Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 2 июня 2015 г.

"Кококо"


Эвелина Васильева. Кококо
Двое из "Кококо"
   Увидела рекламу, увидела много восторженных отзывов, и решила посмотреть фильм. Думала, новое что-то, а он оказался 2012 года, и уже успел получить множество различных призов, в том числе и "Кинотавра".
Называется "Кококо" (режиссёр Авдотья Смирнова).
   После нескольких неудачных попыток я практически перестала смотреть новое кино, поэтому современных актёров не знаю совершенно. То есть я догадалась, конечно, что Анна Михалкова имеет какое-то отношение к Никите Сергеевичу (оказалось, и правда - дочь), а вот имя Яна Троянова (вторая главная роль) мне не говорило ровным счётом ничего. И все остальные имена тоже.
   Жанр: трагикомедия. Ну что такое трагикомедия? Это "Небеса обетованные", например. Или "Осенний марафон". Или "Тот самый Мюнхаузен". Юмор трагикомедии блистателен, а трагедия отдельно взятого человеческого сердца - бездонна. Это очень тонкий и очень умный жанр.
   Разглядеть в "Кококо" комедию мне не удалось, хоть я и старалась все 90 минут. Разве что траги некоторое количество.
   Больше всего главные героини напомнили мне Рыжего и Белого клоунов. Там, внутри, есть индивидуальная грусть и характер, но самое первое, что видит зритель - это маска.
   Рыжий клоун - Вика в исполнении Яны Трояновой. С самых первых кадров меня не покидало ощущение, что ей по какому-то недоразумению забыли надеть на голову ушанку со звездой, а на грудь приколоть медаль "За освоение целины". Зато пьёт она как полагается - беспробудно, в самый разгар веселья затягивая дурным голосом русскую народную песню. Неприличными словами выражается, а как же! Три года назад закон ещё не запрещал ненормативную лексику.
   Одета Вика вульгарно - что-то блестящее и короткое в любое время суток или цветастое с большим мехом на груди. Говорит громко и безграмотно.
   Зато отличная хозяйка. Раз - и пирог из ничего на столе!  Пол моет в течение фильма несколько раз, и только руками.
   Таков собирательный образ молодой женщины из провинции. В начале фильма на вопрос милиционера, откуда она родом, Вика произносит чётко и агрессивно: "Из Ё-бурга!" И это самое отвратительное из всех возможных сокращений названия города Екатеринбурга.
В общем, "с Урала". Вышла вся из народа.
   На смену обаятельным провинциалам прежних лет (Фрося Бурлакова, Нина Соломатина из фильма "Карнавал", Петя Горохов из "Баламута") пришло чудо-юдо неопределённых занятий и вполне определённого морального и интеллектуального уровня.
   А дело в том, что уже выросло целое поколение новых русских зрителей, которые с раннего детства привыкли к ярким, быстро меняющимся картинкам. Полутона они различают с трудом или не различают вовсе. Так и подумают, чего доброго, что Екатеринбург - это Ё-бург, и живут там сплошные Вики.
   Полная противоположность Вики - Белый клоун (Анна Михалкова). Тихая интеллигентная Лиза. Разумеется, из Петербурга. Если интеллигентная, откуда же ещё? Образование - университетское, место работы - Кунсткамера, вид - печальный. Вечное чувство вины и страх ненароком занять чьё-то место (даже своё собственное). Центральная трагедия всей прошлой Лизиной жизни - жалкий хамоватый муж, который даже в звании бывшего не упускает возможности унизить её как женщину. Но она всё равно почему-то продолжает с ним общаться. Интеллигентская мягкость, не иначе. Боязнь обидеть. Неумение сказать "нет".
   Главное качество Лизы - она никакая вообще. То есть абсолютно. О её  возрасте можно догадаться по случайной реплике бывшего мужа. Там что-то про 40 лет. "Нет, - плачет Лиза, - мне не 40". Ну, ясно. Значит, 39.
   Неясно другое. Как могла молодая городская женщина, выросшая в семье художника, довести себя до такого убожества, до такой серости, до таких ботинок!
   А я-то, гуляя по Петербургу, всегда с удовольствием рассматривала прохожих - как интересно, странно и необычно они одеты. Вроде бы ничего особенного, а все разные. Может быть, это была не интеллигенция?
   Для меня жители Петербурга - не мышиная серость, а яркие типажи. Такие, как тётя Клава из фильма "Кука". Когда главная героиня Лена, спасаясь от всего на свете, приезжает из Москвы в питерскую квартиру своего детства, её встречает колоритнейший персонаж, соседка.
 - Ну смотри, ты приехала, да? Что ты будешь в четырёх стенах целый день делать?
 - По музеям ходить, - рыдает Лена.
 - А-а-а, по музеям. Ну, тут-то тебе крышу и подвинет. Нет, тебе сейчас к высокому нельзя. Тебе надо что-нибудь попроще. Понимаешь, надо чем-нибудь заняться. Надо каким-нибудь прикладным заняться. Вышивай что-нибудь. Брюки себе сшей.
   Все Лизины коллеги - друзья со студенческой скамьи - так же интеллигентны и уникально серы. Очень хорошая находка: они работают не в Эрмитаже, а в Кунсткамере. И уже сами как будто - часть коллекции диковинок и монстров. И крупным планом - банка с чем-то ужасным заспиртованным внутри. Оператор фильма достоин награды за свою работу, это бесспорно.
   Вика и Лиза становятся подругами. "Они сошлись. Волна и камень, стихи и проза, лёд и пламень..." Всё-таки один из главных героев фильма - город, и с ролью своей он справляется отменно.
А сошлись так.
   Когда историк Карамзин приехал в Париж, русские эмигранты спросили у него:
 - В двух словах, что происходит на Родине?
Карамзин ограничился одним словом:
 - Воруют.
Вот прямо в поезде Вику с Лизой-то и обворовали. Потому что как без воровства? Неполный ведь будет комплект.
   Денег нет, документов нет. И тогда интеллигенция приглашает народ к себе домой, из простого человеческого сострадания. А через какое-то время очаровывается народом, природной силой его, непосредственностью его. И начинает разрабатывать план по его спасению. Взять за руку и вывести из мрака. Дать народу всё то, чего он был лишён в детстве. Научить отличать рококо от барокко, устроить на хорошую работу, прописать на своей жилплощади.
  "Что она видела в своей жизни? - горько восклицает Лиза. - Это нас тут по музеям водили, а они..."
                                  Утром мажу бутерброд,
                                  Сразу мысль: а как народ?
                                  И икра не лезет в горло,
                                  И компот не льётся в рот.
   Да только народ оказался не очень восприимчивым к прекрасному. Есть только один архитектурный стиль - первый, он же и последний. Кококо. Народ не расстаётся с бутылкой ( с этого крепкая дружба, собственно говоря, и началась. И утончённая интеллигентность употребляет наравне с мозолистым пролетариатом, будто бы всю жизнь только этим и занималась).
   Народ приводит в дом сомнительные компании, не брезгует ни сотрудником музея, ни мужем Лизиным бывшим. При этом искренне недоумевает: а что такого? Не виноватая я. Он сам пришёл. В то же время готова без устали мыть полы, чайники, готовить и прислуживать. Только не прогоняй от себя, всемогущий хозяин мой.
   А Лиза-то рефлексирует без устали. В Лизе обида копится. Она растеряна, она не ожидала совсем, что ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным. Что резвый ручной зверок готов в случае чего отхватить дающую руку по самое плечо. Как же так? А где же элементарная человеческая благодарность? Вон, на полке в музее стоит, заспиртованная. И лучшая подруга обернулась Шариковым во плоти. Уходить никуда не собирается, сидит на своих квадратных аршинах прочно.
   И вот однажды ночью Лиза надумала решить проблему радикально - взять да и задушить подушкой весь этот народ. Чтобы только интеллигенция вокруг, одна сплошная интеллигенция. Кому велено мурлыкать, не чирикайте.
   Тихий грустный Белый клоун наваливается на Рыжего всем телом. Да не тут-то было. Народ голыми руками не возьмёшь. Решительным жестом Вика отбрасывает серое божество в ночной рубашке прочь от себя. Интеллигенция - сразу в милицию. Меня обидела плохая, накажите её. Но потом передумала, вернулась с полдороги: "Отдайте заявление. Мы подруги. Мы просто поссорились." "Не отдавайте меня ей! - бьётся в клетке Вика. - Я не хочу!"
"Мы подруги, отдайте!" - воет Лиза. "Не отдавайте!" - рыдает Вика.
Исключительная клоунада. "Кококо", одним словом. Но больше похожее на простое яичко, а отнюдь не на золотое. Я и раньше знала, что Волга впадает в Каспийское море.
   У интеллигенции накопился большой опыт по спасению народа за последние сто лет. Что из этого вышло - всем известно.
Но я всё-таки досмотрела до конца. Желания пересмотреть ещё раз не возникло.





4 комментария:

  1. Яна Троянова?! Любопытства ради заглянула в Википедию. Почитала комментарии Яны. Мама вписала в графу отец Александра Сергеевича (в честь Пушкина). Вообще интересная легенда.
    Спасибо за подробный рассказ о впечатлениях от фильма. Схема сценария, согласно которой девушка из провинции приезжает в мегаполис, ну очень популярна сейчас. Половину сериалов отдают под такие схемы почему-то. И эти стереотипные провинциальные образы с мытьем полов несколько раз на день, с алкоголем и всем прочим... не такие мы, не такие. Но ведь люди смотрят эти сериалы, фильмы. Значит, спрос есть.

    ОтветитьУдалить
  2. А схему, наверное, подсмотрели в сериале "Просто Мария". Бразильском, кажется. Там тоже девушка Лопес в столицу приехала и говорила всем подряд, глядя в грядущее, как Ломоносов: "Вот увидите, я стану модисткой!" И ведь стала!
    Примитивный взгляд на людей и вещи очень испортил отечественный кинематограф.

    ОтветитьУдалить
  3. А не пора ли "замахнуться на Уильяма нашего Шекспира" - заняться написанием кинорецензий))

    ОтветитьУдалить
  4. Для этого же все новые фильмы надо смотреть. Испытание не для слабонервных. Боюсь не выдержать.

    ОтветитьУдалить