Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

воскресенье, 4 февраля 2018 г.

Неизменная заставка

   Всякий раз, когда я слышу где-нибудь случайно песню "Pardonne-moi ce caprice d'enfant", у меня в памяти моментально возникает не исполнительница Мирей Матье с характерной круглой стрижкой, а заставка к передаче "Кинопанорама". Она не менялась на протяжении всего моего детства: летящая кругами лента; пустые кадры, выстраивающиеся по диагонали; потом вдруг всё скрутилось туго, как просмотренный диафильм, и умчалось вдаль. И, как финальные титры - буквы на ярко-синем фоне: "Передачу ведёт кинорежиссёр Эльдар Александрович Рязанов".
   Я хотела продолжения мультфильма про киноленту, а передача меня в то время не интересовала, я ничего не понимала во взрослых содержательных разговорах тех людей. А теперь та плёнка улетела навсегда, и нет никакой возможности перемотать её назад...
   Заставка "Кинопанорамы" была в числе любимых, но не на первом месте. Полноценным, завораживающим мультфильмом начиналась передача "В мире животных". Я очень переживала за оленей - мне казалось, что они таким вихрем бегут от коршуна, и сейчас он кого-нибудь не самого быстрого настигнет, по закону джунглей вцепится в него крючковатыми когтями и съест. Постепенно я узнала, что коршуны на бегущих оленей не охотятся, но переживание и напряжение осталось.
   Обезьяны там были совсем как живые - ловкие, плавные, цепкие. И журавли летели к солнцу за годом год, всегда. Голос Николая Николаевича Дроздова был добрый, как у сказочника. А заставки к телепередачам озвучивал главный симфонический оркестр страны. Это красота фантастическая - когда симфонический оркестр. И неизменными были те заставки, как будто на века сделаны, как будто пирамиды египетские. Поэтому я до сих пор помню все, помню наизусть.
   "Вас участники программы будут азбуке учить, если не забыли мамы телевизоры включить..." - это "АБВГДейка", это суббота, в детский сад не надо. "Когда заглянет к вам рассвет и скажет весело: "Привет!", и птичий хор подхватит эту песню, и всё на свете станет интересней!" - а это уже воскресенье, это "Будильник", в школу не надо. Перед "Будильником" под бодрый, неунывающий "Попкорн" (никому не известное в то время слово) плясали в большой прозрачной ёмкости шары с номерами "Спортлото", и я не понимала, почему №12 - это водное поло, а №54 - это бокс. Но хотя бы один такой шар в своё игрушечное хозяйство получить очень хотела.
   "Что наша жизнь?" - громко спрашивал дребезжащий тенор. И сам себе отвечал: "Игр-р-р-а!" И сова презрительно отвернулась. Это редко, это "Что? Где? Когда?" Это для умных, но я всё равно смотрю, и мне очень нравится, как берёт барьеры маленький всадник на белой лошади внутри указующего волчка.
   "Весёлые истории экран покажет наш, весёлые истории в журнале "Ералаш" - вот это настоящее удовольствие, но тоже редкое. И такое короткое, увы.
   Я помню. Даже крутящийся двухцветный мяч в начале "Футбольного обозрения". Никогда в жизни я его не смотрела, а вот мяч помню, и музыку ту: "Трам-пам-пара-пара-рам-парам-пам..." В конце программы "Время", в новостях спорта обязательно показывали самые яркие куски футбола: один из игроков падал и начинал кататься по траве с гримасой боли, обхватив свою толстую мускулистую ногу в гетре. А через всё поле уже спешили врачи, немного возились возле упавшего, а потом уводили хромающего куда-то прочь (до носилок дело, кажется, так ни разу и не дошло).
   Обязательно показывали опасный момент и гол: счастливчик, который забил (на самой последней минуте, решающий), мчался вперёд с огромной скоростью, и на этот раз лицо его было искажено не болью, а звериной радостью первобытного охотника. И другие охотники бросались на него, обнимали, теснились. А тот, кому не хватило места возле победителя, подпрыгивал и бросался сверху.
   И мне казалось, что всё это игра, как наша жизнь, а не дело государственной важности. Что эти физически развитые молодые и выносливые дяденьки не всерьёз состязаются, кто из них лучше, точнее и сильнее пинает мяч. А потом поняла: это всерьёз. И это в мире очень ценится - пинать мяч в ворота и забивать голы. И даже существует женский футбол, но как-то нет у населения к нему нутряной любви, нет у него авторитета и популярности, им не болеют. Наверное, оттого, что любые гримасы грозят мимическими морщинами, и не так-то просто решиться надеть на себя широкие трусы по колено и тяжёлые квадратные бутсы. И не настолько женщины охотницы, чтобы прыгать сверху в самую кучу...
   Я столько всего не смотрела, но столько всего помню... Разве могла я представить себе, глядя, как страусы танцуют под симфонический оркестр, как шагают в затылок друг другу добрые буквы, как отворачивается от людей сова и крутится футбольный мяч, что когда-то меня перестанет интересовать телевизор? И мне будет всё равно, какие в нём программы, новости и заставки. Что ничей голос не будет означать воскресенья, а весь журнал "Ералаш" я могу посмотреть в любое удобное время, пропуская неинтересное.
   Но лишь только услышу где-нибудь случайно "Pardonne-moi ce caprice d'enfant" - как тут же разворачивается перед глазами киноплёнка, и хочется поймать её, остановить, всмотреться в ускользающие кадры, убедиться в том, что они не пустые. Невозможно, я знаю. Но пусть время простит мне этот маленький детский каприз.

Комментариев нет:

Отправить комментарий