Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

воскресенье, 17 июня 2018 г.

Гоголь напоследок

   Истекающий театральный сезон получился у меня на редкость вялым и невыразительным. Но закрыть его было нужно, чтобы не образовался сквозняк и не надул болезнь. Театр и без того в последнее время всё чаще несёт мне боль - не острую, а едкую, тоскливую, недоумевающую. Что это такое сейчас было? За густым авторским видением, как за дремучим лесом, не разглядеть актёра и его большой внутренней жизни. Но даже не дочитанную книгу нужно закрыть.
   Обычно напоследок я слушаю на летней театральной веранде художественное чтение, и ни разу ещё не была разочарована. Вот и сейчас - "Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем". Гоголь напоследок - это хорошо, это напоминание о том, что мы такие, какие есть, и лучше уже не будем. И хуже не будем. А редкая птица даже и долетит.
   Первое, что поразило меня в зрительном зале - большое количество мужчин. За каждым столиком сидели минимум два мужчины, с лицами одухотворёнными и значительными. Отнюдь не студенты и не менеджеры мелкого звена, а зрелые и солидные такие мужчины, которые состоялись во всех краях и областях своей жизни и уверенно тянутся к прекрасному. Аккуратно, медленно пьют они свой чёрный кофе без сливок и сахара, набрасывают пиджаки на хрупкие плечи своих спутниц, ведь дело к вечеру.
   Я не привыкла видеть в театре столько мужчин. Мне всегда казалось, что немногочисленные мужчины приходят туда, чтобы доставить удовольствие своим жёнам и подругам. Или не хотят спорить. Или в чём-то провинились и теперь заглаживают. Это, конечно, всё не так, и мужчины бывают весьма театральны, и тянутся, и потребность в Чехове у них высока, и даже в Островском, и в Гоголе. Да, особенно в Гоголе.
   А мне всё равно думается. После совершенно гоголевской истории, которую рассказал мне хороший ещё со студенческих лет знакомый.
   Как пришёл он однажды на дискотеку и стал танцевать. Вот танцует он с приглянувшейся девушкой, и танцы их становятся всё более странными. Танцы вдвоём, как в песне. День переждём, не будем прощаться, а завтра начнём...
   И как-то так получилось, что наш герой приглянувшуюся девушку уронил во время самого эффектного пируэта - чего раньше с ним никогда не случалось. Прямо уронил головой. А это очень стыдно для настоящего мужчины - уронить головой девушку.
   Поэтому он сразу сказал твёрдо и железно: "Я очень виноват перед тобой! Проси у меня теперь всё, что хочешь! Ресторан хочешь? Или бар? Или, может быть, спа-салон?" Руку и сердце, впрочем, не предлагал, потому что не он ведь головой ударился. Забыл о том, что даже потрясённые женщины бывают весьма коварны.
   "Театр! - слабым голосом сказала потерпевшая девушка. - Я выбираю совместный поход в театр!"
   И пришлось идти. А до этого случая наш герой не был в театре ни разу в жизни. Больше девушек он не ронял ни при каких обстоятельствах.
   Но, конечно, на Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем пришли истинные любители Гоголя и ценители его непревзойдённого слога и стиля:
   "Так провёл он день. Настала ночь... О, если б я был живописец, я бы чудно изобразил всю прелесть ночи! Я бы изобразил, как спит весь Миргород; как неподвижно глядят на него бесчисленные звёзды; как видимая тишина оглашается близким и далёким лаем собак; как мимо их несется влюблнный пономарь и перелазит через плетень с рыцарскою бесстрашностию; как белые стены домов, охваченные лунным светом, становятся белее, осеняющие их деревья темнее, тень от дерев ложится чернее, цветы и умолкнувшая трава душистее, и сверчки, неугомонные рыцари ночи, дружно со всех углов заводят свои трескучие песни."
   Мужчины в зале все как на подбор в эту минуту ценили Гоголя, и театр был неотъемлемой частью их жизни. Я знала это точно.
   И вдруг увидела, как молодой человек за нашим столиком сдержанно зевнул, пока не видит его спутница, изящно перекладывающая в своей тарелке помидоры-черри и листья салата. Может быть, он тоже уронил её однажды на дискотеке?
Нет, конечно, нет! Прочь, недостойные мысли!
   Но Гоголь-то... Это же был Гоголь напоследок. Восхитительный, не разочаровавший, закрывший мой неудачный сезон иронично и глубокомысленно. И золото классики состоит в том, что она показывает нам ситуации простые и вечные настолько, что даже удивляться не приходится.
   Неужели не ссорятся больше насмерть и навсегда добрые приятели из-за одного вздорного слова? Ссорятся, и сколько угодно. Смешно, глупо, но люди ссорятся почему-то только так.

Комментариев нет:

Отправить комментарий