!" Нет, нет, избавиться от них было большим облегчением.
   Но человек странен и противоречив. И я безутешно рыдала. Не по одногруппникам, и уж конечно, не по детскому саду. Так, вообще. Чего-то смутно жаль. А я ведь всем сердцем хотела в школу. Знать бы заранее, как здесь одиноко, страшно, и народ весь чужой. Теперь бы сказали: стресс. Может быть, именно поэтому мне так запомнилось моё первое Первое сентября. Тогда знать не знали ни о каких адаптациях и психологах. Насчёт готовности к школе тоже не заморачивались. Вот 1"Б", вот Раиса Павловна. В добрый путь.
   Всё постигалось методом проб и ошибок. Мы щедро делились друг с другом новыми знаниями. Например, путь в туалет для девочек в первый день учёбы мне указала одноклассница. Как-то не пришло в голову просить помощи у Риспалны, а Риспалне, видимо, не пришло в голову, что питомцы могут не знать таких элементарных вещей. Тогда не было принято водить за руку семилетних. Сами, сами, взрослые уже. Школьники.
   Так завязалась главная дружба всей моей жизни. Девочка-проводник, та самая Оля, которая когда-то учила меня тайком от воспитателей намазывать молочную пенку на стул. Лучшая детсадовская художница, которой страшно завидовала "пчелиная королева" и вся её свита. Она единственная из нашей группы оказалась в 1"Б". И оказалось, что 1"Б" прекрасен.
   Мы стали вместе ходить домой. Ключ на шее.Тогда не встречали никого даже бабушки-пенсионерки, не волокли тяжёлые ранцы следом за крепышом-внуком. Никаких сердечек-звёздочек-тучек вместо оценок. Два так два. И в субботу уроки, и вторая смена после новогодних каникул. Мы собирали после уроков в осеннем парки листья по природоведению, сами, без мамы. И в "Дневник наблюдений" приклеивали сами. И наблюдали сами, и выводы делали.
   А надо всем этим высилась Раиса Павловна. Риспална. То есть она, как я теперь представляю, была ниже ростом меня теперешней, но тогда казалось - именно высилась. У неё была учительская "шишка", полная шпилек, очки, которые однажды лопнули в сильный мороз по пути в школу, и полный набор кримпленовых платьев незамысловатого покроя.
   Риспална была своя, уютная, хотя мы не толпились у её стола, не делились сокровенным. Называла она всех, как было принято, по фамилиям. Отвратительная традиция, но мы привыкли к ней ещё с детского сада и не удивлялись.Изредка проскальзывало, впрочем - учителя тоже люди. Счастье, если выбор пал на тебя.
   Риспална казалась простой пожилой женщиной (лет сорока, верно, или около того). Мы знали про неё точно только один факт: у Риспалны много детей. Просто ужасно много. Почти в каждом классе сидели дети Риспалны, а один сын уже даже окончил школу, он умница и молодец, учится на лётчика. В нашем 1"Б" учился Андрей Риспалны, а в классе моего брата - близнецы Ира и Оля Риспалны.
   Риспална не была уж очень улыбчивой, но с ней было спокойно. Не ругалась, доверительно просила перед контрольной гороно за своего Андрея, с которым я сидела за одной партой: "Ты ему подсказывай если что." Моя первая учительница брала сразу всю стопку наших тетрадей за один угол, они раскрывались веером и Риспална считала: "Два, четыре, шесть..." Однажды я нашла в своей домашней "пятёрочной" работе по письму ошибки. "Да она просто посмотрела - написано чисто, и поставила не глядя", - предположил брат Дима, бывший отличник Риспалны. А я была настоящей отличницей Риспалны. Конечно, когда ей было управиться со всей этой горой тетрадей при такой горе детей! Она доверяла мне, Риспална. Она верила мне на слово.
   Так мы и учились незамысловато. Я читала лучше всех в классе, и долго не могла освоить вычитание в столбик.
   Никто не знал, думаю, даже наши родители не знали, какие у Риспалны учительские регалии. Заслуженная ли она, высшей ли категории, отличник ли народного просвещения? Она была без новаторства и закидонов, просто учила. А мы учились.
   Классе, кажется, во втором Риспална вдруг исчезла посреди учебного года месяца на два. На замену ей пришла учительница 1"А" - низенькая, чужая, старая. Она все время протирала стёкла своих очков пальцами, испачканными мелом. Я так и не смогла к ней привыкнуть, всё ждала, не вернётся ли наша Риспална. Не могла же она уйти от нас навсегда.
   Риспална вернулась. Мы ничего не заметили, а нам не сказали. Оказывается Риспална, родила ещё одного ребёнка и сразу же пришла учить нас дальше.
   Может, Риспасна специально выдерживала этот интервал - три года. Она была вечная, бессменная первая учительница своих детей. Она не боялась, когда вокруг много семи-. восьми- и девятилетних. Она справлялась. Про неё писали в "Пионерской правде".
После третьего класса мы расстались легко и без чаепитий. Как-то не верилось, что это навсегда. Осенью в наш уютный девятый кабинет пришёл новый 1"Б" с новым сыном Риспалны в составе.
    А у  нас появилась классная руководительница. На этот раз официально заслуженный учитель СССР (русский язык и литература). Нина Ивановна, с химической завивкой и туфлях на высоких каблуках. Говорили, что у неё давление 200 на 220. Слушая её тихий голос, класс цепенел. Шеренга несчастных читала у доски вслух рассказ о революционном парне по прозвищу Метелица. И мой сосед по парте отныне и во веки веков - Колтыгин.
   Нина Ивановна пробыла у нас один год, потом ушла из школы (видимо, не справилась с давлением). Наш уже 5"Б" передали очень сильному, высоко ценимому в школе литератору Людмиле Николаевне, которая каждый божий урок начинала с пятнадцатиминутного крика по любому поводу. Так-то оно даже удобно: учитель кричит - время идёт. Но помню, как пригибало к парте, как хотелось спрятаться, выпрыгнуть в окно прямо со второго этажа. Делать нечего, мы привыкли и к этому...
   Уже давно выросли, а некоторые даже и постарели, дети Риспалны. Все они умеют складывать слова, переносить слоги, делить и множить. Некого больше учить Риспалне. Где она теперь,героиня-мама, классная мама, простая, в кримпленовом платье, без сантиментов и нежностей? Не заслуженная, но навеки заслужившая это право - быть моей первой учительницей.


Комментариев нет:

Отправить комментарий