Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 8 февраля 2016 г.

Мы сейчас о чём вообще говорим?


Быть или не быть?
Мой муж решил вдруг вспомнить школьный фольклор нашего детства. Задал Игоряну вопрос:
 - Игорян, ты за Луну или за Солнце?
 - За Солнце! Я выбираю Солнце! - твёрдо ответил сын, не чуя подвоха.
 - Значит, ты за пузатого японца! - тут же воскликнул папа. - А если бы сказал "за Луну", то был бы за Советскую страну!
Игорян помолчал, подумал немного и задал встречный вопрос:
 - Папа, а мы сейчас о чём вообще говорим?
Конечно. Откуда нашему почти пятилетнему сыну знать? Откуда знать ему про дворовый фольклор, если никакого двора в его жизни нет и не предвидится. Потому что яркие пластмассовые горки и качели - это ещё не двор, а всего лишь детская площадка.
   Двор - это, как известно, люди. А у людей в наше время всё расписано: после кружка секция, после секции студия, после студии иностранный язык.
   И никто не подкрадётся к девочкам, играющим на первом просохшем тротуаре в резиночку. Не перережет звенящую на уровне коленок бельевую струну новеньким (очень острым) бритвенным лезвием "Нева". Не умчится с хохотом победителя. Прыгайте спокойно, девочки! Ну где же вы, девочки? Танцы у девочек...
   Никто не замрёт морской фигурой на месте, не спросит: "Вы поедете на бал?" Не грянется с разбегу всем телом о плотно сцепленные руки, не раскуёт цепи-кованы.
У моего сына другое время, своё время. Другое счастливое детство. Откуда ему знать?
   И про Советскую страну тоже. Авторы дочкиного учебника по литературе за 3 класс испугались этого словосочетания настолько, что практически замазали чёрной тушью финал прелестной, невиннейшей повести А. Гайдара "Чук и Гек". Просто взяли то, что не ими было написано 70 лет назад и подправили по своему образу и подобию.
    Мало того, что текст дали в сокращении (не пойму, что там можно сокращать), ещё и завершили злодейство так: «Что такое счастье – это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю...» Финальные слова "...которая зовётся Советской страной"  стыдливо отрезали.
   А в чём криминал? Объясните же, авторы учебника! Научите. В том, что братья Серёгины жили в стране вот с таким названием? В том, что писатель Гайдар призывал эту страну крепко любить и беречь?
   Когда мы с Игоряном слушали полную аудиоверсию, без купюр, он вообще не обратил внимания на "идеологию", но заворожённо повторял весь вечер: "Жил человек в лесу возле Синих гор..." Сразу почувствовал, кто здесь главный.
   Мы очень часто смотрим видеоролики с песнями из кинофильмов моего детства. Игорян очарован трубой из "Бьют часы на старой башне", без конца просит из "Проданного смеха":
                             Почему-то, отчего-то
                             Так устроен белый свет:
                             Денег нет у бегемота
                             И у зайца тоже нет.
   Замирает столбиком при виде Васечкина-рыцаря. Но ему, конечно, и в голову не приходит, что все любимые герои живут там, в стране Чука и Гека. Что все они за Луну.
   Я дала себе честное слово: никогда-никогда не читать комментарии к этим видео,  потому что всё знаю заранее. Как под копирку, слово в слово нижеподписавшиеся затянут стройным хором: хочу туда-верните мне мою страну-верните мне моё детство-эх, на один бы хоть денёк обратно.
   Ещё пишут: почему раньше умели делать настоящие вещи, а сейчас не могут? И тут я не могу не согласиться - раньше почему-то умели для детей, а сейчас разучились, но сколько уже можно! А вот что касается эх, на денёк бы обратно...
   Авторы подобных комментариев знают, что решительно ничем не рискуют. Машина времени, к счастью, ещё не изобретена. Никто не откликнется на зов страдающего сердца, не придёт и не крикнет: "Поехали! Вы какой год предпочитаете, 1978 или 1983?"
   Явись вдруг такой инженер Тимофеев со своим интересным предложением, добрая половина ностальгирующих и страждущих отказалась бы от участия прямо на старте. Потому что крепко помнят насчёт одной реки и дважды войти. А ещё помнят о копье, угодившем прямо в механизм, и перегоревших трансформаторах. А ещё о том, что такое "Магазин закрыт на учёт". Спасибо, мы пошутили.
   А те, в ком не угас дух авантюризма, пусть дерзают. Желательно где-нибудь в провинции. Кто дольше продержится. Я так полагаю, что после первого же похода в магазин за продуктами рука половины той половины непроизвольно потянется к кнопке "Esc". А когда появится картинка и уточнит: "Хотите выйти? Уверены?", закивают всем телом и твёрдо надавят "Да". Уверены. Выйти.
   Оставшаяся кучка несокрушимых добровольцев пусть идёт дальше. Да хоть в поликлинику, что ли... Тот, кто без моральной травмы пройдёт первый уровень "Гардероб", получит дополнительную жизнь. Она пригодится на втором уровне "Регистратура".
   Тот, кто одолеет "Регистратуру" - супергерой,  теперь можно вступать в битву с демоном. С монстром, вооружённым шваброй и тряпкой. Санитарка-Бонапарт обязательно преградит дверь к заветным дверям, за которыми неутомимо работает отбойный молоток Антона Семёновича Шпака.
   Совсем уж немногочисленной группе энтузиастов рекомендую напоследок ЖЭУ. Лучше всего паспортистку. Или сантехника. Вот уж где взвоют, зарычат и ногами застучат: "Давай, кудесник! Крути свою машину обратно!"
   Скорее домой! К родимому интернету, к милому сердцу айфону, к прекрасной стиральной машине-автомат. Удобное кресло, хороший кофе, бутерброд с красной рыбкой, пульт в руке. Выбрать добрый, душевный фильм в этом жестоком-жестоком мире. Ностальгировать.
Вот Надя из "Иронии судьбы" села в такси.
 - Куда едем? - спрашивает таксист.
 - Понятия не имею! - говорит Надя. Она и в самом деле не понимает, что с ней такое в эту ночь, она ошарашена, она счастлива!
 - А ну вылезайте! - грозно рычит таксист. Он сам тут решает, кто куда нынче едет. А если ему "в парк", то сама неси чемодан со свининой на свою Плющиху.
   Вот секретарша Вера из "Служебного романа" в упор не видит, что в приёмной человек. Ноет и ноет что-то в трубку, пока не бросят ей с барского плеча блок сигарет "Мальборо".
   Вот генеральская жена в фильме "Москва слезам не верит" просит сотрудницу химчистки Людмилу:
 - Девушка, а можно завернуть костюм в два слоя бумаги? Нам далеко везти.
 - С бумагой, - презрительно цедит сквозь зубы обслуживающий персонал, - В стране напряжёнка" И швыряет на прилавок свёрток.
   А вот и Нестор Петрович, герой "Большой перемены", занял свой наблюдательный пункт в летнем кафе. Смотрит, как бежит по волнам приглянувшаяся ему Полина. Грозная официантка тут как тут - всячески демонстрирует неравнодушие:
 - Хоть бы горячего заказали. А то ходите целую неделю. Или пересели бы за другой столик.
Ещё одна чудо-официантка из "Вокзала для дроих":
 - А я откуда знаю, ели вы или не ели! Платите рубль-двадцать!
Зачем машина времени? Нам и без машины времени хорошо.
   Нет, я не хочу сказать, что времена стали лучше и веселее. Они просто другие - новые детства, новые средства, новые лица. И несмотря на то, что лета и зимы стали гораздо быстрее сменять друг друга, меня не покидает ощущение, что время встало колом и стоит. И стоять ему так ближайшую тысячелетку.
   Новое Средневековье повисло над миром людей. Будет много чумы, междоусобиц, мракобесия и крестовых походов. И надо как-то жить дальше, переписывать книги, искать философский камень, благородно разбойничать, ссылаться во всех случаях на Геродота, говорить: "А всё-таки она вертится!"
   Только грустно немного, что ни я, ни дети мои, ни внуки, ни десятые правнуки, похоже, так и не увидят Эпохи Возрождения.
Но ведь где-то там, впереди оно всё равно есть. Не может не быть.
И поэтому я не хочу машины времени. Пусть то, чему суждено быть, сбудется само.
   Я снова и снова пересматриваю старые ролики, которые лучшие, которые детям. Смотрю в то лето, в ту осень, когда деревья были большие. На ту Луну, на то Солнце. И мой сын рядом своё видит и слышит, я - своё. Нам по-разному хорошо.Так и будет. Так и должно быть.
   О чём мы вообще сейчас говорим?


4 комментария:

  1. Думаю, фольклор "неумеручь",пока есть папы. -они всю жизнь немного дети. Да и дедушки, наш научил считалочке:"Вышел месяц из тумана...", одна моя подружка услышала долго охала, наверное, думала, что у меня кровожадные дети, у нее, кстати, папы не было, и она никогда не слышала такого.
    Да и из сада приносят много: "Скажи, "клей", Скажи "5" и т.д. и считалочки из моего детства.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Олеся, у нашего дедушки коронный номер для внуков - песня "Шёл отряд по берегу, шёл издалека, шёл под красным знаменем командир полка." Мужчины рода - верные хранители фольклорных традиций, это да. Но всё равно многого не знают современные дети,по сравнению с нами, особенно школьники: ни стихов "про маленького мальчика", ни гадалок, ни зауми, ни переделанных на новый лад произведений русской классики, ни рассказов про Чёрную Простыню, ни дворовых песен... Всё-таки дворовая школа жизни уникальна, и ничем не заменима та вольница, в которой мы росли.

      Удалить
  2. Как-то глубоко ты копнула... И понотсальгировать иногда хочется, и минусы прошлого явно помнишь... наверное, если меня спросить, я тоже не сяду в эту машину времени...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ностальгия-то больше с детством связана,и оно прекрасным было на самом деле. А во взрослом состоянии я в машину времени не сяду. Ни за что.

      Удалить