Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

воскресенье, 25 сентября 2016 г.

Осеннее обострение

Время соборов
   Я решила, что пора, когда моя дочь училась в третьем классе. С самого начала школы она занималась в детском музыкальном театре, специализирующемся на операх, и впервые в жизни получила надежду на роль со словами. До этого честно работала два года - травкой, цветочком, безмолвным насекомым, одним козлёнком из семи... И вдруг такой головокружительный карьерный скачок - партия Дюймовочки. С восторгом рассказывала, как старшие репетируют "Ромео и Джульетту", как интересно на них смотреть. Падала в прихожей от усталости со школьным рюкзаком за спиной. Но занятий не пропускала. Вырос ребёнок - в том смысле и в этом.
   И тогда я решила, что пора. Очень уж нетерпелось поделиться. Осенним вечером сели мы вместе смотреть французский мюзикл "Нотр-Дам де Пари".
   В то время в воздухе активно витали втроём Петкун-Голубев-Макарский: "Све-е-ет озарил мою больную душу. Я, твой покой я страстью не нарушу. Бред, полночный бред..." Раз в день непременно витали из какого-нибудь радио. Эвелине больше всех нравился Антон Макарский: "Сон, светлый счастья сон мой Эсмеральда. Стон, грешной страсти стон мой Эсмеральда, он..." Клип с пламенем прилагался, его без конца показывали по телевизору.
Мне очень хотелось показать, как оно всё было на самом деле.
   Мы посмотрели первый акт и пришла пора ложиться спать. На следующий день дочка сказала: "Я сегодня в школе целый день думала о том, как мы будем смотреть продолжение." И мы сели смотреть продолжение. Назавтра мы запустили первый акт по второму кругу, потом второй акт снова. Очень впечатлила моего ребёнка песня беспаспортных бродяг с Клопеном во главе. 
   Весь третий класс мы слушали вечерами "Нотр-Дам де Пари". Потом только самые любимые песни, потом реже. Но каждую осень с тех пор с нами обязательно случается обострение. Вдруг ни с того ни с сего я чувствую потребность и запускаю вечером "Бриллианты", или "Где она?", или "Быть священником и любить женщину". Эвелина тут же появляется из своей комнаты: "А меня почему не зовёшь?" И подставляет стул. И слушаем, и смотрим в 247-ой раз. Как в первый.

пятница, 23 сентября 2016 г.

Томская писаница


   Мы с Алёной - подругой моей студенческой - общаемся преимущественно один раз в год, да и то вКонтакте. У меня день рождения 21 числа, у Алёны 25. Мы не забываем поздравлять друг друга, с пылкой припиской в конце: надо бы встретиться в реальности. Да, как-нибудь уже надо! После чего растворяемся в небытие на ещё один короткий год.
   Последний раз мы виделись лет шесть тому назад. Алёна появилась у меня в телефоне в неположенное время со словами: ехала, понимаешь, в метро; услышала по радио конкурс, выиграла два билета на концерт средневековой музыки. Пойдём? Заодно и повод встретиться.
   Мы тогда пришли в филармонию на час раньше, чем нужно. Но это ничего. Это Алёна. Надо знать Алёну. Зато мы отлично встретились.
   На прошлой неделе Алёна в своей манере, легко, непринуждённо и полностью неожиданно, возникла на моём горизонте снова. "Давай поедем, - предлагала она, - в "Томскую писаницу!" Оказалось, другая наша одногруппница Оля организует туда однодневную экскурсию в ближайшее воскресенье
Заодно и повод встретиться.
   Я первым делом среагировала на слово "Томская". Очень нравится мне этот город - красивый, атмосферный. Потом уже подумала про "писаницу" - не иначе что-нибудь сусальное: сарафаны, деревянные ложки, хохлома... Не то чтобы совсем моё, но...
   Созвонилась с организующей Олей. Голос её ничуть не изменился с первого курса - с тех времён, когда мои волосы были ещё полностью натуральными, когда Олины волосы уже были неслыханной, полностью обесцвеченной белизны.

среда, 21 сентября 2016 г.

Пятьдесят оттенков хлебного

Эвелина Васильева. Дети едят хлеб
Всё самое вкусное
   Я встретила их недалеко от центрального рынка. Обычные, нормальные такие дети вдвоём - девочка и мальчик лет 10-11. Может, двоюродные, а может, просто школьные друзья. Мальчик нёс в прозрачном пакете большой круглый горячий лаваш аппетитного цвета. Почему я знаю, что горячий? Потому что прямо здесь, в двух шагах киоск, где они купили.
   Второй такой же лаваш девочка крепко держала перед собой, как штурвальное колесо, и дети откусывали от него по очереди. Когда поравнялись со мной, пришла очередь мальчика кусать. Он откусил и зажмурился от невыносимого удовольствия. Они прошли совсем близко, и я ощутила на миг аромат очень свежего и очень простого, базового хлеба: мука, соль, вода - ничего больше, кажется, в нём и нет.
   Простая радость, базовая картинка, которую редко теперь встретишь на улицах города. А у нас это было самое обычное дело - ранний вечер во дворе, долгая дорога из булочной, хрустящие двадцатичетырёхкопеечные углы обгрызены напрочь, плюс корочка сверху. Ранняя осень вокруг была точно такого же цвета, как наш хлеб. Такого же восхитительно тёплого вкуса.
   Мальчик и девочка прошли мимо своим курсом, а мне захотелось немедленно перейти на ту сторону, в тот киоск и взять себе горячий большой лаваш, гордо и вкусно пройти с ним по улице верной дорогой.
   Ничего такого я, конечно, не сделала. Но красивую картинку запомнила. Как будто откусила аппетитный угол тех времён, когда ели хлеб в любое время суток, весело и бесконтрольно. И тела наши были неизменно легки, а души ни в чём не повинны.

понедельник, 19 сентября 2016 г.

Я не идеал

Вездесущ
   В фильме "О бедном гусаре замолвите слово" их сиятельство граф Мерзляев явился вечером в гости к Настеньке, дочери провинциального актёра Афанасия Бубенцова, предположительно бунтовщика и карбонария. Явился не один, а с тортом.
 - Посмотрите, что придумали!  - развязывает граф пышные розовые ленты.
А на торте в самом центре амурная надпись по-французски.
 - Какая прелесть! - умильно восклицает близкий друг Афанасия Бубенцова Анна Петровна Спешнева.
 - Пошлость, - невозмутимо парирует их сиятельство. - Строка великого Расина - на торте!
Анна Петровна сразу как-то смутилась, затеребила оборки на платье, засобиралась на репетицию - к ужасу Настеньки и тайному удовольствию Мерзляева.
   Далее все знают, как псевдовлюблённый граф получил тортом по лицу от правда влюблённого корнета - в лучших традициях комедии нравов и обычаев.
   Вот так и надо мной усмехнулась судьба. Я тоже, образно выражаясь, получила в лицо отборным безе. Вот как это было.

суббота, 17 сентября 2016 г.

Корнейчуков

             
Перелётные простыни
               Вот тебе сказка. Вот тебе, вот тебе, деточка!
               Будешь теперь не бояться ты паука с Бармалеем.
               Вот мы и голуби стали - в линейку, в клеточку.
               Вот и сложили нас. И летать умеем.
               И парить умеем над миром, и просто нам,
               И легко нам, и осень давно настала.
               Снова тянут на юг перелётные простыни,
               И навек успокоилось одеяло.
               Все трамваи ушастым полны народцем.
               Школьники прыгают в классы, как будто в классики.         
               У гражданки из ридикюля украли солнце,
               Но она не знает, и красные губы красит.
               Ну а мы, покружив над домом, над тем самым домом,
               Крикнем, как будто ангелы, будто с неба:
               "Ваше лицо, профессор, слишком огромно,
               Так, что не видно ни ваших крыльев, ни боли слева!"
               А он ответит, мудрый, печально, кротко:
               "Сколько ещё их будет! Все мы меняем лица.
               Видите - там уже едет в кораблике добрый доктор
               С очень острым и очень холодным шприцем."

пятница, 16 сентября 2016 г.

Готовь шубу смолоду

Люди в шубах
   Больше всего мне нравилось рассматривать в семейном альбоме студенческие фотографии родителей. Это было окно в другой мир - чёрно-белый, с обязательной надписью на обороте, с цифрами той эпохи, когда меня ещё не было на свете. Одни только юные лица были в том мире, гипюровые рубашки, белые туфли на массивных каблуках, плащи из болоньи, короткие смешные пальто с большими пуговицами...
   Вот на картошке первый курс, и мой 17-летний папа элегантно шагает через борозду в кирзовых сапогах, в небрежно распахнутом ватнике. На голове у папы красуется растрёпанный заячий треух, строго по погоде. И девушки кругом. Ах, что за девушки! В телогрейках и платках, в резиновых сапогах и трикотажных спортивных брюках. В едином порыве.
   Я атаковала родителей вопросами: это студенты? это как? это где? это вы? Я с ужасом всматривалась в сизые телогрейки и заячий треух на папе.
"Нет, ну а что? - отвечали родители. - Моды в то время такие стояли, за неимением альтернативы. Зато нам было весело!"
   Потом у меня появился свой собственный семейный альбом. Однажды, перебирая фотографии, я наткнулась на одну малоизвестную. Случайный был снимок - не помню, кем сделан, но знаю точно: это зима второго курса. Приблизительно треть нашей группы на фоне туманного леса и снегов. И я в самом центре Настю под руку держу.

четверг, 15 сентября 2016 г.

Полюбить серое

Просто одежда
   Однажды давно мне понравилась в магазине футболка. Просто белая, а на груди чёрным таблица для проверки зрения, как настоящая. Первая строчка - Ш и Б, затем вторая - М, Н, К и т.д. На самые последние буквицы я давно привыкла не обращать внимания - я их не вижу с шестого класса. Плюс моя природная рассеянность.
   Я бы и дальше благополучно не обращала внимания, если бы не добрые люди - мои друзья. Глядя на меня в новой футболке, они вдруг стали подхихикивать, как будто никогда в жизни не видели ни Б, ни Ш. В чём дело? Оказалось, что самые мелкие строчки - не разрозненные буквы, а реально существующие в природе слова. "Хватит пялиться на майку!" - гласила моя таблица в том месте, где зрение должно быть стопроцентным.
Я поняла, что купила не домашнюю одежду, а так называемый прикол.
   В то время подобные надписи на футболках ещё только начинали свирепствовать. Особенно широко были представлены мужские, особенно в подарочных отделах. Расцветок они были самых весёлых - как ёлочные игрушки и леденцы. Взрослая личность начинала бороться сама с собой возле таких футболок. "Хочу! Купи! Купи мне сейчас вот это!" - вскрикивало на всё сердце тайное, детское, бессознательное, откуда родом все наши самые сильные страхи и самые заветные мечты. "Ну-ка сейчас же брось каку, я кому сказало! - строго одёргивало взрослое суперэго. - Сначала научись вести себя как следует!"
   Бессознательное, детское тут же падало на пол плашмя, начинало биться головой и кричать. В итоге брало верх. Никак иначе я не могу объяснить себе тот факт, что на мне появилась исправленная и дополненная офтальмологическая таблица, что мужу моему однажды преподнесли в подарок футболку зелёного цвета с ярко-жёлтой надписью на груди "Так выглядит самый лучший в мире муж!"