Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 12 января 2017 г.

Мой Н. Н.

   Может быть, когда-нибудь переиздадут, и тогда я немедленно куплю в точности такую. А то моя старая уже порядком износилась, распалась на отдельные страницы. Потерялся где-то во времени и пространстве самый первый рассказ "Мишкина каша" и последняя глава "Весёлой семейки". Это моя рука пыталась раскрасить белого мальчика на обложке и подкорректировала простым карандашом имя автора - не просто Н. Носов, а Н. Н. Носов. Вот теперь всё верно. И да будет так.
   Эту книгу я помню столько же, сколько себя. Она была куплена ещё до моего рождения - в те времена, когда люди, наткнувшись в книжном магазине на детскую художественную литературу, долго не рассуждали: рано-не рано? дорого-не дорого? хороши такие иллюстрации или не хороши? Покупали сразу, пользуясь счастливым случаем. И книга становилась членом семьи.
   Мой Н. Н. Носов стоил 1руб.01коп. и был гармоничен, как Вселенная - только "школьные" рассказы, только Мишка с Колей. И когда воспитательница в детском саду читала нам вслух "Живую шляпу", "На горке" или "Ступеньки", мне казалось, что это для маленьких, для яслей. В крайнем случае, для младшей группы.
   В первых классах школы я так и не смогла полюбить Незнайку, зато без устали нянчила "Бенгальские огни", "Тук-тук-тук" и любимейший из любимых "Наш каток".
"Все ребята на Мишку набросились.
 - Из-за тебя, - говорят, - каток запретят! Даром трудились только!
Мишка готов был рвать на себе волосы от досады.
- И как это у меня вырвалось? - убивался он.
Вдруг смотрим - тётя Даша обратно бежит, а за ней управдом. Мишка увидел, уцепился руками за столб и как завоет:
- Не отдам столб, не отдам! Я накоплю денег и заплачу вам за него. Целую зиму не буду мороженого есть.
Управдом услышал и только рукой махнул.
- Ладно, - говорит, - берите себе этот столб.
И ушёл. А тётя Даша увидела, что у неё ничего не вышло, и говорит:
- Хорошо же! Мы ещё поговорим с вами!"
   Это мой Носов. Мой Н. Н. И если его когда-нибудь переиздадут, я куплю сразу, со всеми рисунками, которые помню как себя. Фантастическое имя художника - Аминадав Каневский.   И как он нарисовал свет зимнего вечера! Именно такой я и видела когда-то, и такой в точности месяц мне светил.
   Снова беру в руки, рассматриваю. Пытаюсь понять, как это сделано. В чём магия этих незамысловатых текстов? Ведь ничего особенного не происходит - ни головокружительных приключений, ни чудесных перевоплощений, ни болезненных рефлексий, ни отцов и детей с последующим подростковым суицидом, ни странных "былых ворон" в жестоком классе, ни вопиющих социальных проблем. Герои переживают не из-за своего резко пробудившегося пола, а из-за того, что цыплятам в инкубаторе пора вылупиться, а наклёвок до сих пор ни одной.
   Как это сделано? Как? В чём тайна? Совершенный какой-то Н. Н.
" - Как же, - говорю, - ты теперь будешь - без телефона и без звонка?
- Ничего, - вздохнул он, - как-нибудь буду!
Пошёл я домой, а сам думаю: “Почему Мишка такой нескладный? Зачем он всё ломает?!” Мне даже жалко стало его.
Вечером я лёг спать и долго не мог заснуть, всё вспоминал : как у нас был телефон и как из него получился электрический звонок. Потом я стал думать об электричестве, как оно получается в батарее и из чего. Все давно уже спали, а я всё думал про это и никак не мог заснуть. Тогда я встал, зажёг лампу, снял с полки батарею и разломал её. В батарее оказалась какая-то жидкость, в которой мокла чёрная палка, завёрнутая в тряпочку. Я понял, что электричество получалось из этой жидкости. Потом лёг в постель и быстро заснул."









   Конечно, нужна новая литература, современная: сотовые телефоны, социальные сети, сленг подрастающего поколения. И правильно, и пусть будет. Новый язык, новые реалии, в которых ни одному нормальному четверокласснику в голову не придёт толочь в ступке серу и сахар и мучиться проклятыми вопросами, из чего получается электричество. И я очень хорошо их понимаю - современных, новых.
   Я не буду писать на их красивых обложках дополнительную Н простым карандашом.

13 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина! Я Вас очень понимаю! Старые книги любит тот, кто читал их в детстве,засыпал вместе с любимой книжкой, зачитывал до дыр... Магию старых книг понимаю библиотекари, проработавшие не один десяток лет... А теперь нам говорят: "Списать и выбросить!" Кто говорит? Проверяющие... Всякие... Роспотребнадзором грозят... Не положено... А у меня есть такие книги, которые уже стали раритетом. Спасибо Вам за этот пост! А Носов, есть Носов!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Фёдоровна! Я определила для себя одно существенное отличие между старой литературой и современной. В обсуждении новых детских книг очень часто говорится о том, какие живые герои получились у автора, какие они настоящие, как убедительны их проблемы. Но художественная книга не зря называется художественной, она не должна снимать кальку с реальной жизни, она всегда лучше своего читателя, больше и выше. Настоящая книга всегда содержит в себе мощный нравственный посыл, героя, которому хочется подражать. Она всегда тянет вверх, и когда говорит о вещах тяжёлых, трагических, не погружает читателя в пучину беспросветности и тоски, а заставляет задуматься, обнажает сердце. Представляете, как много теряют современные мальчики, не читающие приключенческую литературу? Они никогда не услышат слова лорда Гленарвана: "Я поклялся найти капитана Гранта, и я его найду, что бы мне это ни стоило."
      Когда я читаю современные книги для детей (и особенно для подростков), у меня часто возникает ощущение, что их авторы панибратствуют со своей аудиторией, притворяются "своими", подыгрывают, поддаются: я, мол, друг твой, а не учитель-зануда. И совсем ужасно, когда автор опускается ниже своего читателя: открываешь книгу и чувствуешь себя полным дураком. Или стыдно становится так, будто юмориста увидел по телевизору.

      Удалить
  2. Да, вроде о совсем простых вещах он писал, но запомнилось на всю жизнь! Спасибо за пост! И за картинки!
    Недавно читала рассказы Носова в интернете! Своих книжек к сожалению дома нет! Переезды! И все прочее! Долгая жизнь...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Элементарные ситуации просто. Казалось бы: мальчишки ночью не сумели кашу сварить. И что здесь такого? А попробуй сочинить подобное - и близко не получится. Тонкая, неуловимая магия подлинного художественного текста. Личность автора, доказывающая раз и навсегда, что писателем может стать не каждый. Далеко не каждый.
      Я очень люблю своих старинных: "Карлсон" 1963 года издания", "Винни-Пух", "Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна" с великолепными чёрно-белыми иллюстрациями... Подпитываюсь у них энергией время от времени.

      Удалить
  3. И у меня, и у меня есть свой Н. Н., http://www.mama-lev.ru/2014/01/blog-post_10.html
    зелёные томики, три, купленные до моего рождения, первые толстые книги, которые мама читала мне. И у Лёвы любимые не Незнайка, а Каток, Бенгальские огни и Тук-тук-тук. А у меня Мишкина каша и Незнайка, и всё остальное.. Как здорово вот так встретиться). И даже хотя у меня Вальк и Лаптев, а у вас Каневский, его-то я тоже люблю, очень.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У меня Вальк ассоциируется с детскими рассказами - про заплатку, про метро, про фантазёров... Наверно, из-за его "округлой" манеры. А школьные - Каневский, ещё до моего рождения.
      С Незнайкой как-то до сих пор толком не можем встретиться. Видимо, он из тех книг, которыми нужно заразиться вовремя. В детстве у меня его дома не было, в библиотеке взять я почему-то не догадалась. Через годы купила маленькой дочке, и снова не задалось, поставили на полку. Посмотрим, какова будет вторая попытка.

      Удалить
    2. А с Незнайкой у меня теперь тоже другие отношения. Да, его читали мне первым, в четыре года, может даже раньше, и это был восторг. Но года три назад, когда я взялась перечитывать его сыну, и сама разочаровалась, и у него любви не произошло. Даже расстроилась.. но к счастью другие рассказы и повести Носова по-прежнему читаются как и в детстве, с теми же чувствами. Приглянулся сыну только отрывок из Незнайки в отдельной, так же моей детской, книге - Авария (эпизод полёта на воздушном шаре) с яркими рисунками Калаушина.

      Удалить
    3. У меня таким разочарованием и расстройством стала Токмакова. Я её прекрасно помнила ещё по "Мурзилке", но когда взялась через много лет читать сыну про Алю с Кляксичем, была морально убита, настолько не показался этот текст и все его продолжения. Так и поставили на полку, и забыли.

      Удалить
    4. И у нас так же произошло с Алей.. так и не дочитали. Лёва отказался. А я не успела вчитаться, но что-то явно было не то, хотя думаю ещё из-за моей дурацкой настойчивости с целью особого знакомства с буквами и выполнения заданий- это было совершенно лишнее. Продолжения покупать не буду. Если что - есть в хрестоматии.
      Ирина, и прочитала ваш комментарий выше. Не могу не написать - ваши слова о современной литературе и о потере героя, о настроении и о поддержке - разделяю полностью, согласна и поддерживаю.

      Удалить
    5. У нас томина со всеми продолжениями, вся Аля в одном флаконе - дочке подарили в первом классе, но она не осилила, не смогла. Я тоже хотела с помощью Али открыть сыну горизонты, от которых он так упорно бегал. Но книга показалась неинтересной по всем статьям, какой-то очень заурядной. А мечта осталась - подружить с буквами, показать, что они не абстрактная скукота, а живые и настоящие.
      Катя, спасибо за беседу. Для меня это всегда удовольствие - вот так разговаривать о книгах. И вообще...

      Удалить
    6. Спасибо, Ирина, большое. Взаимно!

      Удалить
  4. У нас есть переизданное от "Махаона". "Живая шляпа" и "Автомобиль" в одной книге. Иллюстрации И.Семенова.
    С книгами для подростков сейчас еще сложнее, чем лет десять назад. В основном, издают переводные. "РОСМЭН" издает соотечественников и дальше обещает издавать.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, Носова очень хорошо переиздают, я видела прекрасный сборник школьных рассказов, только под другой обложкой; может и я дождусь того самого.
      У меня стойкое ощущение, что в нише "современная литература для подростков" идёт жестокая битва за читателя. Привлечь к себе внимание любой ценой, говорить не то, что хочется, а то, что от тебя хотят услышать. Не писатель формирует своего читателя, а наоборот, читатель подсказывает писателю, каким ему нужно быть. Так может родиться и просуществовать некоторое время новый популярный жанр, но его вклад в культуру человечества очень сомнителен.

      Удалить