Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

четверг, 21 июня 2018 г.

Другими глазами

   Июнь выдался летним, но не таким беззаботным, как хотелось бы. Не формальный, а пристальный визит к офтальмологу перед школой показал дальнозоркость. Которая, если не вдаваться в подробности, означает очки. Носить постоянно.
 - Сложные глаза, - сказал доктор. - Но с этим вполне живут.
   Понятное дело. Но когда с этим живёт кто-то - это одно, а когда с этим придётся жить моему ребёнку - совсем другое.
   Нужно было как-то осознать свершившийся факт и принять его. Всегда ведь волнует, насколько хорошо ребёнок видит вдаль. А глаза, оказывается, сложные.
   Впрочем, Игорян отнёсся к новости легко и даже с интересом: ведь Гоша Пятёркин из "АБВГДейки" тоже в очках, и Ёжик из Смешариков в очках, а также Ивашка из дворца пионеров, ловко и научно обоснованно сразивший Бабу Ягу и всю её компанию. Оправу он попросил такую же, как у Гарри Поттера, книг про которого мы не читали и кино про которого мы не смотрели. Я не знаю, откуда Игорян знает. Он весь постепенно становится сложным у себя внутри, а не только глаза. Он любит зиму больше лета.
   И такая круглая оправа не всем ведь идёт, понимаешь? Если что... Но когда примерили, все сотрудники "Оптики" сказали в один голос: идёт, очень идёт. Я и сама видела, что идёт, очень.
Игорян моментально повзрослел. И я тоже, привыкая к его новому образу. Теперь мы вместе смотрели на мир другими глазами.
 - Ночью тоже нужно носить? - спросил Игорян, со всей ответственностью подходя к назначению доктора.
 - На ночь можешь снимать...
 - А вдруг мне в них приснятся более отчётливые сны?
   ...В эти дни мы нашли в шкафу непочатую коробку с гуашью. Ты просто забыл, а ей рисуют, попробуй.
   Удивительно, но Игорян вдруг согласился, и в первый же вечер попробовал на целых девяти листах, и утро следующего дня начал с листа десятого.
   Просил включить очень приглянувшегося ему Джо Дассена и придумывал новую картину: очень большая свеча на очень маленьком столе - гореть хватит надолго. Пастернак был бы очень доволен.
   Игорян гордо говорил в телефон старшей сестре, которая в это время переживала в городе Томске второй в своей жизни пленэр.
 - Посмотришь, какое реалистичное получилось пламя! - громко говорил Игорян старшей сестре как профессионал профессионалу, и подруги-сокурсницы, истомлённые жарой, стёртыми ногами, увесистыми этюдниками и подъёмами в пять часов утра (свет ждать не будет) слышали всё это и хотели познакомиться с Игоряном, и увидеть реалистичное пламя.
   Я смешивала в перевёрнутой крышке цвет для фона: белый и какой-нибудь ещё. Так уже было когда-то много лет назад, и так нравится большой и мягкой кистью закрашивать свободное пространство нежно-бирюзовым, бледно-сиреневым, слегка песочным...
 - Я буду красить средней кистью, - решил Игорян. - Если красить большой, картина очень быстро закончится.
   Сюжеты он придумывал такие, которые я в своём детстве не рисовала никогда. Это было самое современное искусство.
   Мне тоже хотелось делать что-то красочное и бездумное, ляпать краской декоративно и расслабленно, а там, глядишь, и выйдет дуб. Игорян нарисовал ствол с ветками, а я листву. Получился конец истории: сначала был медвежий след, потом Винни-Пух, потом Винни-Пух увидел пчёл... Лучше нарисуй свой собственный дуб, чтобы история была по-честному только твоей.
    Дуб Игоряна получился лучше, чем у меня. Это потом подтвердила Эвелина: да, лучше.


   Игорян рисовал еду, как будто не ел шесть дней: яичницу на сковороде, куриную ножку на тарелке, две сосиски с гарниром из макарон и зелёного горошка, бублики и пончики, которые если повернуть их на бок, нечаянно превращались в смешное лицо.



   Игорян рисовал Луну, которая боится пролетающего метеорита, привидение, пугало и лампочку с выключателем.



   Для меня это был совсем новый мир; мир другими глазами. Игорян не жалел красок, и самые нужные баночки очень скоро опустели.
 - Берите мою гуашь! - предложила Эвелина из города Томска. - Она мне всё равно не нужна.
   А мы уже взяли. И белую уже почти истратили для фона. И бумаги забрали последний лист. Был нужен для того, чтобы нарисовать золотую рыбку. Я и желание уже загадала.



2 комментария:

  1. прекрасные работы, а я и так е смогу, не развито у меня пространственное воображение

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. У меня тоже художественные способности отсутствуют полностью. А дети берут и рисуют не задумываясь,все они отличные художники. И подражать им невозможно, и сделать копию детской работы нельзя, потому что у взрослых нет такой свежести и непосредственности.

      Удалить