Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 8 апреля 2020 г.

Будет и Май

   Книгу я получила в подарок в феврале, а читаю вот теперь. В странное время, когда гулять официально разрешено только собакам, а пакет с мусором становится охранной грамотой. Но город неофициальный весь, и всё неофициально, начиная с книг - маленьких старых и больших новых. И тайно надеешься на май, и в моих отдельно взятых руках он уже наступил. Май Митурич.
   С детских времён у меня сохранилась книга сказок Чуковского. Две сказки в ней известные: "Муха-Цокотуха" и "Краденое солнце", а третью, "Приключения Бибигона", я больше нигде и никогда не встречала. Самым страшным, во всю страницу, персонажем был в ней индюк Брундуляк, я сразу узнала и печальный его нос, и коварный глаз. И пошла от новой книги к старой, чтобы убедиться. И не сразу, но всё-таки нашла, в самом конце, мелкими буквами - там, где частенько пишут имена лучших художников. Там я нашла подтверждение: Май Митурич. И после не могла удержаться, пролистала от начала до конца, узнала, вспомнила: вот и луна, и одуванчик, и маленький домик в синей траве... И вот это - помню особенно - Бибигон в чернильнице вниз головой, и тут же Корней Иванович во всей красе:
                              Спасибо, старуха Федосья
                              Схватила его за волосья.
                              Был бы бедняге капут -
                              Прощай навсегда, лилипут!
   Перелистываешь, а там Бибигон пугающе фиолетов, и кляксы, и маленькие его следы. Ярко всё это было. И слова художника о себе тоже яркие.
   Май Митурич пишет, что в детстве у него было очень мало впечатлений. Жил он с родителями-художниками на Мясницкой, на девятом этаже. В квартире, переделанной столь причудливо, что попасть в неё можно было только через чёрный ход, без доступа к лифту. И когда сосед-тоже художник стучал в стену с криком: "Иду к вам пить чай!" - это значило, что сейчас он спустится вниз (на лифте или просто по красивой парадной лестнице), обойдёт дом по двору и с чёрного хода заберётся в гости, привычно переступая в темноте через спящих бродяг. А лестница и этажи настоящие, не как сейчас. Хозяевам можно не суетиться и спокойно сделать уборку. И даже соорудить простой, но фирменный пирог.
   Стать при такой жизни философом неминуемо. А там и до художника рукой подать. Пусть впечатлений мало, и первые в жизни прогулки были событием года, но зато много картин вокруг. Отца Петра Васильевича, мамы Веры Хлебниковой - сестры поэта Велимира.
   Неминуемо при такой жизни стать художником. Вырасти в художника из старомосковского детства на Мясницкой, с мощёным покатым двором, старьёвщиком и молочницей. И всем вот этим воздухом: мы гуляли по Неглинной, заходили на бульвар, мне купили синий-синий презелёный красный шар.



   Это было поколение, которое могло бы изменить мир к лучшему. Должно было изменить, если бы не война, поглотившая многих. Но те немногие, кто уцелел, уцелели.
И Май Митурич.
   После детства на девятом этаже у него была долгая-долгая, на целую большую книгу, жизнь. Полная событий, встреч, впечатлений.
   Полная творчества, которое может замолчать на много лет, а потом напомнить о себе в самый подходящий момент. В самый подходящий апрель, за которым будет и май - как не может быть в этом мире, и не было никогда.

6 комментариев:

  1. Ирина, здравствуйте! Интересную книгу Вы получили в подарок! Удивительный МАЙ!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Людмила Фёдоровна! И правда удивительная. Так, как рассказывает о себе художник, не расскажет больше никто. А ещё у Мая Митурича жену звали Эра. Эра и Май. Как из другого пространства.

      Удалить
  2. Книга, которая жила у меня несколько лет, подруга купила себе, когда я поделилась радостной новостью - книга Митурича! А нынешним февралём я подарила книгу папе, новую, а подруге отдала её Митурича. Теперь у нас с папой свой. Как всегда и было. У меня с самого раннего детства. Я неправильно произносила его фамилию раньше, с ударением на первый слог, и теперь говорю правильно, а мысленно - как в детстве. Мой любимый художник Май Митурич. Племянник Велимира Хлебникова, Астраханский дом которого и наш дом. Но это просто, это хорошо и дорого и немножко отдельно. Потому что самое первое было раньше - "Посмотри, это рисунки Мая Митурича".
    Спасибо, Ирина! Сегодня сложный, но удивительный день. Я рада, что и Митурич пришёл в него.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Катя, всегда особенно интересно, как художник сам рассказывает о себе, своими словами. Интересно наблюдать, откуда он вырастает, из чего, и каких мелочей. Потому что чаще всего именно из мелочей. Меня поразило, что отец трёхлетнего Мая отливал его пластилиновые поделки и свинца, расплавляя для этого пустые тюбики из-под красок. Чтобы сохранить. Может быть, это самое главное, из чего вырастает художник: когда его сохраняют и охраняют.
      Рада, что кстати пришлись мои заметки. Сейчас что ни день, то сложный, и не знаешь, чего ждать от завтрашнего. Но в этом времени особенно остро ощущается всё хорошее, что есть в мире. И Май приходит обязательно.

      Удалить