Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 29 октября 2014 г.

Портрет Пушкина. Часть1


Эвелина Васильева. Наше Всё
Портрет Пушкина. Часть 1
   Мне нравится город Санкт-Петербург. Банально звучит, но что поделаешь, если это факт? Впервые я побывала там летом 1991 года. Шли последние месяцы Ленинграда, и он был болен тогда особенно тяжко. Каналы стояли мутные, заросшие, а Медный Всадник - зелёный, от копыт до кудряшек.
   А я была школьница с филологическим уклоном, я видела только то, что город прекрасен. Я сразу почувствовала, что уйти отсюда нельзя. Поэтому они все и разгуливают здесь, в тесноте и не в обиде - и высокий-превысокий царь Пётр, и не очень высокий царь-Пушкин. Много их.   Весь воздух из них. Они передаются воздушно-капельным. И душа остаётся болеть здесь.
   Что же касается тела, то оно смогло вернуться в Питер только в 2008, с мужем и дочкой-второклассницей.
    Друзья мужа любезно предоставили нам на несколько дней одну из комнат в своей квартире. А ещё, кроме людей, там жили два кошачьих зверя, которым очень шли их имена. Сиамская Марго изысканная и надменная, а ещё Нафаня с плоским лицом, очень пушистый и общительный. Он запросто приходил к нам на кровать и спал. По комнате, как голубой тополиный пух, летали облачка Нафаниной шерсти.
   Подъезд, как и в 1991, там назывался лестницей, гречка - гречей, курица - курой. На завтрак мы делали бутерброды с очень вкусным финским маслом.
   Но всё-таки на первом месте у нас была пища духовная. Первое культурное место, куда мы пошли, едва отдохнув с дороги, не обсуждалось. Я сказала: "Мойка,12". Я трепетала.
   Правда, нам очень сильно не повезло. Вместе с нами по квартире Пушкина ходила группа школьников (класс седьмой или восьмой) из Перми. Видно было, что дети изо всех сил борются с собой (а сопровождающая учительница, как могла, боролась с детьми), но получалось плохо. Естество брало верх: мальчики и девочки с восторгом катались по полу в музейных тапках (наверное, под впечатлением мультфильма "Ну, погоди!"), присаживались на подоконники. Трудно им было. И старой даме-зкскурсоводу тоже было трудно. В конце-концов она не выдержала и возвысила голос:"Как вы смеете! В этих стенах умер Человек!"
   Нет-нет, избавь меня судьба от группы школьников в музее, в театре, а заодно в поезде и в аэропорту.
   И всё-таки я встретила тогда Пушкина, невзирая на все усилия юных пермяков. В Питере вообще трудно пройти мимо Пушкина. Это питерская тема: Пушкин. Ну, и кот, разумеется. Может, изысканная Марго, а может, плосколицый Нафаня, заботливо укутывающий любого в свою шерсть.
   Из всех переходов, из всех киосков, в рамочках деревянных и ужасных золочёных выглядывал курчавый Александр Сергеевич, а кот - замер в его объятиях и помогает творить либо раскланивается с русским гением на Невском. И много ещё сюжетов.
   Мы бродили по городу, раскрывая зонт каждые двадцать минут, снимали куртки, а потом надевали куртки. И чуть только я пыталась свернуть в такую заманчивую, такую глубокую и таинственную подворотню с вырубленной прямо в стене отдельной дверью, ведущей в квартиру №18, дочка начинала упираться и всячески демонстрировать ужас.
   Нет, детям Достоевский и все его герои ещё рано. С детьми - только по центральным улицам.
Так мы добродили до Петропавловской крепости. В "Печатню" зашли. И тогда я увидела его. Огромный графический портрет Александра Сергеевича. Там ещё много картин висело на стене, но я стояла и стояла перед этой. Мы с Пушкиным долго смотрели друг на друга. Он был в своём пальто с пелериной, и бакенбарды у него были, и цилиндр был. И ограда чугунная на заднем плане. И задумчивый взгляд.
   Меня явно кто-то привёл сюда. Ради такого стоило даже вытерпеть группу школьников в пушкинском кабинете.
   "Ну что, пойдём?" - намекнул муж. Он-то сразу всё понял и поэтому хотел поскорее увести меня из опасного места. Я не уводилась. "Мы отсюда едем не домой, ты помнишь? - терпеливо втолковывал мне супруг. - Таскаться по всем поездам и автобусам с твоим Пушкиным? Он же ни на одну багажную полку не влезет!"
Я хотела таскаться с Пушкиным по всем поездам.
   "Пойдём!" - прозвучал решительный приговор. И это был голос разума.
Мы пошли потом гулять в Летний сад, прежний ещё, настоящий. И ели всякий миндаль - солёный и сладкий, и слушали духовой оркестр, и смотрели, как танцуют дети и бабушки.
Через несколько дней мы уехали. А Пушкин остался в Питере.

Продолжение следует http://www.literatort.ru/2014/10/2.html



Комментариев нет:

Отправить комментарий