Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

пятница, 12 января 2018 г.

Игра собственного мозга

   Почему-то мы всегда читаем Н. Носова зимой - мою старую книгу без первых и последних страниц. Недостающее восстанавливаем потом по другому изданию, современному, купленному специально для того, чтобы выяснить - что же было дальше в повести "Весёлая семейка" после слов "надо знать, что цыплятам дарить..." Я не помню, при каких обстоятельствах была утеряна финальная глава; я так и не узнала в детстве, что один цыплёнок потом умер, но зато остальные благополучно уехали в деревню. Моя старая книга не помнит горестей и печалей своими мягкими, разлохмаченными внизу листами, выпадающими из переплёта. Всю правду жизни мы узнаем из другого издания, а старая книга пусть таинственно замолкает на полуслове.
   Повесть "Весёлая семейка" - самая любимая, после рассказов "Мишкина каша", "Наш каток" и "Бенгальские огни", перечитанная много-много раз. Раньше Игорян слушал просто так, а теперь подрос и у него появилась идея:
 - Давай, - предложил он, - тоже устроим у себя инкубатор и выведем жёлтых пушистых цыплят!
   Я, честно говоря, опасалась, когда мы перечитывали перед Новым годом "Бенгальские огни": что Игорян тоже захочет толочь в ступке серу, сахар и алюминиевые опилки, катать колбаски, которые сверкают как серебро и рассыпаются во все стороны огненными брызгами. Но Игорян не захотел - он крепко помнил, чем закончилась вся история. Игорян нипочём не будет есть пирог, пропитанный удушливым газом. Но в "Весёлой семейке"-то победа, там никто не убегал, схватив пальто и шапку.
 - Давай устроим инкубатор! - предложил Игорян.

Но против инкубатора в квартире у меня был несокрушимый аргумент.
 - А ты будешь, - спросила я, - целых три недели вставать по ночам каждые три часа, чтобы перевернуть яйца?
   Игорян сник. Он, конечно, увлекается наукой. Но не до такой степени, чтобы терпеть из-за неё лишения - не есть, не спать, поддерживать постоянную температуру, чутко вслушиваться в яйцо под номером 12, переживать и волноваться. Открытия открытиями, а обед по расписанию.
   Очень интересно бывает показать дошкольнику, как синеет капля йода на картофельном срезе, и если к первому классу чрезмерное родительское рвение ещё не утомило и не вся картошка ещё посинела, то как раз годам к 11-12, к Мишкиному и Колиному возрасту, может сложиться такая ситуация, когда от родителей потребуется только одно: не вмешиваться. И не протестовать против странного сооружения на кухне, возле которого день и ночь толкутся одноклассники сына - его соратники по кружку юннатов. И потом тоже всё сами - овёс на подоконнике проращивать - сами, кормить цыплят - сами, в деревню их в корзине везти - сами.
   Но современные родители могут спать спокойно - повесть Н. Носова "Весёлая семейка" в наши дни - это старая добрая фантастика. Никакому Мишке, никакому Коле не придёт в голову самостоятельно выводить цыплят. Никакая дошкольница Майка не будет дежурить возле инкубатора, пока старший брат в школе. Разве только если дать ей планшет.
   Да полно! Неужто существовали они на самом деле - Миша и Коля, устраивающие каток во дворе, толкущие в ступке серу и сахар, расклеивающие по всей Москве объявления о найденном чемодане, думающие по ночам о том, откуда получается электричество?
Но вот ведь в книге - написано чёрным по белому!
   "Мишка принёс шахматы, и мы стали играть. Только если сказать по правде, то играть втроём в шахматы - это самое последнее дело, потому что играть могут только двое, а третий сидит и подсказывает то одному, то другому. Из этого никогда ничего хорошего не получается. Если ты выиграешь, то тебе говорят, что ты выиграл потому, что тебе помогали. А если проиграешь, то над тобой смеются и говорят, что ты проиграл, несмотря на то что тебе подсказывали. Нет, лучше всего играть в шахматы вдвоём, когда никто не мешает."
 - Шахматы - это не игра подсказок, - сказал Игорян. - Это игра собственного мозга.
Вот и я тоже так думаю.

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Ирина! В детстве книги Николая Носова тоже зачитывала до дыр. И повесть "Веселая семейка", с таким заразительным задором автором рассказанная, вызывала во мне нешуточные желания этот животворящий процесс повторить. В повести "Витя Малеев в школе и дома" тот же автор умело соблазнял срочно завести собаку и начать ее дрессировку. А во время чтения "Республики ШКИД" Белых и Пантелеева всё время хотелось хлеба. К сожалению, не сложилось ничего, кроме поедания хлеба...
    Совсем недавно в одном книжном развальчике увидела книгу "Витя Малеев..." с иллюстрациями обожаемого Виктора Чижикова и по смешной цене. Пройти мимо, не купив ее, оказалось невозможным!.. Еще раз убедилась, что всё идет из детства. Зародившаяся там любовь к книге (в целом и конкретной) не покинет, видимо, уже никогда.
    Спасибо Вам за радость воспоминания! Чудесных выходных и с наступающим старым Новым годом!)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Агния! Помнится, я читала в воспоминаниях Владислава Крапивина, как на одном из литературных съездов познакомился он с Николаем Николаевичем, и возник спор, что из смеси, которую Мишка толок в ступе, никаких бенгальских огней получиться не могло. Носов разгорячился и готов был на деле доказать, что смесь правильная, да серы и алюминия под рукой не оказалось. У меня в детстве и сомнений не возникало, что Мишкины опыты увенчаются успехом. Герои Носова настолько живые и достоверные, что веришь им безусловно, и в них веришь. Мне до сих пор интересно, из какой крупы варил Мишка кашу (скорее всего, это было пшено), и с каким вареньем был пропитанный дымом новогодний пирог. Я бы с удовольствием купила переиздание моей старой книги с иллюстрациями Аминадава Каневского. Но Виктор Чижиков - это тоже детство навсегда в компании Мишки и Коли. И Генрих Вальк, конечно - лучший иллюстратор "детских" рассказов Носова: "Фантазёры", "На горке", "Заплатка"...
      Спасибо Вам за внимание к моим ностальгическим запискам! С праздником!

      Удалить