Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 7 апреля 2016 г.

Мирное сосуществование


Любитель всего овсяного
   В детстве мои личные вкусы и вкусы моего старшего брата решительно ни в чём не совпадали. Что немаловажно. В наших отношениях благодаря такому несовпадению царила почти гармония. Почти - потому что совсем без казусов невозможно, не бывает реальная детская жизнь без казусов.
   Надо сказать, что в роли зачинщика и провокатора, как правило, выступала я. То незаметно подкрадусь сзади на цыпочках (старший брат читает лёжа на полу, о диверсии не помышляет) и ловко вытащу из заднего кармана шорт сложенный в 8 раз и тщательно скрываемый от меня секретный документ. Теперь поспешно прочитать, захлёбываясь от восторга, и гордо крикнуть: "А я всё знаю!"
   Старший брат был тогда очень зол, но не бил. А ещё не бил, когда я из вредности посыпала чёрным перцем пельмени в его тарелке (ты так не любишь, но люблю я, так берегись любви моей!). Не вышло, не стал есть как не любит. Я перестала трясти перцем над чужой территорией. И всё осталось по-прежнему.
   Я и теперь считаю, что разница во вкусах - один из залогов мирного, гармоничного сосуществования.
   Например, у нас никогда не было болезненных стычек и мелких междоусобных войн на конфетной территории. Просто не могло быть. Мы существовали в параллельных, никогда не пересекающихся плоскостях.
   Мой старший брат любил шоколадные с коричневой начинкой - "Весна", "Ромашка"... А я ни в чём не разбиралась и предпочитала леденцы. Особенно бесконечные, долго-предолго играющие - "Дюшес", "Театральные" (наверное, для любителей оперы сконструированы), карамель "Взлётная"! Ну? И что вы на это скажете?
   Мой старший брат всегда любил батончики "Шалунья", а я... "Подушечки" помните, конечно? В нашей стране живёт довольно много людей, которые помнят и никогда не забудут "подушечки". Обсыпанная какао-порошком "в кульке за рубль десять карамель", с названием смешным и отнюдь не аристократичным. "Дунькина радость" - вот что это было такое. И моя заодно. Я полностью поддерживала неизвестную Дуньку. Я ни в чём не разбиралась и равнодушно отодвигала обсыпанные какао-порошком изысканные "Трюфели". Я и теперь их отодвигаю.
   А "морские камушки"? Невкусные были с изюмом внутри, желанные - с арахисом.
Мой старший брат был равнодушен к жевательной резинке (о, странный! о, счастье!). Но зато с увлечением ел сваренную для какого-нибудь салата свёклу. Просто так брал и ел (ну, это вообще за гранью добра и зла).
   Невозможно было спокойно читать, как Буратино, закрыв глаза, увидел тарелку манной каши пополам с малиновым вареньем. Сразу хотелось тоже, сильно, наяву. И при первом удобном случае я так и делала: сбоку на белое аккуратно наливала немного красного, цепляла маленькой ложкой того и этого.
   Мой старший брат круговыми движениями вмешивал варенье прямо в кашу. Получалась бледно-ягодная смесь. Смотреть на это было невозможно, есть тем более. Но брат ел с удовольствием. Ну нравится человеку, и всё тут. Мы вообще из разных поленьев возникли, как все нормальные люди.
   Мой старший брат любил томатный сок, к которому я не прикасалась, молочный коктейль и подтаявшее мороженое. Мы никогда не ссорились. Если бы ещё не тот насильственный перец и мой неблагородный трюк со спины.
   Мой старший брат изо всех сил любил овсяное печенье. А я, как легко можно догадаться, нет. Я много лет верно не любила овсяное печенье. Но вот однажды меня привлекло слово "воздушное" на его упаковке. Овсяное и воздушное, и ещё много других хороших слов.
Я красиво и торжественно положила его в центр стола, в красивую соломенную тарелочку.
   Вечером печенье исчезло, упаковка воздушного улетела в неизвестном направлении. А попробовать? А убедиться, что я не люблю по-прежнему, или есть ещё надежда?
   "Да мы... Да у нас...- вкручивали пальцы в стол смущённые домочадцы. - Да мы просто чаю решили попить... Да мы тебя звали, а ты... Да вот Игорян тоже здесь ходил..."
Всё ясно. Печенье съел Игорян. Игорян, ты ел овсяное печенье?
"Всего лишь две штучки, - и честные глаза хлопают в такт. - Нет, три всего лишь."
   Никакой проблемы, абсолютно. В магазине воздушного сколько угодно. Завтра же и куплю. А мне Вселенная прямым текстом так и сказала: не для тебя предназначено, для истинных любителей и ценителей. Нет, попробовать можешь, конечно (если успеешь, хе-хе). Но вообще не твоё, не обижайся. Во имя мирного сосуществования.

4 комментария:

  1. Все очень близко о чем вы пишите! Тоже был у меня старший брат - по разному мы с ним сосуществовали, но все равно любили друг друга! Сейчас уже его давно нет, остались только воспоминания!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Детские воспоминания - ценная вещь. И очень грустно, если, повзрослев, братья и сёстры перестают общаться. Ведь самые близкие родственники по крови, ближе не бывает.

      Удалить
  2. Кашу с вареньем обязательно нужно смешивать.
    Тем более, в животе итак всё перемешается!

    ОтветитьУдалить