Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 4 июля 2017 г.

Он пах земляникой

А больше его нет
- Поздравляю, - сказала моя дочь. - Ты уже начала еду фотографировать.
Интонационно это прозвучало как речь Александры из фильма "Москва слезам не верит". Все, конечно, помнят.
 - Он кто?
 - Слесарь.
 - Откуда?
 - Из электрички.
 - Поздравляю. Ты уже в транспорте начала знакомиться.
   В наши дни такой диалог невозможен, он морально устарел. Кто теперь знакомится в транспорте? Все уже давно знакомятся в интернете. Сидят в одном вагоне метро и знакомятся в интернете. Кому Гога выпадет с самоваром, кому самовар без Гоги... Только при чём тут еда?
   Я не отрицаю, когда люди фотографируют еду. Просто с кем-то это занятие сочетается, а с кем-то нет. Со мной не сочетается. Я так и сказала Эвелине: главная моя деятельность заключается в написанном, а фотография еды в данном случае просто подтверждает: был в моей судьбе такой пирог. И пах он земляникой.
   "Он пах земляникой", - говорит пионервожатый Иван Николаевич из любимого с детства фильма "Завтрак на траве". Только что он в компании двух девушек этот пирог съел, и теперь счастливо отдувается в халате, потому что одна из девушек любимая, а за окном шумит летний дождь. И раньше, до этого дождя, любимая девушка ходила с таким лицом, будто сию минуту собирается фотографироваться на комсомольский билет, а теперь смотрит задумчиво, ласково. Нет, говорит, он пах черникой. Лесом, дождём. И чем-то ещё. Чем? Я не знаю. И красивая подруга улыбается понимающе. И вся-то жизнь впереди у двадцатилетнего Ивана Николаевича.
   "Он пах земляникой" - для меня это навсегда один лишь "Завтрак на траве". Окно в тот мир, которого не знаю, не помню. Навеки застывшие в рамке семидесятые; шум тех деревьев и той воды, поход, у которого есть начало, но нет конца. И много читающая пионерка Пинигина, которая предпочла пессимиста-сюрреалиста-карикатуриста Мурашкина, уклоняющегося в изоляторе от игры "Зарница" (я бы тоже на его месте уклонялась) уверенному в себе смелому благородному Ширяеву.
   Значит, и тогда мир был непрост, совсем не прост. И загадка была в нём, и тайна какая-то. И налегал обаятельный Иван Николаевич на земляничный пирог от всей души, а девушка его задумчиво питалась как Дюймовочка - половиной зёрнышка в день.
   Так было и так будет - говорит нам мир семидесятых. Это ей ворочаться после того дождя на казённой панцирной кровати, смотреть на звёзды, быть одной в целом мире. Это ей теперь пирог не пирог, и все вещи в мире другими звучат именами. А вот Иван Николаевич сразу решил, что пирог с земляникой, и никакая влюблённость не может лишить здоровый мужской организм сна и аппетита. И тяги прочь - в поход, у которого нет конца. Всё так и есть, и не надо печалиться.
   Я люблю "Завтрак на траве" за тот воздух, которым никогда не буду дышать - весь в дожде лес, странные танцы, венки, скрученные из полевых цветов, плот, на котором все устали. И только одному Ширяеву так невыносимо больно на том плоту. И Мурашкин, хоть его и предпочли, всё равно никогда не будет вписываться. И найдёт общий язык Иван Николаевич. И всех, всех до единого унесёт река.
   "В небесах луна без блеска, словно круглая печать" - то, что я раз и навсегда запомнила из "Завтрака на траве", и навсегда поразилась. И как они едят втроём этот пирог...
   Наш тоже пах земляникой - очень нежные ягоды, их нельзя хранить, они созданы для мгновенного и сиюминутного удовольствия. Он пах жимолостью - самым первым ягодным даром нашего лета. Он пах всеми лесными тропинками, по которым я могла пройти и не прошла. И чем-то ещё. Тем, что я могла только сфотографировать на память.
 - Ты только попробуй, какой получился! - восторженно вскричала Эвелина.
А запах вокруг плыл такой, что сам Иван Николаевич бы растерялся.
 - Я лучше завтра утром попробую.
 - Завтра будет уже не то.
И я съела пирог на ночь, потому что завтра на самом деле будет уже не то.
 - Если станешь что-нибудь писать, - сразу предупредила моя дальновидная дочь, укладывая на свою тарелку вторую порцию, - Не забудь упомянуть, кто именно испёк это прекрасное произведение искусства.
   Ты испекла, ты. Я не забуду. Я не забыла. Как едят пахнущий земляникой пирог после дождя.

Комментариев нет:

Отправить комментарий