Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 24 июня 2015 г.

По следам бременских музыкантов


Эвелина Васильева. Бременские музыканты
Они своё призванье не забыли
   На экзамене по психологии личности мне попался билет про некрофилов. Очень лёгкая тема. Это вам не Платон, не Гегель, не вечное противостояние двух языковых школ. Тёмные жутковатые подробности про тех, кого влечёт обратная сторона жизни, запоминались сами собой. Производили впечатление.
   Мы начитались всякого по горло и при случае говорили друг другу с учёным видом знатока: "Ну что ты в кожаных перчатках ходишь, как некрофил?" Касались до всего слегка, как и полагается в период экзаменационной сессии.
   И вот они мне попались. И полилась моя речь - широко, плавно да уверенно. А напоследок преподавательница задала каверзный вопрос: "Приведите, пожалуйста, пример из литературы: герой-некрофил и противоположность его - биофил ( тот, кто, напротив, любит живое и жизнь)".
   Сейчас я, может быть, и растерялась: так сразу! без предварительной подготовки!
А тогда и глазом не моргнула:
   "Типичный представитель семейства некрофилов - учитель Беликов из рассказа А. П. Чехова "Человек в футляре" (преподавательница моя одобрительно кивнула). А натуральным биофилом мы можем считать Балду из сказки А. С. Пушкина:
                   Живёт Балда в поповом доме,
                   Спит себе на соломе,
                   Ест за четверых,
                   Работает за семерых;
                   Досветла всё у него пляшет,
                   Лошадь запряжёт, полосу вспашет,
                   Печь затопит, всё заготовит, закупит,
                   Яичко испечёт да сам и облупит...
   Также яркими и явными биофилами являются бременские музыканты: "Наш ковёр цветочная поляна, наши стены сосны-великаны."
   Так я обеспечила себе отличную оценку по предмету. Но на самом деле психолог я очень неважный, и со временем мой интерес к этой науке угас. А к пушкинскому Балде - ни в коем случае. И к бременским музыкантам тоже.
   После того как мультфильм про неунывающих певцов-биофилов был просмотрен тысячу и один раз, я решила, что пора попробовать другой жанр, и купила билеты в театр. Я представляла, на что иду, потому что уже смотрела этот спектакль целых 2 раза лет 9 тому назад. Дочку сводила, теперь сына черёд. А с бессмертным сюжетом за такое короткое время ничего случиться не может.
   Оказалось, что актёр, исполняющий роль Трубадура, получил повышение, и теперь исполняет партию Короля. Но корона его сверкала по-прежнему неимоверно. "Смотри, как блестит корона!" - выкрикнул Игорян что есть мочи 4 или 5 раз подряд. И смотрел  с интересом.
   А вот с моим восприятием произошли необратимые изменения. Бременские музыканты были по-прежнему жизнерадостны, но как-то неуловимо чувствовалось, что играть в детском спектакле - невеликое актёрское счастье. Петух - весь в красном - танцевал и кукарекал без особого энтузиазма. Осёл тоже "е-е"-кал без огонька.
  Кот в мушкетёрской шляпе и плаще казался персонажем новогоднего карнавала времён моего детства. А ещё он очень сильно напоминал главного героя фильма "Новые похождения кота в сапогах", которого играла актриса М. Барабанова. Один из шедевров великого А. Роу. Там ещё у кота были шпоры-ноу-хау; он из подкручивал, как будто часы заводил, и развивал запредельную скорость, как Электроник из другого фильма.
Шут, по заданию чёрных сил, читал больной Принцессе ужасные стихи:
                    Помилуй меня, о чудовище,
                    Скажу, где зарыто сокровище,
                    Скажу, где наследство старушкино...
А Маркиз Карабас подвывал из-за двери:
                    Под камнем, на площади Пушкина.
   Прекрасно, прекрасно! Но мы-то смотрели, не киношедевр, а рядовой детский спектакль. Корона сверкала, как новенькая, а вот остальные костюмы казались слегка замшелыми. Интонации тоже.
                    Настроенье у тебя истерическое,
                    Скушай, доченька, яйцо диетическое...
   Король пел и одновременно вкладывал в руки принцессы яйцо колоссальных размеров (такое только динозавру под силу снести).
                    Ничего я не хочу!
   Принцесса крикнула и метнула диетический продукт питания за кулису. С силой, которую трудно было заподозрить в таком хрупком и воздушном создании. Через полсекунды мы услышали глухой деревянный звук. Бутафория, всё бутафория. Театральные условности.
   Голенастая атаманша палила в воздух из пистолета, а один из разбойников был ну просто вылитый М. С. Паниковский.
   Когда в сцене открылся люк и оттуда выпрыгнул клетчатый гениальный сыщик, Игорян пришёл в восторг: дождался!
И с удовольствием стал подпевать:
                   Проворнее макаки,
                   Выносливей вола,
                   А нюх, как у собаки,
                   А глаз, как у орла!
                   О, йес!
 Потом сыщик переоделся в старушку-нищенку и пошёл похищать принцессу. И это ему удалось. Но всё закончилось хорошо. Биофилы победили. Наше счастье жить такой судьбою.
А ещё один знатный некрофил-пример из литературы - это Баба Яга!



Комментариев нет:

Отправить комментарий