Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 6 июня 2018 г.

Городское подсознательное

   Иногда мне кажется, что городское пространство - это сплошной и безнадёжный хаос. Непонятно, почему именно здесь и под таким углом построили это высокий, быстрый и визуально как будто кривобокий новый дом. Он некрасивый и здесь не вписывается. И огромные уродливые рекламы на одной ноге не вписываются, и очень жалко очередной маленький сквер, вырубленный под парковку. И на бронированные двери подъездов невозможно смотреть без содрогания. Всё это делается сознательно, с полным равнодушием к эстетике, удобству, гармонии и красоте.
   Но тем интереснее замечать в городском пейзаже детали истинные, время и место которых продиктовано подсознанием, а значит, их искренность не подлежит сомнению.
   Однажды во время прогулки в непривычную от дома сторону мне попалась на глаза скульптура, изображающая знаменитого с детства мультипликационного персонажа: да это же лодырь и двоечник Вовка из Тридесятого царства, который так мечтал о пирожных и мороженом, так распахивал им навстречу свой необъятный рот... Я помню. Но почему именно Вовка? Почему здесь? Что хотел сказать его автор?
   Автор хотел немного оживить скучную улицу, хоть мимолётно, но всё-таки поднять настроение прохожим - пусть не хмурятся, а пойдут и купят себе пирожное или мороженое, и сами их съедят. Так весело и непринуждённо смотрится в разгар самого буднего дня этот мультипликационный Вовка на троне. И вывеска в том же самом скверике, от Вовки наискосок, над входом в аккуратное современное здание гласит: "Приёмная депутата такого-то". Тихо! Идёт работа с населением.
   Это не специально так получилось. И не было перед установкой скульптурного Вовки никакого слёта Василис по обмену премудростями. И разум наш не всегда в состоянии отделить реальность от фантазии, но подсознание обмануть нельзя, и приговор его обжалованию не подлежит: добро пожаловать в Тридесятое; приготовьтесь износить семь пар железных сапог, чтобы попасть туда.
   Не мог знать и неизвестный автор простой школьной ограды, насколько он правдив, насколько не подвела его творческая интуиция. В этих гнутых и несгибаемых железных мотивах безошибочно опознаётся соцреализм, который ведать не ведал ни о каком подсознании. Но подсознанию ведь всё равно. Художник, выполняющий государственный заказ, вынужден подавлять свои естественные творческие порывы, но тем ярче они проявляются на том уровне, который не поддаётся никакому контролю.
   Так, по замыслу автора, все фрагменты школьной ограды обращены лицевой стороной к прохожим: они видят открытую книгу, они читают слово "букварь" свободно и смело, как первоклассники.
   Но стоит пройти на школьный двор, и мы тут же окажемся в Зазеркалье, где все слова перевёрнуты шиворот-навыворот, где видна обложка, но дальше её дело, как правило, не идёт. Странная территория, где тебя представят пудингу, но попробовать его не дадут, где из пальца сначала идёт кровь, и только потом его режут ножом.
Как это верно. Но автор школьной ограды сам не ведал, что творил.
   Вот женщина, которая ведёт за руки двоих детей прямиком к знаниям.
   При этом слово "знания" состоит из таких резких, из таких острых, из таких опасных для жизни и здоровья угловатых букв, что настойчиво овладевать этими знаниями совершенно не хочется. Поэтому мальчика приходится тянуть к ним волоком, а девочка с косичками-плюсами так и норовит в сторону: домой, домой!
   Но знания неумолимы, и никто не спасётся. И мы уйдём со школьного двора по-английски, поблагодарив напоследок своего учителя. И солнце новой жизни взойдёт слева - в стороне неправильной, тёмной, неисправной.
   Откуда-то слева пытается перевернуть Землю длинным рычагом-шестом условный Архимед, и Земля катится прочь, с глаз долой, за пределы нашего круга. Свалим Землю, как экзамен по физике, и плюс на минус что-нибудь нам даст.
   В левой стороне живёт страшный борец Спартак с холодным обоюдоострым оружием. Пальцев у него как минимум шесть, на голове шлем, в который вбит крепкий клин знаний. А крейсер "Аврора" с двумя трубами, в одну из которых втекает, а из другой вытекает безжалостная вода, утонет, хоть и задуман как непотопляемый. Он пойдёт ко дну под знаменем всех плавающих на контрольных и не сумевших выплыть.
   В безнадёжную левую сторону, из которой нет возврата, прыгает зверь, который мог быть оленем, и глобус в одном глазу внимательно наблюдает: допрыгнет ли? Но олень не охраняем, хоть и природа, и где теперь его рога, не скажет даже висящая на доске почёта наша гордость.
   Считается, что сползающие вниз строчки говорят о заниженной самооценке. Или о том нуле, которым неминуемо заканчиваются все примеры.
   Но автор ограды, конечно, ничего такого не имел в виду. Он хотел как лучше. Букварь хотел, плюсы и минусы хотел, сумму углов и закон Архимеда. А я иду мимо со своей стороны, свободная, незазеркальная, и думаю: всё правда, всё так и есть.
   Вот буду долго и тщательно бродить по городу, наберу материала, а потом напишу книгу "Роль подсознания в городском пейзаже". Если кто-нибудь раньше меня не успеет её написать.

2 комментария:

  1. На четвертом снизу фото - автор явно находился под впечатлением "Пляшущих человечков" Конан Дойля))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Точно, точно! А я всё время думала: кого же они мне напоминают?

      Удалить