Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 30 октября 2014 г.

Портрет Пушкина. Часть2

Эвелина Васильева. Александр Сергеевич
Портрет Пушкина. Часть 2
Начало этой истории здесь http://www.literatort.ru/2014/10/1.html
   Судьбе было угодно, чтобы через два года я снова оказалась в Петербурге. Моя дочь принимала участие в Конкурсе юных вокалистов Елены Образцовой, а я с удовольствием её сопровождала. С нами из Новосибирска в Питер летела ещё одна поющая академическим голосом девочка Катя и мама её Лена.
   Путешествие обещало быть очень приятным и насыщенным событиями. Правда, отпуская своё семейство в неизвестные края, Катин папа Андрей всё-таки переживал: как? что? По крайней мере, верхняя половина его лица точно выдавала волнение, а вот про нижнюю не могу точно сказать: уж очень густо она поросла усами и бородой.
   Лена и Катя с лёгкостью сослались на меня: мол, знаю город, как свои пять пальцев, исходила его вдоль, исходила поперёк, и даже под мостами по рекам и каналам проплыла. Будем запросто гулять везде и получать удовольствие.
   И мы полетели. Очень скоро стало ясно, что Петербург навёл на меня морок. Не то чтобы буря внезапно перевесила там все вывески и развернула дома фасадами внутрь. Просто я осознала, что стою вот так в самом центре и ничего не знаю. Не понимаю, где лево, где право. А рядом со мной ещё три человека стоят. А четвёртый в Новосибирске на меня надеется.
   Выручило нас то, что Лена знатная автомобилистка с большим стажем. Всевозможные схемы - её сильное звено. Лена быстро сориентировалась в городе и уверено вывела нас к Аничкову дворцу, где проходил конкурс. А я, надежда и опора, старалась как-то запомнить дорогу. И не могла. Может, это сам Гоголь меня водил с ведьмами своими?
   Между прочим, мы нашли в Питере дом с окнами, но без дверей. Два раза прошли туда-сюда - ничего нет. Может, это была гостиница для туристов из соседней Швеции по фамилии Карлсон?
   А так всё было по-прежнему: зонтики, куртку снял, куртку надел, на всех углах Пушкин с котом раскланивается в золочёных рамках, бледные все - и небо, и люди, и Финский залив.
   Те, кто в городе впервые, Петропавловскую крепость миновать никак не могут. Я говорю Лене и Кате: "Вот куда вам обязательно сходить надо, начало всех начал, колыбель Петербурга." Лена быстро на схему посмотрела и в нужное место нас вывела. Прошлись мы по всем историческим местам. Зашли и в "Печатню."
   А накануне мы с Леной были в театре, возвращались в романтических белых сумерках. Через площадь возле Исаакиевского собора проехала одинокая машина, за рулём которой промелькнули кудри и бакенбарды. Мы посмеялись: здесь и не такое случается. Я не поняла тогда, что это знак.
   Заходим в "Печатню". Пушкин висит. Все картины вокруг новые, а он один неизменный.
Я говорю девушке-продавцу: "Видите ли, я два года назад была здесь и запомнила этот портрет. Неужели его никто не пожелал купить за это время?"
   А девушка очень любезно отвечает: "Таких портретов у нас было несколько. Все распроданы, остался только этот, последний."
   Как после таких слов было не решиться? Прочь, сомнения! Голос разума остался в Новосибирске, а Лена сама имела склонность к безумным покупкам, поэтому порыв мой полностью одобрила и поддержала.
   Портрет Александра Сергеевича тщательно упаковали в пергаментную бумагу, и я его гордо понесла: через мосты, каналы и проспекты. Спустила в метро и снова подняла на землю.
В аэропорту я вместе с чемоданом отправила своё сокровище на досмотр, с трудом протиснув его за чёрные шторки. Ничего подозрительного у Пушкина не нашли.
   Конечно, я не могла сдать его в багаж. Я сказала бортпроводникам: "Картина. Очень ценная. Никуда не влезает. Как быть?" "Знаете, - отвечали бортпроводники, - у нас в бизнес-классе есть свободные места. Давайте устроим вашу картину там." Я не возражала.
   Летели мы с пересадкой в Москве. И как раз в тот самый день, в тот самый час над столицей разразился ураган. Наш самолёт долго кружил над городом, пока ему не разрешили посадку.
А может быть, это Питер не хотел отпустить Пушкина?
   Пока мы приземлялись, самолёт Москва-Новосибирск благополучно улетел, и нам пришлось несколько часов ждать другого рейса. И там уж весь бизнес-класс был занят, и не поэтами, а деловыми людьми. Стюардессы пристроили моего Пушкина где-то у себя. А потом самолёт поднялся в ночь.
   Ранним утром, с лицом бледно-зелёным и счастливым, я ступила на родную сибирскую землю. Встречающий супруг, увидев впереди меня огромный пергаментный свёрток, не выразил ни малейшего удивления. "Пушкин, что ли?" - только и спросил он. И я ответила: "Пушкин!"

Конец (не окончательный). Есть ещё третья часть.



5 комментариев:

  1. Опять плачу.. щемящая тоска по чему-то несбыточному... Питер ли, Пушкин.. не знаю...

    ОтветитьУдалить
  2. Процент Пушкина в атмосфере нашей планеты падает катастрофически. Вот что печально.

    ОтветитьУдалить
  3. оффтоп.
    Случайно наткнулась, делюсь: "Илья Утехин. Очерки коммунального быта". Культурология, этнография, на материале питерских коммуналок. Познавательно. В сети есть.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. и еще вот на это наткнулась, но не читала, надо в ридер добавить:
      Владимир Топоров "Петербургский текст русской литературы"

      Удалить