Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 28 марта 2016 г.

Как вернуть жёлтый?

   Если в коробке с медовой акварелью заканчивался круглый жёлтый цвет, это означало одно: нужно покупать новую коробку, с новым жёлтым.
   Если в серебристой жестянке с монпансье исчезали все до единой любимые лимонные, это означало второе: пора приступать к менее любимым зелёным и красным (то же самое касалось и мармелада).
   Если в самый разгар рисования вдруг выяснялось, что хватит только на половину льва, да и то с трудом, потому что везде и всегда нужный в первую очередь жёлтый фломастер иссяк, это означало третье: всё ещё возможно.
   Очень кстати, что никого из взрослых нет дома. В 6, в 7 лет это было у нас свободно, и даже без телефонов. И ужасных случаев не припомню ни одного.
   Значит, так. Берём угасший жёлтый, с видимым усилием открываем зубами тугую крышечку. Достаём стержень, наполненный внутри неизвестным пористым чем-то. Посмотрели, положили на место. Теперь мы точно знаем, как устроен фломастер.
   Дальше - самое главное. Возвращаем жизнь. Для этого нужно взять любой папин одеколон, открутить пробку. Потом, когда одеколон закончится, пробка пригодится для игры: белая - самого низшего разряда - одно очко; разноцветная - два очка; чёрная - три, а королева-золотая - все четыре.
   В последнем случае особенно сильно хочется, чтобы одеколон закончился поскорее. Но без фанатизма. Осторожно льём несколько капель внутрь жёлтого фломастера. Закрываем крышечкой.
   Через несколько секунд любуемся на чудо. Немножко бледнее, чем прежде, но вполне достаточно, чтобы закончить льва. И солнце. И волосы принцессы. Главное - не переборщить, а то выйдут расплывчатые кляксы. Нужно в меру. Я быстро научилась. У меня накопился большой опыт по восстановлению жёлтых фломастеров.
    Сейчас фломастеры кажутся мне низшим уровнем. Живут мало, штрихуют некрасиво и неравномерно, неудобны в использовании. Сколько их ушло во цвете лет оттого, что ребёнок постоянно забывал про колпачки. Нет, уж куда лучше мягкие восковые мелки - именно те, очень яркие, корейские, которые однажды резко пропали из всех магазинов, а потом вернулись, и я купила сразу.
   Но детское дочкино фломастерное тоже очень люблю.
   Для меня ведь тоже когда-то фломастеры были королями, с бесконечным жёлтым во главе. А всего-то 6 штук, неважного внешнего вида, и даже не очень-то ярких, честно говоря. Кто обращает внимания на такие мелочи, когда речь идёт о принцессе?
   Когда я училась во втором классе, папа купил мне чехословацкий набор, 24 цвета. Очень трудно сейчас описать те эмоции, которые я испытала, взяв в руки плоскую полупрозрачную сумочку, из которой выглядывал бесконечный ряд колпачков всех существующих в природе оттенков. Скажу только, что словосочетание "набор фломастеров, 24 цвета" до сих пор волнует меня, хоть я и вижу, насколько это принципиально не то - ни ауры, ни волшебства, ни трепета.
   Ни того фисташкового, ни тёмно-бирюзового, ни бледно-розового, ни целой компании жёлтых - 4 или 5 оттенков, с лимонного начиная.
   Отныне я могла нарисовать всё. И я рисовала всё. Бесконечно долго. Мои новые фломастеры оказались очень стойкими, это была очень хорошо сделанная вещь. И я ведь ещё всегда аккуратно закрывала колпачки.
   В голову бы не пришло оживлять одеколоном истощённые цвета. Уж очень изящными были те фломастеры. От них исходил загадочный тонкий аромат, и не хотелось вмешиваться в него тяжёлой парфюмерной артиллерией. Пусть будет как будет.
   Дольше всех держались фиолетово-синие и коричневые оттенки. Потом и они угасли. Но к тому времени мой лев был уже нарисован и полностью закрашен. И солнце. И третий слой радуги. Мне уже не хотелось оживлять немедленно нужный мне цвет.
   Мне достаточно было просто знать, что я в любой момент могу сделать это.




2 комментария: