Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 28 марта 2017 г.

Милый медведь и все-все-все

Он никуда не денется
   В то время, когда я впервые прочитала своему сыну книгу про Винни-Пуха, он любому другому цвету предпочитал чёрный. В редкие минуты изобразительного вдохновения Игорян брал кисть побольше и твёрдой, уверенной рукой первобытного охотника бросал её в чёрный акварельный кружок. И начинал давить что было сил, игнорируя мои советы: краску нужно гладить; гладить, понимаешь?
   Твёрдой, уверенной рукой первобытного охотника Игорян метал черную-чёрную кисть в самый центр бумажного листа, и на листе тут же появлялся чёрный-чёрный дом, чёрное дерево, чёрная лестница, уходящая в небо, чёрное нечто без опознавательных знаков...
   С тех пор Игорян заметно повзрослел и спектрально посложнел, но чёрный цвет по-прежнему не забывает: непринуждённо рисует чёрные лица, над которыми завистливо вздыхает старшая сестра.
   Я внимательно всматривалась в ребёнка, стараясь распознать в нём признаки подавленности, депрессии и мрачного взгляда на мир. И ничего не находила. Легко и весело Игорян сооружал в белом пространстве очередной чёрный дом.
   И вот мы прочитали книгу про Винни- Пуха. На вопрос: "Кто тебе нравится больше всех из обитателей Леса?" Игорян ответил не задумываясь: "Ослик Иа!"
   Я повторно бросилась искать депрессию и мрачный взгляд на мир. А как иначе? Ребёнок, предпочитающий чёрный цвет, из всего многообразия милновских персонажей выбирает занудного осла-нытика, обитающего на болоте, в стороне от кипучей жизнедеятельности и общего правого дела. Мальчика надо спасать, и немедленно!
   К счастью, я очень скоро поняла, что если у кого-то из нас двоих и есть навязчивый синдром, то явно не у Игоряна.
   В детстве я очень жалела бедного одинокого Иа, горемыку невезучего, который всегда оказывается на самом дне кучи-малы. Потом он стал меня подбешивать своей беспросветной унылостью. Потом я не могла удержаться от смеха:
" - Выкладывай, Пух, - сказал Кролик. - Говори.
- Ну, если мы все будем бросать камни и всякие вещи в реку, с одного боку Иа подымутся волны, и эти волны прибьют Иа к берегу.
- Это очень хорошая Идея, - сказал Кролик.
И Винни-Пух снова повеселел.
- Очень, - сказал Иа. - Когда я захочу, чтобы меня прибили, Винни-Пух, я вам сообщу.
- А вдруг мы случайно попадём в него? - тревожно спросил Пятачок.
- Или вдруг мы случайно не попадём в него! - сказал Иа. - Обдумай все эти возможности, Пятачок, прежде чем вы начнёте развлекаться.
Но Винни-Пух уже притащил самый большой камень, какой только мог поднять, и склонился над водой, держа его в лапках.
- Я его не брошу, я его просто уроню, Иа, - объяснил он. - И тут уж я не промахнусь, то есть я хочу сказать, что я не попаду в тебя. Ты не можешь на минутку перестать вертеться, а то меня это сбивает?
- Нет, - сказал Иа. - Мне нравится вертеться.
Кролик почувствовал, что пора ему взять на себя командование.
- Ну, Пух, - сказал он, - когда я скажу «Пора!» ты можешь пускать камень. Иа-Иа, когда я крикну «Пора!», Пух пустит свой камень.
- Большое спасибо, Кролик, но я полагаю, что я это узнаю и без тебя.
- Пух, ты готов? Пятачок, отодвинься немного от Пуха, ты ему мешаешь. Ру, чуть-чуть назад. Вы готовы?
- Нет, - сказал Иа.
- Пора! - крикнул Кролик.
Пух отпустил камень. Раздался громкий всплеск, и Иа-Иа исчез…"

"- Что делает Кристофер Робин по утрам? Он учится. Он получает образование. Он обалдевает - по-моему, он употребил именно это слово, но, может быть, я и заблуждаюсь, - он обалдевает знаниями. В меру своих скромных сил я также - если я правильно усвоил это слово - обал… делаю то же, что и он. Вот это, например, буква…
- Буква «А», - сказал Кролик, - но не очень удачная. Ну ладно, я должен идти и сообщить остальным.
Иа посмотрел на свои палочки, а потом на Пятачка.
- Как сказал Кролик? Что это такое? - спросил он.
- «А», - сказал Пятачок.
- Это ты ему сказал?
- Нет, Иа, я не говорил. Я думаю, он сам знает.
- Он знает? Ты хочешь сказать, что какой-то Кролик знает букву «А»?
- Да, Иа. Он очень умный, Кролик-то.
- Умный!… - сказал Иа с презрением, изо всех сил наступив копытом на свои три палочки.
- Образование!… - с горечью сказал Иа, прыгая на своих палочках (их стало уже шесть).
- Что такое наука? - спросил Иа, лягая палочки (их было уже двенадцать), так что они взлетели в воздух. - Какой-то Кролик всё это знает. Ха!…
- Я думаю… - начал Пятачок робко.
- Не надо! - сказал Иа-Иа."

   А вот Игорян, в отличие от меня, сразу отнёсся к Иа, как другие обитатели Леса: просто принял его таким, какой он есть, без жалости и раздражения: "Иа всегда такой". Даже Кролик, строящий планы по изгнанию Кенги и укрощению Тигры, не пытается перевоспитывать Иа; и когда тот в очередной раз начинает нудить: никто меня не любит, никто не приласкает, позабыт-позаброшен, и никто не ходит ко мне, Кролик отвечает просто: ну а ты сам-то чего тут сидишь? взял бы да и навестил кого-нибудь из нас.
   Иа ворчит, но никто на него не обижается. Наоборот, стараются помочь: утраченный хвост находят, подарками в день рождения заваливают, удобный домик строят, вылавливают из реки, не забывают пригласить в экспедицию к Северному Полюсу. Иа единственный из всех (кроме Винни-Пуха) удостоен чести гулять наедине с Кристофером Робином. Иа единственный из всех (кроме Винни-Пуха), к кому Кристофер Робин открыто выражает свои чувства:
" - Ой, Иа! - крикнул Кристофер Робин. - Тебе не больно?
Он заботливо ощупал ослика, стряхнул с него пыль и помог ему встать на ноги."

"Бедный мой ослик! Я его сейчас вытру, - сказал Кристофер Робин. Он достал носовой платок и начал вытирать хвост."

Ну вот такой он есть, что поделаешь? Он тоже часть этого Леса.
   И взрослым людям не мешает время от времени перечитывать эту чудесную мудрую книгу.
Странно, что до Алана Милна никто не додумался до такой элементарной вещи - написать истории про игрушки своего ребёнка. А Милн додумался, и тема оказалась сказочно богатой, и все авторы "чудесных зверушек" с тех пор так или иначе подражают Милну.
   Но книга про Винни-Пуха остаётся недосягаемым, классическим, образцовым учебником человеческих типов и характеров для взрослых и детей: трусоватое существо Пятачок; зацикленная Кенга; легкомысленный, добрый и глуповатый Тигра; вечно занятый суетливый Кролик, любитель покомандовать на пустом месте; псевдоучёная Сова, сделавшая себе репутацию на умении писать слово "суббота" и на заумных речах, тщательно скрывающая свой истинный уровень - "про зря вля".
   Разве что просто хороший человек Винни-Пух - выручательный, спасательный, неустрашимый и неунывающий ай да медведь - не так часто встречается в жизни, как все-все-все. Потому так и влечёт к нему всех чувствительных, мечтательных, ищущих неторопливого, незамысловатого тепла.
   В шесть лет я чувствовала себя гораздо тревожнее, чем мой сын теперь. Я гораздо больше и тщательнее блуждала в себе, боялась темноты, Бабы Яги и того, что родители забудут меня в детском саду, и придётся ночевать, и я сразу умру, и тогда мне разрешат больше сюда не ходить.
   Я не могла позволить себе ослика Иа или кого-то ещё, я выбирала Винни-Пуха, который не будет ворчать, командовать, умничать и воспитывать. Просто милый медведь, с которым можно просто валяться в траве сто лет подряд.
   Я думаю, неслучайно самым непрописанным, нехарактерным персонажем своей книги Алан Милн сделал Кристофера Робина - чтобы всякий, кто захочет в Лес, мог легко представить себя на его месте. И однажды покинуть зачарованную страну. Но не навсегда, не окончательно.
   Через много лет после шести я узнала превосходное стихотворение "Медведь", написанное в 1939 году поэтом Владимиром Луговским. Я удивилась и растрогалась, как точно сумел он подобрать ключи к заветному, потаённому детскому миру, в котором Полюс давно открыт, но так до сих пор и не посчитаны все сосны.
                           Девочке медведя подарили.
                           Он уселся, плюшевый, большой,
                           Чуть покрытый магазинной пылью,
                           Важный зверь
                                              с полночною душой.

                           Девочка с медведем говорила,
                           Отвела для гостя новый стул,
                           В десять
                                             спать с собою уложила,
                           А в одиннадцать
                                             весь дом заснул.

                           Но в двенадцать,
                                             видя свет фонарный,
                           Зверь пошёл по лезвию луча,
                           Очень тихий, очень благодарный,
                           Ножками тупыми топоча.

                           Сосны зверю поклонились сами,
                           Все ущелье начало гудеть,
                           Поводя стеклянными глазами,
                           В горы шёл коричневый медведь.

                           И тогда ему промолвил слово
                           Облетевший многодумный бук:
                           - Доброй полночи, медведь! Здорово!
                           Ты куда идёшь-шагаешь, друг?

                           - Я шагаю ночью на веселье,
                           Что идёт у медведей в горах,
                           Новый год справляет новоселье.
                           Чатырдаг в снегу и облаках.

                          - Не ходи,
                                        тебя руками сшили
                          Из людских одежд людской иглой,
                          Медведей охотники убили,
                          Возвращайся, маленький, домой.

                          Кто твою хозяйку приголубит?
                          Мать встречает где-то Новый год,
                          Домработница танцует в клубе,
                          А отца — собака не найдёт.

                          Ты лежи, медведь, лежи в постели,
                          Лапами не двигай до зари
                          И, щеки касаясь еле-еле,
                          Сказки медвежачьи говори.

                          Путь далёк, а снег глубок и вязок,
                          Сны прижались к ставням и дверям,
                          Потому что без полночных сказок
                          Нет житья ни людям, ни зверям.

   Нет житья без медвежачьих сказок. И чёрный цвет тоже кто-то должен выбрать. И ослика Иа-Иа.

Комментариев нет:

Отправить комментарий