Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 15 июня 2015 г.

Позаимствовать сказку

Эвелина Васильева. Сказочник
Творит новый сказочник

Плагиат - основа каждой литературы, за
 исключением самой первой, о которой,
 впрочем, ничего не известно.
Жюль Жирарден

Иначе расставленные слова приобретают
 другой смысл; иначе расставленные
 мысли производят другое впечатление.
Блез Паскаль
   Вот о чём я снова размышляю в последнее время. Уже недели две или три мы с Игоряном без устали читаем эпопею А. Волкова про Волшебную страну. Я думала, что мы ограничимся для начала первой частью - "Волшебником Изумрудного города". Но когда Элли, выполнив свою миссию, благополучно вернулась в Канзас к папе и маме, мой сын спросил: а что было дальше?
   Дальше? А дальше пришлось сказать, что у сказки есть продолжение, и не одно. Я не очень верила, что будет слушать - всё-таки не для четырёхлетних текст. Ничего подобного. Сын потребовал: читай дальше. Про Элли!
   Я не стала ломаться и отнекиваться. Потому что в детстве больше всего любила и без конца перечитывала именно вторую книгу - "Урфин Джюс и его деревянные солдаты". И с радостью вернулась к ней ещё раз.
   Игорян слушал внимательно. Осада, огонь, предательство Руфа Билана, чёрные камни Гингемы, пушка Лестара... Но больше всего заинтересовался вскользь упомянутой страной подземных рудокопов. Встрепенулся. Кто такие? Почему? Зачем? А дракон для чего здесь летает?
   Пришлось сказать, что про рудокопов и их страну есть отдельная книга, по счёту третья...
   И когда Урфин Джюс был повержен, дуболомы обрели новые лица, а Элли с дядей Чарли снова вернулась в Канзас, мы немедленно сняли с полки продолжение - "Семь подземных королей". Третья часть волшебной саги мне, наоборот, никогда особенно не нравилась: медленно, мрачно, вместо умелого неунывающего дядюшки-моряка какой-то вечно всем недовольный троюродный брат. Страшила и Дровосек появляются ближе к концу, как второстепенные персонажи. Механика всякая и думы об одном: как вернуть Живительную воду?
   У моего сына было другое мнение на этот счёт. Он требовал про рудокопов - минимум два раза в сутки.
   Это книги, без которых я не могу представить своё детство (самая последняя, бесцветная "Тайна заброшенного замка", не считается).
   Я не перестала их с удовольствием перечитывать даже когда узнала, что, оказывается, Александр Мелентьевич не сам придумал Волшебную страну и Жевунов, а просто взял да и позаимствовал понравившуюся идею у другого сказочника, Фрэнка Баума. Где-то убрал, где-то добавил своего. И написал на обложке: А. Волков.
   Стране нужна была новая детская литература. Но не могла же она вырасти на пустом месте. Это понимали все: и К. И. Чуковский, и А. Н. Толстой, и Н. Н. Носов, и С. Я. Маршак. Именно он предложил А. Волкову опубликовать рукопись "Волшебника Изумрудного города".
   Ну а что такого? Разве дедушка Крылов не заимствовал? Или Шекспир? А братья Гримм сами что ли свои сказки сочинили? М. Ю. Лермонтову так приглянулась онегинская строфа, что он не удержался от соблазна, написал "Тамбовскую казначейшу" по-онегински. У наследников древних греков кто-нибудь спросил разрешения на использование их сюжетов? Не говоря уже про Библию.
   Одна из моих самых любимых книг - "Приключения Гекльберри Финна" М. Твена. Я считаю её гениальной, потому что в ней есть всё про человека, про изнанку и лицо его поступков.
И про заимствование тоже.
   "Утром на рассвете я забирался на кукурузное поле и брал взаймы арбуз, или дыню, или тыкву, или молодую кукурузу, или ещё что-нибудь. Папаша всегда говорил, что не грех брать взаймы, если собираешься отдать когда-нибудь; а от вдовы я слышал, что это то же воровство, только по-другому называется, и ни один порядочный человек так не станет делать. Джим сказал, что отчасти прав папаша, а отчасти вдова, так что нам лучше выбросить какие-нибудь два-три предмета из списка и никогда не брать их взаймы, - тогда, по его мнению, не грех будет заимствовать при случае всё остальное. Мы обсуждали этот вопрос целую ночь напролёт, плывя по реке, и всё старались решить, от чего нам лучше отказаться: от дынь-канталуп, от арбузов или ещё от чего-нибудь? Но к рассвету мы это благополучно уладили и решили отказаться от лесных яблок и финиковых слив. Прежде мы себя чувствовали как-то не совсем хорошо, а теперь нам стало куда легче. Я радовался, что так ловко вышло, потому что лесные яблоки вообще никуда не годятся, а финиковые сливы поспеют ещё не скоро - месяца через два, через три."
   Дело в том, что безупречная вдова Дуглас встречается среди людей не так уж и часто; бессовестные вероломные папаши - тоже. Всё больше как-то Гекльберри и Джимы. Они всегда найдут выход из затруднительного положения. Внеси изменения, и совесть твоя будет чиста. Я беру, но не полностью. Поэтому всё остальное разрешается.
   Плагиат - это когда слово в слово. А без диких яблок и финиковых слив - пересказ, переработка, литературное заимствование.
   Всё это так. Но когда я (не без труда) отыскала вдохновивший А. Волкова первоисточник, "Волшебника из страны Оз", то смогла осилить ровно две страницы. И отложила. Не интересно. После Элли и Тотошки не интересно.
   Точно так же я отложила страшного Пиноккио, скучного доктора Дулитла и занудного Мурзилку.
   Сейчас-то уже все знают, что Волков не сам, и А. Н. Толстой не сам, и Носов, и Чуковский. Но именно их читали и будут читать детям. Потому что больше нравится.
И когда придёт время "Алисы в Зазеркалье", я, конечно, выберу пересказ Заходера, а не перевод Набокова.
   Я могу припомнить довольно много случаев, когда вариации на тему, по мотивам и всевозможные вольные интерпретации казались мне куда лучше, живее и стильнее оригинала.
   Так было с "Тремя мушкетёрами". Пожалуй, это одно из самых сильных моих читательских разочарований. После обаятельных певунов из фильма особенно отвратительным и жеманным показался мне Арамис. Как он постоянно щиплет себя за мочки ушей, чтобы они были розовыми, и поднимает руки, чтобы на них не вздувались вены. Тут-то я и захлопнула навсегда культовую книгу романтиков прежних времён.
   Почти то же самое приключилось и с Жюлем Верном. После длинного, очень-очень по мотивом и очень-очень увлекательного фильма "В поисках капитана Гранта" (как они там гребут изо всех сил от людоедов в открытый океан - дух захватывает!) книга показалась невероятно скучной.  Хотелось опять в тот мир благородных и красивых героев. Там даже капитан Грант после нескольких лет, проведённых на необитаемом острове, выглядит безупречно. Бородат, конечно, но борода ухожена, волосы чистые, одет в рубашку ослепительной белизны - видно, что готовился быть найденным, а не прозябал и терял потихоньку человеческий облик.
А книжка? Ну что книжка? Так себе книжка.
   Да, я с удовольствием перечитываю ребёнку знакомые с детства сказки. Но сама думаю при этом, не могу не думать: а если бы взял вот так некто одну из моих идей, переделал, переработал, добавил и выдал за свою? Получил бы за это гонорар и литературное имя. Вот лично мне бы понравилась такая ситуация?
   А если этот некто возьмёт идею, но сделает лучше, живее, выразительней, чем было? Оттолкнётся посильней и пойдёт дальше. И читатели раз и навсегда выберут новый вариант.
Что лучше - быть заимствованным или не быть вообще? Неужели все сюжеты в мире уже случились и всё новое обязательно будет напоминать старое?
   Пока я не нашла ответа на эти вопросы. Но знаю точно: после третьей части про Волшебную страну мы обязательно перейдём к четвёртой.




2 комментария:

  1. У Набокова это еще и "Аня в стране чудес". Вот уж бред так бред...

    ОтветитьУдалить
  2. Я бы сказала - очень своеобразная версия. Я впервые увидела её в журнале "Пионер", и не смогла с первого раза осилить. А Заходер прочитался легко, несмотря на то, что "Алиса" никогда не входила в число моих любимых книг.

    ОтветитьУдалить