Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

воскресенье, 19 октября 2014 г.

Двенадцатый автобус


Эвелина Васильева. Автобус
Наш студенческий автобус
   Ума не приложу, как мы все туда влезали. Наверное, всё-таки студенты - это такие гуттаперчевые мальчики и девочки, которые при необходимости усилием воли могут придать своему телу нужную форму - лучшую, правильную. Идеальную.
   Выйдя из метро в зимний сумрак, я спускалась в подземный переход, то есть сбегала в него с опасностью для жизни, потому что ступени доверху были занесены снегом, его никто никогда не чистил (авось сам растает). Так одна тысяча девятьсот девяносто третий медленно перетекал в девяносто четвёртый...
   Упёршись с разбегу руками в бетонную стену, я понимала, что вот теперь, кажется, проснулась окончательно. И другие люди так же, ведь никто ни разу на той лестнице не упал и не поломался - что зомби сделается? Это уже потом, человеком, идёшь на автобусную остановку. Там всегда толпа. Всегда. Знакомые машут призывно: здесь мы, здесь! к нам, к нам! Подпрыгивают от холода, смеются. Смешно им. И мне смешно. Огромный день впереди. Огромная жизнь впереди.
   Киоски вокруг остановки поют на разные, в основном очень плохие, голоса, гнусные голоса, тошнотворные голоса. Но мы ещё не замечаем этого, как в детстве не замечали живодёрства барона Мюнхаузена: "И вдруг мне пришла в голову великолепная мысль: я захватил его внутренности, крепко рванул и вывернул его, как рукавицу, наизнанку!" Ну и что? Есть и есть. Пусть нам рассказывает.
   И голоса старались на пределе своих возможностей:
                              Жёлтый лист осенний
                              Вьётся в небесах,
                              О тебе мечтаю
                              Я в своих мечтах.
                              Я всё чаще вижу
                              Этот странный сон -
                              Ты со мной танцуешь,
                              Ты в меня влюблён.
Безымяные, честно вытаращенные, незамысловатые:
                               На столе чистый лист,
                               Не исписан он, чист.
                               Совсем белый, как снег, непримятый.
                               Он заманчиво звал,
                               Чтобы я рисовал
                               Что-нибудь, ну а что - непонятно.
Перед лекцией о поэзии Серебряного века мы подзаряжались:
                                Я не понимаю, почему скучаю,
                                Если ты не звОнишь мне,
                                Время забываю, как снежинка, таю
                                Лишь с тобой наедине.
   Музы в то время всем скопом пребывали в шоковом состоянии, массово онемели. Потом постепенно отошли, но заикаться не перестали и по сей день.
... Вот, наконец, из-за поворота показывается автобус №12. Пустой. Здесь у него начало маршрута. Толпа живо устремляется к дверям. В самые первые студенческие дни меня поразила надпись внутри салона: количество мест - сидячих X, общее Y. Шутка от производителя. Мы сами решали, сколько пассажиров войдёт в наш автобус. Водитель ругался из своей кабины: пока двери не закроются, никуда не поеду. Все дружно вдыхали, и двери закрывались.
  Если кому-то из подруг удавалось сесть, её тут же дружно заваливали неподъёмными филологическими сумками и рюкзаками, а дальше ехали с комфортом, обсуждая своё, студенческое. Заваленная подруга тянула изо всех сил шею и обсуждала тоже.
   Да, по салону как-то перемещался кондуктор - как правило, весьма габаритная женщина. Значит, автобус всё-таки был заполнен не максимально. И чего, спрашивается, ходить, когда тут у всех проездные, все едут до одной остановки? Но нет, зычный голос влетал в одно ухо и навеки застревал там: "За проезд оплачиваем, молодые люди! Девушки в заднем проходе, у вас что?"
   И мы, образованные такие, хихикали. А потом снова о своём - контекст, концепция, актуальные проблемы, анализ художественного текста...
   Так ехали до переезда. В девяти случаях из десяти застревали и ждали, когда проедет поезд, и тогда казалось, что народу в салоне прибавилось ещё раза в два, особенно летом, в жару. Потом ехали уже прямо до университета. Мы знали, что современный, удобный объездной мост уже строится, что нужно ещё немного потерпеть, будет праздник и на нашей улице.
   Мне посчастливилось - я дожила, я проехала по новому мосту. Один раз - на вручение диплома и обратно.
   Вечером, с переполненными новыми знаниями головами и пустыми желудками, мы возвращались на теперь уже конечную остановку автобуса №12. Мы покупали в киоске бананы, обходя стороной свекольнощёкую тётю в тулупе, с плакатом на груди "Сосиска в тесте". Мы разглядывали туго набитые всем подряд, пёстрые, варварские витрины, обращая особое внимание на ценники: ведь нужно составить к экзамену по культуре речи словарь речевых ошибок. Кондукторша нам сегодня уже помогла, очередь за продавцами. И они не подводили: "Апельсины сладкие без костей".
   Так мы ловили в этих суетных рядах свою золотую филологическую рыбку. А три желания всегда были у нас наготове. Минимум три.

Комментариев нет:

Отправить комментарий