Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 15 июня 2020 г.

Камень и чашка


   В летнем списке для чтения у Игоряна Гайдар. У него и раньше был Гайдар - "Чук и Гек". Была книга "Чук и Гек", был фильм, и радиоспектакль, и просто спектакль, без радио. Но это для дошкольников и первоклассников, надо двигаться дальше.
А надо ли? Сложно нынче с Гайдаром.
   Уже мне было сложно, в моём четвёртом классе. Когда очень страшная наша учительница, заслуженный педагог, дала мне и ещё двум девочкам адрес одинокой старушки и велела идти помогать ей по хозяйству.
   Было очень неловко - звонить в чужую дверь, мямлить... Открыла нам крепкая высокая старуха, а вовсе на старушка. Более или менее ласковым басом объяснила, что ничего ей не нужно, потом дала нам цветных карамелек без бумажек и выпроводила. Мне показалось, что ей тоже было неловко.
   Больше мы туда не ходили, а в школе врали прямо в страшные глаза страшной учительницы: ходим, как же; в магазин там, пол моем. И врать вот так было совсем не стыдно. Но Гайдар здесь ни при чём, он другое имел ввиду. Он хотел как лучше.
   А в списке у Игоряна "Горячий камень" и "Голубая чашка".
"Возвращаясь в сад, я встретил у крыльца смущённую Светлану.
 - Папа, - таинственным шёпотом сообщила она, - этот сын Фёдор вылез из малины и тянет из твоего мешка пряники."
   Тот самый стиль, из которого слова не выкинешь, каким бы ни было это слово. Уже есть, как на камне высечено у древних египтян - что бы ни было там, бери и сдавай в музей. Чтобы люди смотрели, думали. А время потом само разберётся.
   Если бы не летний список, я, может быть, никогда не увидела их рядом, никогда бы не заметила, как они похожи - "Горячий камень" и "Голубая чашка". Не только цветом. Голубой волшебный камень нужно разбить, чтобы изменить свою судьбу, а чашка уже разбита, и что-то с судьбой не так, для ребёнка ещё неуловимое, но понятное любому взрослому: что это за друг-полярный лётчик такой, из-за которого началось это великое странствие сквозь войну и мир, с яблоком в котомке, через болото с лягушками к самому горизонту? Из дома, навсегда.
   Но... "Мы не разбивали голубой чашки. Это, может быть, сама Маруся как-нибудь разбила. Но мы её простили. Мало ли кто на кого понапрасну плохое подумает?"
   Мы не разбивали. И Маруся не разбивала тоже. Это всё злые мыши. А вот от мышей есть кот.
И вот уже почти, не совсем, но почти ушла тревога из этого честного и ясного мира.
   Да и "Горячий камень" не так-то прост. Ведь от так до сих пор и лежит на горе не разбитый. И - самое главное - кто он, этот таинственный старик-сторож, который велел Ивашке вытянуть камень из болота, а мире папы и Светланы он сам как будто камень на перепутье.
   " - До свиданья, - улыбнулся глазами сторож. - Я не знаю, куда вы идёте и что ищете, но только знайте: самое плохое для меня далеко - это налево у реки, где стоит наше старое сельское кладбище. А самое хорошее далеко - это направо, через луг, через овраги, где роют камень. Дальше идите перелеском, обогнёте болото. Там, над озером, раскинулся большущий сосновый лес. Есть в нём и грибы, и цветы, и малина. Там стоит на берегу дом. В нём живут моя дочь Валентина и её сын Фёдор. И если туда попадёте, от меня им поклонитесь."
   Что он сторожит, этот старик? Или, может быть, охраняет? Кем и когда поставлен?
Нет, это всё, конечно, нужно читать. Нужно двигаться дальше.
   "Был на той горе и я однажды. Что-то у меня была неспокойная совесть, плохое настроение. "А что, - думаю, - дай-ка я по камню стукну и начну жить сначала!"
Однако постоял-постоял и вовремя одумался.
"Э-э! - думаю, скажут, увидев меня помолодевшим, соседи. - Вот идёт молодой дурак! Не сумел он, видно, одну жизнь прожить так, как надо, не разглядел своего счастья и теперь хочет то же начинать сначала". 
Скрутил я тогда табачную цигарку. Прикурил, чтобы не тратить спичек, от горячего камня. И пошёл прочь - своей дорогой."
   А потом и поговорить немножко.
 - Вот тебе, Игорян, - сказала я, - вопрос со звёздочкой, как ты любишь: почему камень так никто и не разбил?
 - Потому что все люди сначала задумываются, - ответил Игорян, - и понимают, что они и так счастливы.
Неужели правда?
А ведь правда.
Если задуматься.

10 комментариев:

  1. Здравствуйте, Ирина!
    Люблю я Гайдара! Мне кажется, его мысли сейчас актуальны и современны! А язык - близок и понятен.
    У моих второклашек эти же произведения в списке летнего чтения. И я буду их перечитывать вместе с ребятами.
    А еще я вспомнила, как Вы объясняли имена Чука и Гека! Всем знакомым рассказала! Удивляются!
    Спасибо!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте,Татьяна Николаевна! Гайдар - писатель первоклассный, и стиль его уникален. Настолько, что судить его и тем более осуждать, невозможно, как невозможно осуждать миф. Современным второклассникам, к счастью, будет непонятна трагедия человека, своими глазами увидевшего, во что превратились светлые идеи, за которые он боролся в юности. Романтика, столкнувшегося с ужасом реальной действительности. Так пусть наслаждаются поэзией его строк, учатся, думают. Взрослеют.
      Про Чука и Гека я сама удивилась, когда случайно прочитала, что они Вова и Серёжа на самом деле. Очень обаятельные прозвища, в гайдаровском стиле.

      Удалить
  2. У меня сын в детстве всего Гайдара перечитал и много раз перечитывал.)) А меня в детстве всегда тревожила какая-то недосказанность автора, спрятанная за элементами гротеска. Это потом я выросла и прочитала его биографию. Жалко, до слёз! У меня сыну сейчас 16...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, тревога - это главное послевкусие гайдаровских произведений. Тут всё наложилось: и время, и личная трагедия, и это ужасное несоответствие биографии и звания детского писателя. И не просто писателя, а основоположника традиции: прямой литературный наследник Гайдара - Владислав Крапивин, у него та же тревога в книгах, та же недосказанность, и очень редко всё заканчивается хорошо. Но мои сверстники зачитывались, потому что это был мир, созданный вечным подростком для подростка. Мир, в котором много одиночества, рефлексии и отчаянной тоски по настоящему - дружбе, любви, взаимовыручке. О том лучезарном пространстве, куда можно уйти, взявшись за руки. А что касается гайдаровского милитаризма и прочего... Я очень сильно сомневаюсь, что современная литература для подростков предлагает своим читателям более достойную альтернативу. К тому же она чаще всего написана плохо, а гайдаровские тексты хороши. "Сказка о Мальчише-Кибальчише", например, с литературной точки зрения - абсолютный шедевр, если смотреть на неё чуть шире "проклятого буржуинства".

      Удалить
  3. Да. Согласна. В детстве-то, все его произведения перечитала по нескольку раз. Единственное, когда я, как мама четверых детей очень разного возраста, думаю про его личную трагедию,как человека, мне её очень больно осознавать. Я, на самом деле, часто думаю о Гайдаре. Может ещё потому, что в окружении было много таких людей на подростковые плечи которых, легла ответственность, которая не должна была ложится.

    ОтветитьУдалить
  4. Отправила. Перечитала. Ну, уж очень вычурно выразилась!😂

    ОтветитьУдалить
  5. Ответы
    1. У меня тоже в детстве были любимые вещи, которые я перечитывала много раз. Например, "Судьба барабанщика". Наверное, и сейчас, если начну, не смогу оторваться. Несмотря на драматический сюжет, там столько великолепного юмора!
      " - Вон старик Яков из окна высунулся, в голубую даль смотрит. В руке у него, кажется, цветок. Роза! Ах, мечтатель! Вечно юный старик-мечтатель!
      — Он не в голубую даль, — хмуро ответил я. — У него намылены щеки, в руках помазок, и он, кажется, уронил за окно стакан со своими вставными зубами."
      А у современных детей и подавно всё не так, другое совершенно восприятие. Они на многие детали, которые коробят взрослого читателя, и внимания не обратят. Они выросли в другом мире.
      Хорошо, что талант помог Гайдару укрыться в нише детской литературы. Иначе он бы просто сошёл с ума. Нам в школе как пример высшей доблести приводили тот факт, что в 15 лет Гайдар был уже командиром. А дневники Гайдара, из которых все знают фразу "Опять снились люди, убитые мной в детстве", так до сих пор и не опубликованы. Видимо, неспроста. И герои его произведений всегда готовы совершить подвиг, именно это тревожит, когда перечитываешь Гайдара взрослыми, особенно материнскими глазами. Дети не должны совершать никаких подвигов, они должны учиться, играть, сочинять сказки и просто валять дурака.

      Удалить
    2. Не вычурно, в самый раз! Конечно, разберусь.

      Удалить
    3. Ира, вот и я про то! Читала и воспоминания, и какие - то кусочки из дневника,и биографию... Тоже сегодня вспоминала ''Судьбу барабанщика''. Как читала в детстве первый раз.

      Удалить