Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

вторник, 7 июня 2016 г.

Интеллигентные ботинки

Неохота расшнуровывать...

   Однажды давно я смотрела иностранный фильм про любовь. И вдруг на экране произошло такое, что я вмиг позабыла все перипетии сюжета. Я испытала нечто более сильное, чем простое любопытство и сочувствие двум одиночествам, которые всё никак не встретятся.
   Главная героиня прошла к себе в спальню как была, в уличной одежде и обуви, забралась прямиком в постель и укрылась одеялом. Забылась - то ли страданием, то ли сном.
   Я очень сильно обратила внимание на этот факт, потому что у нас дома в ботинках не спали. И во всех известных мне домах, насколько я помню, тоже не было такого обычая.
   Неужели кто-то предпочитает прямо вот так, чтобы завтра утром лишний раз не обуваться и не одеваться, не терять даром драгоценного времени? Может быть, человеку так удобно, ну и что? Свобода выбора - и точка.
   Не могу поверить. Может быть, тому режиссёру просто показалось, что женские ноги в носках выглядят как-то некинематографично и могут оскорбить лучшие чувства зрителей?
   Ведь просыпаются женщины в кино рано утром, имея на голове идеальную причёску, а на лице (без малейших признаков помятости, без синяков там всяких под глазами) свежий макияж. Мужчины просыпаются заранее гладко выбритыми. Остап Бендер спрыгивает со второй полки купе бодрый, отдохнувший, в белоснежном пиджаке без единой морщинки (тоже спал не раздеваясь).
   Но если бы тот режиссёр сходил в народ и сам поспал в белом пиджаке и ботинках на второй полке (а в идеале бы на третьей, багажной), он знал бы всю правду жизни и сделал образ великого комбинатора чуть более правдоподобным.
   Но это искусство, это условности, пусть. В кино даже сон в уличных ботинках может стать глубоким символом, неожиданным поворотом сюжета.
   А в повседневной жизни обычному человеку можно позволить себе и душ перед сном, и пижаму, и голые ступни между простынёй и пододеяльником.
   Я неоднократно встречала в русском интернете рассуждения, которые кажутся мне сценарием режиссёра-сказочника. Рассуждения на тему, что интеллигентный человек - тот, кто сам у себя дома не разувается, приходя с улицы, и от гостей разуваться не требует. Тапочки не предлагает, уважает чужие дырки в носках. А кто разувается - тот быдло, особенно если у него ещё и ковёр на стене висит. Безкультурщина, словом.
   Но мне ближе другое определение: истинная культура предполагает поведение адекватное обстоятельствам.
   Трудно представить себе интеллигенцию профессора Преображенского, разгуливающего по своей квартире в полосатых носках, а рядом его учёных гостей в тапочках. Такого и быть не могло, потому что интеллигенция, пройдя в парадную, оставила внизу, на специальной стойке, все свои забрызганные дождём и уличной грязью калоши. Затем  по устланной ковровой дорожкой лестнице поднялась наверх и позвонила в нужную квартиру. При чём здесь тапочки? Они и правда плохо сочетаются с галстуком, с элегантным дамским туалетом. Зачем тапочки?
   Другое дело - городская интеллигенция наших дней. Которая шла в гости осенним вечером или весенним днём. Шла подземным переходом, где кто-то плюнул в темноте; шла дворами, где вольно гуляют собаки со своими хозяевами; шла обледеневшим тротуаром, который дворник густо посыпал песком. Шла интеллигенция в дырявых носках, но с помыслами высокими и чистыми. Задумалась и наступила в лужу, по поверхности которой красиво растёкся радужный бензин. Извини, интеллигенция, но разуться можно вон там.
   В период межсезонья я пылесошу коврик у входной двери два раза в день. И когда представляю, что таким ковриком в считанные минуты может стать весь мой дом, согласна считаться быдлом. Вернее, полубыдлом, потому что ковра на стене у нас нет.
   Поэтому я так не люблю визиты сантехников, когда эти милые рафинированные интеллигенты... Продолжать не буду, пожалуй. Что тут непонятного?
   Поэтому я так обрадовалась, когда доктор, которого я пригласила к ребёнку, без лишних слов облачился в бахилы, принесённые с собой.
   В наших школах с середины сентября до середины мая действует в высшей степени разумный закон о второй обуви. На студентов он не распространяется.
   Однажды, во времена моей работы в издательстве, университет потрясла новость: к нам едет Президент! По этому случаю были закуплены в большом количестве красные ковровые дорожки (конечно, без них никак). Была устлана снизу доверху вся парадная лестница, вестибюль, подъезд и площадка перед подъездом. А здание старое, "сталинское", есть где разгуляться.
   Гости прошли туда, потом обратно один раз. Потом уехали. Я не уверена, что они обратили внимание на дорожку. И что дальше? Не пропадать же километру добра. Руководство университета распорядилось: дорожку разрезать, полученными кусками застелить пол в студенческой столовой. В межсезонье! В Сибири! В помещении, где люди принимают пищу, где всегда бывает очень много людей!
   Очень скоро выбросили всё это уже далеко не красное покрытие от греха подальше, пока санэпидемстанция не нагрянула и не оштрафовала. А я стала ещё больше уважать труд уборщиц.
   За годы жизни в Сибири мне пока ни разу не встретился дом, в котором принято ходить в уличной обуви. Может быть, потом - когда изменится климат, когда наши улицы станут зеркально чисты, найдутся и у нас любители поспать в ботинках. А пока привычно разуваемся у порога. И дело тут не в какой-то особой интеллигентности. Хотя, в моём понимании, это одно из присущих ей качеств: уважение к чужому дому, чужому уюту, чужому труду. Нежелание разносить повсюду грязь.
   Вот именно. Нежелание разносить повсюду грязь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий