Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 20 октября 2014 г.

Горшочек, вари!

Эвелина Васильева. Горшочек, вари!
Горшочек, вари!
   Манная каша нынче не в моде. Педиатры в один голос её не рекомендуют: никакой, мол, пользы от такой еды, кроме вреда. Вес набирается быстро, а витаминизируется растущий организм при этом слабо. Поэтому начинайте с овсянки, гречки, кукурузы. Ну, сейчас-то можно начинать хоть с таинственного саго, хоть с дикого риса, а когда начинали наши родители, гречка была дефицитом.
   Не рутинный прикорм, а почти изысканный гарнир. Обидно, если чадо начнёт расшвыривать его по всей кухне, не за то мама в очереди боролась.  Кукурузную же крупу в то время в нашей стране, кажется, ещё не изобрели. А серую клейкую овсянку у нас дома не готовили - мне её и в детском саду хватало. Уже потом, когда появились всякие хлопья - и с клубникой, и с черникой, и с малиной ягодой, я вдруг опомнилась и поняла, что, оказывается, это вкусно, а в детстве ложка замирала на полпути ко рту.
    Но белую нежную манную я любила. Она лежала на детсадовской тарелке тёплым толстым упругим блинчиком, в середине растекалось крошечное жёлтое масляное озерцо: это няня мелким таким половничком - раз туда! И вот нужно было кашу аккуратно, круговыми движениями объесть по краям, озерцо же оставить и презрительно отодвинуть. Именно оно всё портило, я была категорически не согласна с русской пословицей. Никогда не добавляю масло в кашу.
   Я начинала с манной каши. Мы с моей лучшей подругой впервые сварили её сами, когда нам было по десять лет.
Началось всё с просмотра диафильмов. Вот кто теперь помнит, что такое фильмоскоп? Мы помним. Как это? Шторы задвинуты, в комнате полумрак, а на стене смутно белеет простыня или ватманский лист. Тяжёленькие туго скрученные чёрные ленты достаём из чёрной специальной коробочки, заправляем. Верховный Взрослый крутит и читает титры. Потом подросли, сами стали читать.
   И вот пришла я к Ольге в гости прямо с утра, чтобы уроки веселее было делать (мы учились со второй смены). Но кто будет прямо так сразу думать о школе, когда родители на работе и квартира в полном нашем распоряжении? И мы достали фильмоскоп. Сначала страшное посмотрели - двухсерийную "Ночь перед Рождеством", потом странное - какой-то "Палле один на свете", а потом дошла очередь до "Горшочка каши". Волшебная каша внешне была очень похожа на манную и выглядела нечеловечески аппетитно. Пока горшочек варил умеренно, мы ещё как-то держались, но когда по сказочному городу потекли кашные реки, не выдержали и помчались на кухню. Молоко, к счастью, в холодильнике нашлось. А потом всё было точь-в-точь как в рассказе Н.Носова. "Сыпь побольше, - говорю я Мишке, - а то есть очень хочется."
  Получилось густовато. Мягко говоря. Мы зачем-то ещё от всей души сдобрили варево ванилином, откололи по немаленькому куску, полили сверху малиновым вареньем, а потом вернулись в комнату и запустили диафильм с самого начала... Это было счастье.
   Впрочем, влезло в нас не так уж и много. А угостить родителей тем, что получилось, мы постеснялись, и манный монолит с грохотом полетел в унитаз. Нам неоднократно пришлось ещё нажать кнопку спуска воды, прежде чем он окончательно исчез с наших глаз.
   И мы пошли быстро-быстро делать уроки, потому что время поджимало. Не помню, пересматривали мы потом хоть раз тот вкусный диафильм.
   Но манную кашу я с удовольствием варю до сих пор. Хорошо получается, ведь я точно знаю, сколько и чего нужно положить в кастрюлю. И всё-таки повторить тот шедевр, первый и тайный, не сумею никогда, хоть и ванилина у меня сколько хочешь, и малиновое варенье ещё с прошлого года осталось. Фильмоскопа только нет. А если бы и был - куда я повешу в своей квартире белую простыню? Что я, совсем ненормальная, белыми простынями стены завешивать?


Комментариев нет:

Отправить комментарий