Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 28 августа 2019 г.

Встретишь облако...

   Как же можно в августе не встретить облако? Обязательно встречу. Обязательно не скажу. Кто ты, о человек, доверивший мне тайну, о которой сама не знаю? Что сказал-то? Кого именно из облаков имел ты ввиду? Ведь в августе, что ни день - то снова облако. Столько в августе облаков, что можно очень долго ничего не говорить.
   Вот облака перистые. Прозрачные, как кисея, наброшенная на пирамиду из подушек в старом скрипучем доме с окнами на три берёзы, на ключевой день и прошедшего человека. А в подушках тех - тоже пух и перья. Они улетают в небо, становятся снами и облаками, летят через августы всей моей жизни. Летят, чтобы стало легко, летят, чтобы всё прошло... Если, конечно, так бывает.
   Вот самые главные облака августа - кучевые. Горы, пена, кудри, хлопок, небесное руно. Стоят над самой головой так, будто день бесконечен. А он и есть бесконечен, особенно с двадцать первого по двадцать девятое число.
   Есть, наконец, в августе облака тучевые. Они обступают тихо, грозно. Они выползают откуда-то из-за края неба, который как раз не видно было из моего окна в ту минуту, когда я решала: брать ли зонт? не брать ли? Авось не брать. И тучевые дождались, когда я отойду подальше от дома, прыгнут без промаха и заурчат, одновременно свирепые и равнодушные, как сама жизнь. Одновременно очень необходимые.
   Невозможно в августе не встретить облако. И я бы не говорила. Зачем напрасно тревожить облака? Я бы не говорила ни слова, если бы знала, о человек, что именно ты мне сказал.
   Поэтому говорю вот и говорю теперь, и не могу остановиться.


пятница, 23 августа 2019 г.

...земля сибирская рождать...

   Маленькие яблочки в парке растут красиво и очень урожайно. Хочется долго стоять и смотреть. Просто смотреть, без претензий. И если бы я была быстрым разумом Невтоном, которого родила сибирская земля, то я бы прямо сейчас открыла малый закон всемирного тяготения: всё упавшее на землю стремится к холоду и рано или поздно будет заметено пургой - основательной, хозяйской, медвежьей...
   Но этот закон здесь и без меня все знают. Мы все здесь быстрые разумом Невтоны. Включая белого мальчика лет десяти, который житель местный, и это явно; который прекрасно знает, что красивые эти яблочки на вкус - чушь и редкостная дрянь, что дикая их урожайность - это полный обман зрения. Знает, а всё равно трясёт и трясёт доступную для его роста ветку. Трясёт мощно и нетерпеливо, как неандерталец, которому на охоте не повезло, так пусть хоть собирательство принесёт ему славу.
   И рождённые землёй сибирской яблочки льются дождём на рождённого ей же мальчика. Свежие, обманчивые своим ароматом, румяные своими боками. Падают, потому что это закон. И мальчику хочется добытого яблока - это тоже закон, большой и малый. Вот мальчик и берёт, откусывает, кривится, бросает. Он точно знал, а теперь ещё и убедился. Но втайне, конечно, надеялся, что не могут же такие красивые быть такими несъедобными.
А они, оказывается, могут. И все могут. И не будем больше об этом.
   Мальчик отбросил прочь неудачное собирательство и поехал как ни в чём не бывало дальше на своём велосипеде. А маленьких  красивых яблок на дереве будто бы и не убавилось. Ведь если земля сибирская берётся рождать, она делает это на совесть. И быстрых разумом Невтонов, которые точно знают, но трясут и трясут с надеждой. И несъедобные, но всё-таки яблоки. И бесконечный август. И короткие шумные дожди, начисто смывающие с асфальта чьи-то надписи мелом: про то, что скоро первое сентября; что скоро вообще зима, а ты без шубы; что я поэт, а ты штиблет - без единой орфографической ошибки.

воскресенье, 18 августа 2019 г.

Август налицо

   Август выдался такой неправдоподобно тёплый, включая вечера, что кажется, будто он июль. Но стоит повнимательнее присмотреться к берёзам, и становится ясно: всё-таки август. Берёзы всегда начинают первыми.
   Стоит присмотреться к рябине - и август налицо. Как-то по рябине гадают, примечают: много рябины - много снега, что ли... Значит, в этом году будет много. Но ещё не сейчас.
   Сверху на горе арбузов лежит, привлекая внимание издалека, ярко-красная плюшевая половинка. До тридцати процентов спелее. Реклама, обман. Но сразу так и хочется купить арбуз, и чтобы такой был красный, как не бывает.
Таков август.
   В городе неправдоподобно тёплый вечер. В парке на газонах вовсю лежат и сидят люди. В парке стоят люди. Слушают концерт местной музыкальной группы - все мальчики в чёрных футболках, а самый волосатый из них - за пультом звукооператор, и он приплясывает. Приплясывает в толпе зрителей большая белая матрёшка в кедах, с человеческой душой внутри. А за городом сейчас должна быть тишина.
   Должна быть сейчас за городом темнота, с чётко стоящим над самой головой таинственным звёздным треугольником, с уютным запахом чужого дыма и своей травы.
   Тихо прошуршит в кустах толстый кот, как тысячу лет назад. Как миллион лет назад, очнутся во тьме комары. На всю улицу будет гореть один-единственный фонарь, а вокруг него сплотятся все местные светлячки  - смотрите, смотрите! Они и вправду такие живые и светятся. И танцуют здесь, как танцуют там волосатый звукооператор и белая матрёшка в кедах.
   Там и там одинаково неправдоподобный тёплый вечер, который как июль, но на самом деле август. Который далеко август. Который в сердце всё глубже и глубже август.

среда, 14 августа 2019 г.

Попкорн

   Игорян не очень удачно разорвал пакет, и ветер старался выдуть из него всю кукурузу, как бы намекая на то, что кукуруза тоже воздушная. Приходилось держать, прижимать. Но пока стояли на светофоре, несколько штук всё же упало на тротуар. На сером очень свежо и ярко смотрелись маленькие застывшие взрывы жёлто-молочного цвета.
 - Это не мусор, - сказал Игорян. - От съедобного окружающая среда не пострадает.
   В этот момент откуда ни возьмись  на упавшую кукурузу упал голубь и проглотил её в два приёма, как бы подтверждая: окружающая среда не пострадает абсолютно.
   И я не пострадаю, если прямо на улице зачерпну из рваного пакета несколько воздушных кукуруз. И остановиться на этом будет не так уж просто.
 - В каком веке изобрели попкорн? - спросил Игорян.
   В каком? Скорее всего, в древнем. Кто-то сделал случайное открытие, а потом рассказал всем. Или не хотел рассказывать, но все и без его рассказа сами подсмотрели.
   Я же открыла свой личный попкорн, ещё не зная о том, что он съедобен. Взрослые говорили, что так называется весёлая прыгающая музыка, под которую каждое воскресенье метались и толклись в прозрачной ёмкости шары "Спортлото". Потом один случайный шар катился по специальному жёлобу, и ведущая торжественным голосом объявляла:
 - Номер семнадцать: водное поло.
   И вся страна (подумать только!), целая страна в этот момент хотела зачеркнуть в своих личных лотерейных билетах №17, а кто-то и в самом деле зачёркивал. Чувствуя, как возрастает его сердцебиение, ждал следующего шара.
   Всем, конечно, хотелось угадать шесть из тридцати шести, упасть в счастливый обморок и стать легендой. Но угадывали в лучшем случае на три рубля. Ничего, это тоже надежда. Вот в следующий раз, вот в следующее воскресенье...

понедельник, 12 августа 2019 г.

Дыня нежна

   В августе любят ходить в гости с дыней. Могли бы ходить с арбузом, а ходят с дыней. Как-то изящнее, что ли...
   Арбуз вы и сами можете купить. Скажите мужчинам, и они возьмут самый крупный, небрежно показывая лицом, что для них это пустяк. Мужчины жмут арбуз сильными руками, слушают, каков хруст, и умеют отличить арбуз-девочку от арбуза-мальчика. А по мне так все они мальчики в самом расцвете сил - красивые и, как водится, в меру упитанные.
Арбуз брутален и при покупке требует известной мощи. Монументальный, бытовой.
   Иное дело - дыня. Дыня по плечу всем слоям населения. Дыня нежна. В дом её приносят на сгибе руки, как ребёнка. И цвет её не поддаётся никакому описанию. Дынный цвет. И сверху сухая тонкая сетка натурального древесного оттенка - сразу видно, что дыня как следует полежала на солнце.
   Арбуз - экстраверт, общительный. Звучит звонко и чернозубо. Дыня, наоборот - вещь в себе, матовая, ни с чем не сочетаемая. Прямо так и советуют: ешьте дыню отдельно, ни с чем не мешая и не путая. Дыню дарят.
   Когда я с маленькой дочкой шла за фруктами в августе или сентябре, дыня в подарок от яркого южного продавца была обычным делом. Вернее, дынька - маленькая, крепкая, похожая на детский оранжевый мячик "Колхозница". Игрушечная такая дыня, простецкая и сладкая безошибочно.
   Но в гости такую не берут. В гости берут задумчивую "торпеду", бледную и непредсказуемую. Нежную и загадочную берут в гости "торпеду". Прекрасную, как незнакомка.
   Захочет она - и будет сладкой, насквозь медовой. Полупрозрачной от внутреннего своего солнца. А то вдруг попадётся не очень. Но неизменно нежная и таинственная, и поэтому мы легко прощаем ей это не очень. Как прощаем лето за бесконечные дожди или тяжёлый зной. Как прощаем себя за то, что опять не удалось выбрать лучшее, хоть мы честно старались изо всех сил.

четверг, 8 августа 2019 г.

Комариная песнь

   Вязкой и душной, невыносимой августовской ночью, когда к телу идёт не сон, а изнурительное вращение с боку на бок, и мысли в голове крутятся изнурительные, скудные, боковые. Какие-то ничтожные мысли крутятся, вместо мыслей великих и неисчерпаемых.
   Крутятся о том, что в будущей жизни, если она, конечно, есть, ни за что не хотелось бы стать комаром. Одиноким залётным комаром в тёмной и душной комнате. Потому что комара такого немедленно хочется убить.
   Да, я хочу убить такого комара - за то, что зудит прямо в ухо, за то, что приземлился лёгкими лапками и приготовился пить мою таинственную ночную кровь...
Хлоп! Мимо.
   Комар немедленно испугался и притих. Но через несколько секунд уже забыл об этом, и снова зудит над самым ухом, снова лапки у него...
Хлоп! Мимо. Хлоп! Мимо.
   Драгоценные минуты внешней и внутренней жизни уходят на борьбу с насекомым, которое тоже в пищевой цепочке, а значит, необходимо на планете. И зла оно мне вовсе не желает, я сама придумала это зло. И даже не подозревает о том, что я личность, и мне не спится.
Хлоп! Мимо.
   И снова комариная песнь над самым ухом. Может быть, кровь с отрицательным резусом считается особым деликатесом у одиноких комаров в ночи? Мне очень жаль, комар, но...
Хлоп!
   Чтобы ты не рекомендовал меня своим хоботковым друзьям.
Хлоп! Хлоп!
   Я ведь и забыла совсем, комар, что ты одинок.

понедельник, 5 августа 2019 г.

Любит-не любит?

   На свете столько цветов, у которых круглая серединка и тонкие лучи-лепестки во все стороны. В том числе цветов полевых, несмелых, попутных. Но поговорить откровенно люди почему-то выбрали ромашку. Может быть, потому, что она самая милая? Язык не поворачивается сказать что-то плохое о ромашке. Вот крупные, скажем, розы на платье у девушки могут и осудить, и даже сказать, что она "в жутких розочках". А попробуйте сказать: "В жутких ромашках". Это будет неправильно, не по-русски. Это полностью несовместимые друг с другом слова.
   Ромашка - больше, чем цветок. Это состояние души. Особое настроение, спонтанный порыв, очень часто абстрактный и безадресный, на всякий случай: вдруг меня кто-то любит? Мелочь, а приятно.
   Мы сидели в своём солнечном дворе, в том ещё возрасте, когда тебя вообще-то все безоговорочно любят, но уже начинаешь сомневаться. Тоже абстрактно начинаешь сомневаться, смутно. Но тень предчувствия подступает к сердцу, как облако к солнцу. Поэтому лишний раз уточнить не помешает.
Любит-не любит-любит-не любит?..
   Лепестки были очень белые, очень тонкие, очень непредсказуемые. И если вдруг выпадало "не любит", становилось тревожно, как будто и в самом деле не любит. Кто? Да какая разница?
   Хорошо, что у нас во дворе было много ромашек.
Любит-не любит-любит-не любит-любит...

суббота, 3 августа 2019 г.

Чтобы хоть немного, но обжечься

   Крапиву, конечно, я в детстве любить никак не могла. Сторонилась, как и все нормальные. Но крапива не сдавалась, и регулярно вставала на пути, желательно в мой полный рост, желательно неожиданно, где-нибудь в тени. Очень часто в малиновых кустах, которые и сами по себе колючие, так что пока тянешься за ягодами, от которых разбегаются глаза, пока изворачиваешься за самыми спелыми, покрывая тонкие коричневые руки тонкими белыми царапинами, а крапива уже тут как тут. По ногам, как по бульвару. Ай, жжётся, ай!
   Теперь бы набраться мужества и не чесать укушенные места. Но мужества, как правило, не хватало, и тогда на коже появлялись крапивные волдыри - не очень страшные, но малоприятные.
   Без крапивных волдырей не обходилось ни одно лето, как бы виртуозно не обходили мы острые ярко-зелёные углы. Краем уха я слышала, что из этой неприятной травы даже варят приятный и очень витаминный суп. Но у нас такой никто никогда не готовил. У нас готовили со щавелем, и я даже его ела в те летние дни. В те истинно летние, когда была абсолютно счастлива и поэтому могла любить хоть какой суп, даже зелёный. А потом уж больше не любила никогда. Не случилось.
   Крапиву я тогда обходила исключительно стороной. В то время я ещё ничего не знала о заброшенных домах и заросших палисадниках. Это знание приходит потом, постепенно. Когда вдруг начинаешь ловить себя на мысли, что крапивный куст здесь смотрится не сорняком, а вполне по-хозяйски. Как будто крапива - это собственное имя. Николай Петрович Крапива. А рядом его Анна Ивановна Крапива. В тесном соседстве существуют с ними Василий Егорович и Марфа Игнатьевна Конопля, и вдова Лебеда Клавдия Захаровна, и сроду не бритый бобыль Макар Степанович Репей. И все вместе они - семейство Сорняковых, и дом теперь полностью их.