Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 12 мая 2020 г.

У Рощи на краю


   Когда-то я жила в доме, который стоял почти на самом краю парка "Берёзовая роща". Я этого не замечала, как не замечают люди в домах возле Эрмитажа, Колизея или с видом на Атлантический океан. Роща была воздухом.
   Иногда ранней осенью наш физрук Александр Игнатьевич объявлял, что сегодня идём в Рощу, и это было прекрасно. Можно целых сорок минут качаться на скрипучей качели "лодочка", болтать и смеяться. А потом в план всё это будет записано как "подвижные игры на свежем воздухе". Мы на самом деле тогда были очень подвижные, а воздух был свежий, настоянный на отборном и палом берёзовом листе.
   Не так прекрасно было, когда Александр Игнатьевич объявлял Рощу зимой. Никому не хотелось ходить кругами на корявых лыжах, но как-то в основном удавалось отсидеться в кустах, поболтать и посмеяться, а потом с гордым честным лицом и румянцем победителя выскочить на финишную прямую, и как прибавить, как включить погромче второе дыхание! Инатьич иронически улыбался и всем девочкам до единой ставил пятёрки. У меня была пятёрка по физкультуре, и сейчас об этом иногда приятно вспомнить.
   Каждый день после уроков мы с Женькой возвращались через Рощу домой. На главной аллее расходились: я сворачивала к себе на Кошурникова, Женька шагала дальше, на Ипподромскую. Калина просто сама из себя выпрыгивала, до того была красная. 
   В Берёзке гуляли мы после последнего звонка - в едином порыве - ещё не понимая толком, что это всерьёз, и моему дому у Рощи на краю время уходить, как тому кораблику детства из дворовой нашей песни.
   Сейчас я редко бываю в том районе, хоть до него и недалеко - две остановки на метро, а ещё  лучше тридцать или сорок минут своим ходом. Но это больше не мой район. Он стал гораздо лучше, современнее и удобнее. Стал прямо на глазах, и всё там есть, даже новый большой фонтан.
   "А вон в том доме я когда-то жила", - показываю Игоряну.  "Угу", - принимает к сведению Игорян, и дальше говорит мне о скелетах, роботах, о том, как космические корабли бороздят просторы Вселенной. Для него это просто двенадцатиэтажка, каких много. А я ещё пару секунд задерживаю взгляд на окнах третьего этажа и отворачиваюсь, чтобы войти в Рощу.
   Мы затем сюда и пришли. К счастью, после всех реконструкций и застроек Роща уцелела. Но была чётко разделена на две зоны. В ту, где аттракционы, я никогда не захожу - слишком звучит, рычит, бренчит, завывает хитами; слишком много попкорна и сладкой ваты. Я предпочитаю часть дикую - с тропинками, как в лесу, запахом грибов, со скамейками в неприметном месте, с доброй сотней птичьих кормушек на квадратный метр...
   Когда стало известно, что в Роще свободно гуляют, мы тут же отправились туда. Люди и правда гуляли, как будто здесь не парк, а лес, и вешать ленточки баба Яга не велела. Как можно запретить и опечатать лес?
   Там, где аттракционы, закрывайте, чур меня, чур! А заповедное и заветное не трогайте. И после получаса пешком по жаре ты обессиленно падаешь на первую лавку, с большой бутылкой минералки в обнимку, и тишина-то вокруг какая небывалая. И где-то совсем неподалёку кукует куку... То ли слышится, то ли кажется, то ли леший слегка куражится? Нет, самая настоящая кукушка, непонятная и никем не понятая птица.
   А там белка с перезимовавшим лицом и телом. Голуби-мародёры лезут во все кормушки, как будто голодные. Один застрял, сам справился. А стая уже наступает, берёт в кольцо, готовится оторвать с руками всё на свете. Интеллектуально не очень сильные птицы, но какой же город без них. И лес тот в городе. Но всё-таки он лес.
   Потому что уже через несколько минут знойная немочь отступает, ноги становятся лёгкими, а голова ясной. И можно ходить по этим диким тропинкам без конца. Ничего не узнавать, но всё помнить.
   Вот пони-фермы в наше время здесь точно не было. Никаких пони я и не увидела - закрыто. Зато в большой клетке ходил павлин, а рядом в вольере стояли на мускулистых ногах два страуса. Такие же подлинные, как кукушка. С большим овальным телом и выражением лица слишком сложным для такой маленькой головы.
   Это было впечатление посильнее кукушки. Может быть, они здесь временно вместо пони? Говорят, на страусах тоже гоняют, и нелетающие эти птицы развивают предельную скорость. А павлин в наборе просто так, болельщик. И хвост его для красоты.
Хорошо, что наш мир так причудлив и так изменчив. И неизменно удивителен.
   Я постояла напоследок у Рощи на краю и пошла - мимо бывшего - к настоящему своему дому.






Комментариев нет:

Отправка комментария