Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 29 июня 2015 г.

Любовь по-итальянски


Эвелина Васильева. Итальянская пара
Итальянская пара
   Одна из самых моих любимых миниатюр М. М. Жванецкого начинается так:
"Жизнь коротка. И надо уметь.
Надо уметь уходить с плохого фильма. Бросать плохую книгу.
Уходить от плохого человека.
Их много.
Дела не идущие бросать. Даже от посредственности уходить.
Их много. Время дороже.
Лучше поспать.
Лучше поесть.
Лучше посмотреть на огонь, на ребенка, на женщину, на воду."
   Мы с мужем так и сделали. Послушали мудрого человека и ушли со спектакля. Чтобы поесть, чтобы поспать, чтобы посмотреть на ребёнка - старшего и младшего.
Называлось "Любовь по-итальянски". Привёз Питер. А билеты нам подарили.
   Выглядели они так роскошно, что невольно вызывали подозрение. Большие, с золотым обрезом и словом "Премьера" в левом верхнем углу. Потом мы узнали, что спектакль был поставлен  25 лет назад, много раз переделывался и где уже только не успел побывать. Ладно, пусть. Для глуши сойдёт.
   На обратной стороне билета была напечатана суровая инструкция, чтобы зритель знал своё место.
   И забудьте о том, что театр начинается с вешалки. Это старьё, вчерашний день. Современный театр начинается с того, что "запрещается проносить в помещение предметы и сумки, оружие, газовые баллоны, алкоголь в любой таре, продукты питания, наркотики, взрывчатые вещества."
    А далее следовала совсем уж кошмарная фраза: "Возможность посещения мероприятий инвалидами уточняйте на сайте..."
   И я снова мысленно сказала спасибо театральному Новосибирску за то, что он без подробных инструкций на обороте. А под премьерой подразумевает первый показ нового спектакля.
   Если спектакль идёт в рамках театрального фестиваля, я смело покупаю билеты, и на 99% уверена, что не буду разочарована. Но (да простят меня столичные театры!) с большим недоверием и опаской отношусь в последнее время к привозным диковинкам, которые демонстрируются обычно на сцене Дворца культуры железнодорожников.
   Так было не всегда. Ещё несколько лет назад я с удовольствием смотрела на сцене ДКЖ "Мёртвые души" в исполнении "Табакерки" и "Случайное счастье милиционера Пешкина" с прекрасной парой Гурченко-Шакуров.
   Но после Безрукова-Пушкина стала опасаться. А от итальянской любви мне пришлось спасаться бегством.
   Поскольку я смотрю довольно много спектаклей, у меня уже сформировалось что-то наподобие седьмого по счёту чувства: с первой минуты (ещё, бывает, и первая реплика не произнесена) становится ясно  - хорошо это или зря время теряю.
   И вот когда на сцену вышел человек в жёлтой майке и надетой козырьком назад бейсболке и без лишних слов стал раздеваться, мучительно дёргая молнию на джинсовых шортах, седьмое чувство сразу напомнило о заветах Михаила Михайловича.
   Потом на сцене появилась женщина, и молния была побеждена. Под шортами оказались плавки всех цветов радуги (дело было на пляже). Не прерывая диалога с прекрасной незнакомкой, знойный Бруно рванул плавки вниз. Под ними оказались чёрные стринги.
   В зале возник первый смех. Надо сказать, довольно жидкий. Неудивительно - кого нынче можно удивить и рассмешить голым телом и стрингами? И не такое видели.
А приём безотказный, да. Если совсем уж нечего рассказать и показать, начинай раздеваться.
   Я поняла, что, кажется, попала на концерт Петросяна и его юмористов. Да хуже! Что может быть хуже юмористов? "Камеди клаб" какая-нибудь (сплюнь три раза, не моя зараза!). Вот это самое и было.
   Пара на сцене поразительно напоминала Ю. Гальцева и Е. Воробей. Низкий жанр, отягощённый низким (во всех смыслах этого слова) юмором - мучительное, невыносимое сочетание. Не понимаю, зачем его выпускать на сцену. Чтобы напомнить человеку, что он произошёл от обезьяны? Позвучал гордо - и хватит?
"Чмоки-чмоки!" - кокетливо произносила сеньора-героиня, исчезая за кулисой.
"Чмоки!" - злобно передразнивал её Бруно-герой. - "Чмо поганое!" (смех в зале).
   Постепенно влюблённые окончательно и бесповоротно перешли на язык 18+, щедро разбавленный подростковыми двусмысленными намёками.
   Началось-то всё, как водится, с взаимной неприязни, но постепенно переросло в большое светлое чувство.
   Первое действие напоминало вывернутый наизнанку "Вокзал для двоих". Героиня врезалась на своей машине в другую машину - погибли и пострадали люди ("Скончались не приходя в сознание. Замечательная смерть, ха-ха!") и всё сваливает на сеньора Бруно - якобы это он был за рулём. А потом ходит навещать его - в тюрьму и сумасшедший дом. С апельсином в сумочке ("Угадай, что у меня есть? На букву О!" (смех в зале).
   Но адвокат хорош, и вот уже свобода. И два тела падают на обширную кровать, и меркнет свет в зале, и хохот вперемешку с аплодисментами (довольно слабыми, впрочем).
   А потом героиня сказала между делом: "Убей моего мужа, и я твоя навек!" И случился долгожданный антракт.
   Мой терпимый и терпеливый флегматик-муж на предложение пойти домой быстро и с готовностью кивнул.
   Судя по тому, какое количество зрителей устремилось на улицу, не мы одни с нетерпением ждали антракта.
Всё-таки хохот в зале не случайно был очень жидким.
   Дома мой основательный супруг спросил у Гугла, чем всё дело закончилось. Мы почти угадали. Познакомившись, муж сеньоры и любовник её Бруно решили, что не нужны им никакие женщины. Досадное препятствие устранили и обрели друг друга. Конец.
   А ещё Гугл сказал, что "Любовь по-итальянски" всегда и везде идёт с неизменным аншлагом, и дал почитать зрительский отзыв:
"Начал смеяться с первых минут...Стругачев начинает жечь сразу:))...до конца спектакля улыбался и хохотал вовсю! Не рассчитывал на такое зрелище:) Во втором акте запомнилась птица "перебзделка" из уст Сергея Кошонина:) И его описание семейной жизни...Мы с женой остались довольны...
P.S.:Правда смысл этой постановки она так и не поняла:)..."
   Мы снова порадовались, что ушли вовремя. Только птицы "перебзделки" нам и не хватало!
                            Тащитесь, траурные клячи!
                            Актёры, правьте ремесло,
                            Чтобы от истины ходячей
                            Всем стало больно и светло!

                            В тайник души проникла плесень,
                            Но надо плакать, петь, идти,
                            Чтоб в рай моих заморских песен
                            Открылись торные пути. 
   Про светло ничего не могу сказать, не было мне светло в тот вечер. А насчёт больно - прав Александр Александрович. И насчёт плесени, проникшей в тайник души. Не хочется, чтобы искусство так легко сдавалось. Столько лет убеждать человека в том, что он человек - это какие силы нужны, и терпение, и великий талант. Неужели всё зря? Неужели только хохот остался, и чёрные стринги под радужными плавками? И птица "перебзделка" -  покровительница нового зарождающегося чувства...

Комментариев нет:

Отправить комментарий