Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

понедельник, 7 декабря 2015 г.

Ёлочные игрушки

Ёлочный домик
Месяц - серебряный шар со свечою внутри.
Ю. Левитанский

   Ёлка была космосом. В декабре довольно часто встречались на улице люди с космосом на плече. Цвет у него был тёмно-зелёный, ощупь - колючая и смолистая, запах - праздничный. Иногда шишка в самой глубине висела, и это считалось особой удачей.
   Мой папа тоже приносил в один из прекрасных дней космос в дом. Ставил на балкон до поры до времени. И было так радостно знать, что космос уже здесь, совсем рядом.
    И когда настанет пора, я собственноручно повешу на него самое первое солнце. Потом второе, третье... Ряд разновеликих, разноцветных солнц. В каждом будет огненными точками отражаться люстра и до боли знакомое лицо с искажёнными пропорциями: с толстыми-претолстыми губами, с головой, похожей на репу, а нос - это вообще отдельная, очень смешная тема.
   Это - первые в истории стареющего года инопланетяне, иные жители. Братья по разуму. Чтобы их увидеть, достаточно просто заглянуть в солнце - красное или жёлтое. Или вообще зелёное, украшенное матовой пудрой.
   Потом развешивали луны. Белые луны, покрытые сеткой тёплого инея. Узор - в точности как на окне. На вкус - горький почему-то. Мы ведь всё тогда пробовали на язык - медовые краски, игрушечный иней, настоящие сосульки. А самые смелые мальчики - металлические контакты батареек. Мы так ощупывали мир.
   Когда все светила качались тихонько на длинных разноцветных нитках, наступал черёд планет, больших и малых. На одной из них был нарисован уютный домик под снежной крышей. Маленькое окошко светилось. И я всё старалась заглянуть в него: что там?
   А когда планета однажды разбилась, оказалось, что ничего там нет. Вогнутая серебристая изнанка, у которой тоже до боли знакомое лицо.
   Как мы ни старались осторожно обращаться с планетами, они всё равно иногда выскальзывали из рук и бились. И каждый раз от этого было очень грустно.
   Мы заселяли свои планеты: животными, цыплятами, колокольчиками, башмаками, овощами, фруктами, настоящими конфетами и грецкими орехами. Получалось всегда хорошо. Почти как в стихах Е. Благининой про девочку.
                     Вот шар полосатенький,
                     Это - медведь.
                     Вот птичка - она
                     Собирается петь.
                     А это - грибочек,
                     А это - луна,
                     А это - душистого
                     Сена копна. 
   Нет, вот копны душистого сена у нас точно никогда не было. И ни у кого не было. Не бывает таких ёлочных игрушек. Это просто так, для рифмы.
   Когда мир был готов, можно было включать разноцветные лампочки. В любое время. Потому что дня за окном не существовало, только вечер и ночь. Сильное было чувство, и космос был настоящий.
   И долгое ещё время потом душа моя восставала против того, что космос может быть искусственным, а светила и планеты - пластиковыми, небьющимися.
   До сих пор не люблю пластиковые ёлочные игрушки - сколько ни стучи в окошко нарисованного на них домика, всё равно не достучишься.

2 комментария:

  1. Да, раньше к новогодним игрушкам подходили с трепетом - не разбить бы. В этом году у нас почти все небьющиеся. А бьющиеся, особенно те, что 50-х, 60-х спрятаны до дочкиного повзросления. Как же мы варварски толкли игрушки для школьных стенгазет. Мне, правда, разрешалось брать только с маминого позволения, из разбитых. В прошлом году еще немного игрушек погибло. Родственница уронила пакет с игрушками при переезде.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Толкли, толкли... И для стенгазет, и для новогодних поделок. У нас мало совсем осталось стеклянных, Игорян качественно поработал. В этом году впервые помогал наряжать ёлку цивилизованно, ничего не запутывал и не швырял. Подавал аккуратно и неутомимо: "Вот ещё один шар!" Но пластиковые всё равно не то, неживые они какие-то.

      Удалить