Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

суббота, 20 января 2018 г.

Точно по календарю

   Это был средний мороз накануне крупного, серьёзного, крещенского мороза, обещанного нам точно по календарю. Нужно было успеть подышать свежим воздухом, и каждый дышал как умел.
   Игорян плашмя упал в снег и пропал из виду - свежий сугроб был пушистый, белый и очень глубокий. Я бы в детстве такой обязательно измерила, а теперь боюсь - отряхивайся потом, и в сапоги набьётся. Теперь неинтересно - мне все сугробы предсказуемо по колено. Теперь мне всё ровно, бело и холодно.
   Игорян полз сквозь снег. Он плыл по снегу, оставляя за собой широкую ровную дорогу. Откуда-то из нижних, слежавшихся слоёв достал небольшую глыбу и крикнул в неё:
 - Атакую вражескую базу! Приём.
Потом отбросил глыбу в сторону и стал штурмовать снежную гору.
   Да, скоро это не закончится... Но ведь я дышу свежим воздухом. Можно ходить туда-сюда и думать умную мысль. Но мысль не думалась; для мысли мне нужен был овчинный тулуп, медвежья полость в ногах и самовар с вареньем и плюшками под рукой.
 - Знаешь, с кем я сейчас по рации разговаривал? - спросил разгорячённый румяный Игорян.
С вражеской базой? С центром? С этим, как его, с Дарт Вейдером? С дядюшкой Скруджем и братьями Гавс? Ноги у меня начали замерзать, очень хотелось, чтобы база покорилась без лишних слов.
 - Я разговаривал, между прочим, с тобой! - крикнул Игорян, бросаясь на базу всем телом. База не выдержала и сдалась.
   Это был последний средний мороз накануне большого. Нужно было как следует надышаться свежим воздухом.
   Отвыкла я, что ли? Теперь у нас по-настоящему холодные зимы редкость, и все, с кем я имею общее время и место нашего детства, твердят в один голос: тогда зимы были суровее, но как-то ровнее, а потому переносились легче. И дышалось в них лучше, и гулялось дольше, и замерзалось не так жестоко. И ясные дни не слепили так безжалостно.
   Игорян скатился с покорённой базы, как с горы. На лбу его шлема висели мелкие сосульки.
Пойдём, а?
 - Вижу ещё одну базу! - закричал Игорян, побежал по дорожке и снова упал в сугроб плашмя, зарылся в него с головой как страус, вынырнул весь белый и объявил. - Нет, это не база, это обман зрения.
   И очень хорошо, что это обман. Просто замечательно. Захватывать все базы на пути никакого моего здоровья не хватит.
   Я вспомнила, как в детстве, в такой же точно пятнадцатиградусный мороз, родители поздно вечером выходили из подъездов, чтобы загнать нас домой с катка, чтобы прервать на самом интересном месте строительство снежного города. А у нас варежки насквозь были мокрые, и снег везде, где только можно. И ничего.
   А сейчас я уже через полчаса никуда не гожусь, я могу только ныть, подгонять, тайно злорадствовать, что база оказалась обманом зрения, ссылаться на то, что нам ещё нужно в магазин зайти.
   Как хорошо в магазине после свежего воздуха! Век бы стояла возле полки с макаронными изделиями, любовалась банановыми гроздьями и сахарными крендельками. Только бы не выходить подольше обратно на свежий воздух. А вот алтайские горчичные сушки - новое слово в мире хлебобулочных изделий.
 - Игорян, хочешь горчичные сушки?
 - Нет! - очень твёрдо ответил Игорян. - Горчица же горячая!
   А я думала, что горчица горькая... Но тут же вспомнила простуды своего детства, вспомнила советы народных умельцев - чтобы не мёрзли на морозе ноги, положи в каждый сапог по горчичнику.
Нет, в сапоги я, пожалуй, не буду, а вот сушки такие интересные куплю.
   По вкусу горчичные ничем не отличались от обыкновенных, я так и знала. Но я была уже дома, и можно было не накладывать в сапоги еду - ни горькую, ни горячую. И ничто не мешало думать умную мысль.
   А назавтра наступил серьёзный крещенский мороз - точно по календарю. И туманная дымка за окном, и пустынная улица среди бела дня. И я чувствовала себя как во втором классе - как будто проснулась утром в среду, а ртутный столбик подарочно замер на отметке "уроки отменяются". Потом, конечно, придётся навёрстывать упущенное, отрабатывать, захватывать целых три базы вместо одной. Но это всё потом, не сегодня.
   Сегодня у меня сушки, в которых не оказалось горчицы. Ноги, которые оказались не в сапогах. И можно говорить друг с другом не по снежной рации, и всегда будет приём.

2 комментария:

  1. Точно, Ирина! Я тоже отметила, что в Омске тоже всё так полагается - и рождественские морозы были, и крещенские! И сейчас ещё не отпускает - утром -35. Обещают ещё холоднее...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Людмила Фёдоровна, в Новосибирске с утра -38. Дикая, страшная, непролазная, холодная СИБИРЬ! Выгляну в окно - не идёт ли по улице медведь? Чтобы всё было строго по канону.

      Удалить