Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 4 сентября 2017 г.

Принц и золотая ручка

   На второй день знаний я заметила, что моя дочь читает что-то очень тяжёлое - такое, что руки еле держат. Оказалось - подарочный том Шекспира, кирпич с золотым обрезом в полторы тысячи страниц. Если его вынуть, всё построенное здание рухнет. Нельзя вынимать кирпич Шекспира, никогда. А что ты читаешь?
 - "Гамлета"! - с чувством ответила Эвелина. - И мне очень нравится!
У меня тоже был "Гамлет", приблизительно в это же время. Только время было совсем другое. Теперь от него остался разве что череп шута, наш общий бедный Йорик, с которым иногда так хочется говорить, хочется задавать вопросы. От времени того осталась лишь тень - хранительница тайны.
   Та лекция по зарубежной литературе на первом курсе так и называлась - "Гамлет": "Произведение, возведённое в ранг классического, часто обрекает публику на бездейственность, вызывая стремление цитировать, но не читать. Существует 11 тысяч томов шекспироведения, но не вкладывал же Шекспир в "Гамлета" 11 тысяч смыслов"...
 - Подожди, - остановила меня Эвелина. - Я же ещё не дочитала до конца. Я ещё не знаю, чем всё дело закончилось.
   Известно чем: все умерли. Но ты всё равно читай. Кто из актёров не мечтает сыграть Гамлета? А я буду сама с собой дальше листать пожелтевшие страницы, перечитывать торопливо записанные на дурной бумаге строчки: "В Гамлете два возраста - 17 и 30 лет. Все возрасты мужской жизни существуют одновременно. Возрасты - роли в жизни-театре. Шекспир проводит своего героя через все возможные состояния души и тела."
   Интересно, какую роль играю я сейчас в театре своей жизни? Вот в чём вопрос. В каком состоянии души и тела находится сейчас мой Гамлет?
   На старой жёлтой бумаге от времени расплываются строки, но ещё можно прочесть, ещё различимо с трудом: "Гамлет для того произносит слово, чтобы поразить энергией молчания. Сила молчания и сила слова - оружие всех жертв, всех терпящих бедствие."
Если терпишь бедствие - говори об этом и молчи об этом.
   Я помню ручку, которая так спешила записать, не отстать от мысли, ничего не упустить. Она была новинкой тех лет - ручка с ароматическими чернилами. Мы все тут же обзавелись благоухающими ручками - кто клубничной, кто жвачной. Это запах моего начального студенчества навсегда - клубничные буквы ровными, плотными, разборчивыми рядами - в каждой клетке, без пропусков. А в перерывах - слойки с повидлом и невыносимо сладкий кофейный напиток. Никакой другой еды в нашем буфете не было. "Девочки, - советовали нам преподаватели, - приносите лучше из дома свои бутерброды." И мы приносили свои бутерброды. Мы записывали неутомимой своей рукой: "Дальнейшее - молчание. Эту повесть расскажет другой. В итоге главный смысл унесён в могилу."
   Как и всякая вещь с дополнительной чужеродной функцией, ароматическая ручка не отличалась высоким качеством. Поиграли - и хватит. Мне нравились гелиевые - пишущие черно, тонко и очень мягко. Но их хватало ровно на две лекции. Старые добрые школьные работали безотказно и бесконечно: "Трагедия насыщена не событиями, а рассказами о событиях, которые происходят за сценой."
   А самыми лучшими ручками в мире меня снабжал мой папа. Сам он пользовался только перьевой, и все шариковые, которые дарили ему коллеги - московские, ростовские, красноярские - отдавал мне. А коллеги не будут дарить ручку с ароматом клубники, нет. Коллеги преподнесут во имя долгого успешного сотрудничества ручку необыкновенную, благородную, дорогую. В нашей группе я была на первом месте по ручкам. Была у меня и бордовая, с тайно вспыхивающими искрами в самой глубине, была стильная чёрно-металлическая, а третья была обвёрнута натуральной кожей, края которой были сшиты вручную аккуратными ровными стежками наискосок.
   "Из проклятого жребия состояние Гамлета превращается в эксперимент, появляются "гамлетики": с одной стороны тоскуют, а с другой описывают эту тоску. Гамлет мучился всем человеком."
   Я уже почти всё записала, уже подходили к концу годы лекций, когда случился апофеоз - папа подарил мне настоящий "Паркер" в коробочке. Эта ручка была настолько изумительной, что ей не хотелось писать. Хотелось терпеливо ждать того времени, когда я в следующей жизни стану царём, или каким-нибудь другим самым главным шефом. Чтобы только ставить на красивой и важной бумаге свою красивую важную подпись: не возражаю, да будет так. Чтобы войти в историю и не быть так же сильно и значимо, как быть. Ручки "Паркер" должно хватить не на одну следующую жизнь.
  А пока не пришло время золотого "Паркера", я пишу простыми ручками. Я стараюсь писать просто. Слова, слова, слова...

Комментариев нет:

Отправить комментарий