Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 14 июля 2016 г.

Тропические моря

Тропический пояс

Для пятого этапа проекта "Пусть будет сказка!" мой вариант сказки морской.

   Как-то раз, проснувшись утром в июле, Гога Капусткин научился говорить Р-Р-Р-Р. Он сначала не поверил, а потом обрадовался: получается! Новый день за окном начинался синий и огромный, с одиноким лёгким облаком, выгнутым, как парус, полный ветра.
 - Тропические моря! - медленно сказал счастливый Гога и постучал пальцем в стенку аквариума. - Рыба, ты знаешь, где бывают на свете тропические моря?
   Рыба спокойно смотрела на Гогу сквозь стекло, пошевеливала хвостом и молчала. Но по её глазам было видно: конечно, рыба всё знает про тропические моря. Только рассказывать о них не собирается. Наверное, рыба считала, что моря нужно открывать самому - как новый день и новый звук. Как дрожание кончика языка, которое ещё вчера было тебе неподвластно.
   Гога стоял по пояс в солнечном свете, его босым ногам стало горячо. Гога выскочил на балкон и крикнул утренним басом:
 - Тарабаркины! Эй, Тарабаркины! Доброе утро!
Ещё вчера он не умел сказать этого слова.
   Близнецы Оля и Олимпиада жили на первом этаже, и были не прочь поспать ещё немного утром в июле. Но Гога повторил настойчиво и с удовольствием:
 - Тарабаркины, прекратите прятаться! К вам обращаюсь.
В окне появилась лохматая голова решительной Олимпиады.
 - Бессовестный ты, Гога, - проворчала она. - Оттого, что ты Р говорить научился, теперь в доме никто спать не должен, по-твоему? Ты бы ещё кукареку закричал.
   Олимпиада умела говорить Р давно, хоть и была младше на полгода, и совсем не ценила свой Р. Она не понимала.
 - Он просто рад очень сильно. Гога, да? - появилась в окне вторая лохматая голова, в точности как первая, только Оля.
 - Нет, не просто! - ответил Гога. - У меня сегодня тропические моря. Вы случайно не знаете, где они бывают на свете?
 - Бессовестный ты всё-таки, Гога! - не сдавалась Олимпиада. - Не успел научиться Р говорить, а уже моря какие-то тропические выдумал, сон интересный досмотреть не даёшь.
 - Ой, Гога, не обращай внимания, - улыбнулась вверх умная Оля. - Она сейчас поест и подобреет. Вон уже бабушкиными блинчиками запахло. И, кажется, с творогом. Приходи к нам чай пить.
Было ясно, что Тарабаркины ровным счётом ничего не знают про тропические моря.
   На соседнем балконе громко пели птицы, густо пестрели цветы. И профессор естествознания Ласточкин с удовольствием делал утреннюю гимнастику.
 - Раз, два! - наклонял профессор туловище вперёд.
 - Три, четыре!  - подхватывали канарейки с попугаем, и профессор плавно переходил к приседаниям.
 - Доброе утро, Роберт Сергеевич! - крикнул Гога.
Ещё вчера он не умел сказать этого слова.
 - Отличный денёк! - с удовольствием подхватил профессор Ласточкин. Он был румяный и бодрый, он очень любил всё живое на Земле.
 - Я хочу спросить, Роберт Сергеевич! - опять крикнул Гога наравне с канарейками.
 - С удовольствием послушаю, - обрадовался профессор. Он уже закончил зарядку и снова был готов служить науке.
 - Я про тропические моря. Где они бывают на свете?
 - Глобус! - торжественно воскликнул профессор. - Глобус прежде всего! Минуточку.
Он ушёл в комнату и очень скоро вернулся, неся перед собой огромный голубой и коричневый шар на ножке. У Гоги на полке тоже был такой, но поменьше.
 - Начнём с глобуса! - повторил профессор. - Вообрази, что наша планета надела вдруг пояс - вот здесь он проходит, по самой, так сказать, выступающей части живота. Называется экватор. Обрати внимание, как ровно он делит Землю на две части. Иначе говоря, два полушария.
   Профессор Ласточкин, невысокого роста и круглый, несмотря на гимнастику, был одет в белую майку и тёмно-синие тренировочные брюки. Резинка брюк, проходя по самой, так сказать, выпуклой части живота, тоже делила Роберта Сергеевича на два полушария. И Гога моментально всё понял и запомнил. Даже трудное слово.
 - Экватор! - звучно повторил он.
 - Совершенно верно, - кивнул профессор. - Очень тёплые края. Но если мы двинемся от экватора вниз, а затем ровно на такое же расстояние вверх, вот так, - профессор провёл по глобусу пальцами, как будто надевал на него ещё один пояс, пошире. - Вот так мы неминуемо попадём в тропики, в них-то и следует искать тропические моря.
 - А рыбы в них водятся? - уточнил Гога.
 - Разнообразные, - серьёзно ответил профессор. - А также крабы, кораллы, шторма и тёплая вода очень синего цвета.
   Гога в тот же миг почувствовал, как где-то в животе у него, чуть ниже (а может быть, наоборот, чуть выше) линии экватора тепло и мощно бьётся о скалы, дрожит и переливается какое-то новое, очень синее море - с рыбами, крабами, кораллами и штормами. И так радостно от этого, так волнительно, как будто открыл новое, очень важное в жизни слово.
   Гога знал теперь, что и у профессора Ласточкина в животе тоже бьётся море с разнообразными рыбами и штормами.
 - Ура! - что есть мочи крикнул Гога и выбежал на улицу. Твёрдым шагом он направился к тележке мороженщика и уверенно проговорил:
 - Три порции пломбира, будьте добры!
И немедленно позвал друзей:
 - Тарабаркины! Эй, Тарабаркины!
Две аккуратно причёсанные головы, как по команде, возникли в окне.
 - Тарабаркины, - повторил Гога. - Выходите мороженое есть!
Головы дружно исчезли, а ещё через три секунды громко хлопнула дверь подъезда.
 - Какой-то необыкновенный ты сегодня, Гога, - сказала решительная Олимпиада, разворачивая золотую бумажку. - Не успел научиться Р говорить, а уже необыкновенный.
 - Просто он сегодня очень рад. Гога, да? - улыбнулась умная Оля.
 - Просто у меня сегодня тропические моря! - ответил Гога и похлопал себя по животу. - Тёплые, вот здесь. С рыбами и штормами. Там даже айсберги тают, вот так, - Гога живо откусил от своего пломбира огромный кусок и проглотил его.
Айсберг плыл внутри Гоги сверху вниз и медленно таял.
А Тарабаркины что? Решительная Олимпиада и умная Оля хотели закричать хором: "Сумасшедший Гога! Ты же заболеешь!"
Но закричали другое.
 - И у нас тропические моря! Тоже тёплые, тоже с рыбами!
И каждая откусила от своей порции по большому айсбергу. А потом трое сидели на скамейке и слушали, как айсберги медленно плывут и тают. Тают и плывут.
   И было в мире море открытий. Море новых слов и звуков. И день только начинался, синий и огромный, с одиноким лёгким облаком, выгнутым, как парус, полный ветра.

Спонсоры пятого этапа:
Издательство Самокат 
Татьяна Пироженко, автора блога «Это интересно»

11 комментариев:

  1. Как чудесно! Вкус, запах, цвет детства.... вот такое объемное впечатление сложилось..

    ОтветитьУдалить
  2. Ира, просто замечательно написано, образно!)) "Утренний бас"-надо запомнить! А как ярко выписаны характеры!)) О глобусе мечтала в школьные годы...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирина, спасибо Вам за добрые слова огромное! Мечтаю с этими героями ещё сказок придумать. Может, и книга со временем получится.

      Удалить
    2. Ирина, пусть мечты становятся явью!))

      Удалить
    3. Буду стараться в этом направлении!

      Удалить
  3. Ирина Трошкина15 июля 2016 г., 13:26

    Ирина, замечательная сказка!
    У Вас обязательно получится классная книжка про Гогу и Тарабаркиных, читать одно удовольствие!
    Надеюсь Ваша мечта сбудется!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, тёзка! Очень вдохновляюсь, читая такие отзывы!

      Удалить
  4. Ирина, прямо слов нет, как здорово! И идея, и как написано. А сколько образов!Обязательно надо книжку про ваших героев. И истории читаются просто на одном дыхании. Огромное удовольствие от чтения!

    ОтветитьУдалить
  5. Ирина, спасибо и ура! Я наконец-то выбралась читать конкурсные работы. И как всегда от вашей получаю огромнейшее удовольствие, язык просто слух ласкает. Вот бы вам издать сборник рассказов. Было бы классно!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Маша! Сборник рассказов - это мечта. Буду осуществлять её помаленьку. Спасибо проекту, ведь благодаря ему я своих чудиков придумала, и теперь они настойчиво требуют новых историй про себя.

      Удалить