Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

суббота, 28 мая 2016 г.

Капуста запечатленная

За три часа до салата
   После зимней капусты - бледной, жёсткой, белёсой - появилась на фруктово-овощных прилавках капуста иная, тонколистная, нежная, по-настоящему зелёная. Большой кочан домой нести легко. Борщ из него совсем другого получается вкуса - лучше и свежее. И резать приятно. Прямо шинковать получается, как у повара, тонкими курчавыми полосками.
   И тут же на ум приходит рассказ подруги детства - о том, как голубцы в их доме готовил только папа, всегда папа, исключительно папа. Никого не пускал на кухню, сам отвечал за особо важную еду. Жарил морковку с луком на отдельной сковороде, брал свежайшие густые сливки - и туда всё, в большую кастрюлю, где вовсю томятся уже, блестя зелёно-поджаристыми боками капустные конвертики с лучшей в мире начинкой.
   Ещё потомить сколько положено в этом бульоне, а потом торжественно выкладывать на тарелки, рядом с горкой пышного, сливочно-жёлтого картофельного пюре (и снова папа, всё папа). И подливки сверху. Может, кто-то и устоит, а я - ни за что на свете!

четверг, 26 мая 2016 г.

На фоне яблони

  
Цветёт везде
   В эти дни только самые ленивые не фотографируют цветущие яблони. Себя вместе с яблоней. Дети на всех прогулках позируют, мужья в итоге соглашаются. Всё кипит белым - в людях, на людях, в мире майском подсолнечном.
   Социальные сети наполнены до краёв: а вот так цветут яблони в нашем регионе, ажурно и пышно. Отлично цветут, лайк. А у нас вот эдак, невесомо и головокружительно. Поделиться бы с друзьями, да у них своих яблонь полно, не знают куда девать. У всех одинаково быстротечно светел май.
   А у нас в Новосибирске и всей области очень скоро будет особенное, не как у всех. У нас очередной цирк приехал. После трёхчасовой разницы с московским временем, которую власти придумали в 1993 году, мы опять переместимся в прежнюю, четырёхчасовую.
   Сразу вспоминается по этому поводу сказка А. Волкова "Семь подземных королей". В детстве я её недолюбливала, считала мрачной и нудной, а сейчас без конца перечитываю Игоряну, по его просьбе, и не могу налюбоваться на эту вселенскую мудрость. Абсурдная Пещера временами настолько напоминает наш Большой мир, что прямо хочется выпить с полстакана Усыпительной воды, отдохнуть немного и очнуться с чистым мозгом.

среда, 25 мая 2016 г.

Скамейки исчезли, старушки остались

В былые времена
   За последние годы городской пейзаж очень сильно изменился в том смысле, что почти полностью исчезли скамейки у подъездов. Возле новых домов они, видимо, не предусмотрены проектом. Кому сидеть-то? В новых домах не бывает старушек, это несовместимые понятия. А если бы и были, какой смысл? Целыми днями смотреть на парковку во дворе? На пластмассовую детскую горку? Простите, но это не информативно.
   Да и люди сейчас такие пошли - ни поворчать на них, ни обсудить, ни осудить. Пройдут мимо, едва поздороваются, а то и вовсе не заметят. Да, вот так они теперь одеты в шорты поголовно, так разговаривают, так живут, такая вот срамота. Неинтересно стало обсуждать людей - всё об них как об стенку горох, ничего о себе толком не расскажут и совета не спросят. Уж лучше сериалы тогда, ток-шоу "Давай поженимся" и "Битва экстрасенсов".
   Вот потому-то исчезли лавочки даже возле старых домов, вот так всё просто. А я уж было подумала: готовый сюжет для нового русского романа. "Что стало со старушкой?" Кто виноват и что делать подразумевается.
Да ничего тут уже не сделаешь. И виноватых искать - дело неблагодарное.
   Социальный феномен "бабушка на лавочке" почти полностью ушёл в небытие. Дворовая полиция нравов официально распущена ввиду невыносимых условий существования. А если неофициально...
   Если неофициально - лавочек лишены, но не сломлены.

понедельник, 23 мая 2016 г.

Доски вместо классики

Собственная доска
   Не то чтобы мы надеялись увидеть классику. Сейчас классики не бывает нигде, даже в уме. Сюжета хотелось, судьбы человеческой, сложной сердечной простоты.
   И мы с подругой Ирой сделали ещё одну попытку в рамках театрального фестиваля "Ново-Сибирский транзит". Мы решились на Салтыкова- Щедрина. Самый дивный мрак от классика-сатирика - "Господа Головлёвы". Но мы и не искали комедии. Я не люблю комедий на сцене. Тщательно отрепетированный юмор вызывает, как правило, неловкое чувство, среднее между недоумением и стыдом.
   Пересмотрев в своей жизни довольно много спектаклей, я вывела для себя одну интересную закономерность, независимо от жанра: если на первых минутах действия герои начинают лихорадочно сдирать с себя одежды (или сразу появляются на сцене в виде, близком к первозданному) - хорошего не жди. Проверено. И всё более или менее ясно.
   Мы ведь знаем заранее, что скрывается за навязчиво всплывающими на экране новостями, за всеми этими "шокирующими подробностями". Женились, развелись, судились, устроили драку, купили новый особняк, родили мальчика или девочку. Где же тут новости? Это, простите, старости. Кого и чем можно шокировать в наше время?

суббота, 21 мая 2016 г.

Представитель семейства сложноцветных

Представитель семейства
Вино из одуванчиков. Самые эти слова - точно
лето на языке. Вино из одуванчиков пойманное
и закупоренное в бутылки лето. И теперь, когда
Дуглас знал, по-настоящему знал, что он живой,
что он затем и ходит по земле, чтобы видеть
и ощущать мир, он понял ещё одно: надо частицу всего,
что он узнал, частицу этого особенного дня - дня сбора
одуванчиков-тоже закупорить и сохранить; а потом
настанет такой зимний январский день, когда валит
густой снег, и солнца уже давным-давно никто не видел,
и, может быть, это чудо позабылось, и хорошо бы его
снова вспомнить, - вот тогда он его откупорит!
Ведь это лето непременно будет летом нежданных чудес,
и надо все их сберечь и где-то отложить для себя,
чтобы после, в любой час, когда вздумаешь,
пробраться на цыпочках во влажный сумрак и протянуть руку.

Р. Брэдбери "Вино из одуванчиков" 

   Мы, конечно, никакого вина не делали. Мы делали венки - толстые, тяжёлые. Девочки учили девочек, особенно как скрепить два конца, чтобы держалось. "Пятьсот, тысяча, даже две тысячи - наверняка. Да, да, хороший урожай. Собирать легко, соберите все."
   Но одуванчики не кончались. Одуванчиков хватало на всех. В мае, в июне. Потом они улетали. Но мы в то время ещё никуда не спешили, времена года были в полном нашем распоряжении. Поэтому успевали все, успевали всё, успевали всегда.

пятница, 20 мая 2016 г.

Дикий улёт в храме искусства

Безлимитный ужас
   Как раз в эти дни в нашем городе проходит театральный фестиваль "Ново-Сибирский транзит". Всё самое интересное с Урала, Сибири и Дальнего Востока. Случается раз в два года. И мы с подругой Ирой выборочно стараемся ходить, смотреть лучшее.
   Вот пришли. А программки теперь так просто не продают. А продают программки в комплекте с вложенной газетой "Театральный проспект" (что вполне объяснимо, и я не против новостей культуры). Но в этот раз нам прямо в руки из программки спектакля "Трамвай "Желание", кроме газеты, выпали ещё две красочные рекламы: одна пива, другая мяса.
   У нас с Ирой общее филологическое прошлое; мы сели уютно в буфете, с бокалом шампанского, с горькой плиткой шоколада и стали что есть мочи наслаждаться: "1 в Новосибирске паб крафтового пива (даже не знаю, что это за зверь такой) и безлимитного мяса" - гласила реклама сбоку большими зелёными буквами.

среда, 18 мая 2016 г.

Если верить приметам

Две приметы

Встретила чёрную кошку, и, клянусь,
она посмотрела на меня со страхом.
Откуда мы знаем, какие у них там приметы.
Ольга Паволга "Записки на запястье" 

   Однажды Игорян был маленьким и лёжа на полу строил город из деревянных деталей. И нечаянно случился на пути мужа. Муж и глазом не моргнул, перешагнул через ребёнка и пошёл дальше по своим делам.
 - Стой! - закричала я своим голосом. - Немедленно перешагни обратно!
 - Зачем? - прикинулся непонимающим муж.
Как будто в его детстве, в его дворе никто не рассказывал страшилку про то, что если переступить через лежащего ребёнка, он больше не вырастет, ни на один сантиметр. Верный способ нейтрализовать зло - тут же переступить обратно. И тогда минус на минус неминуемо даст плюс. Конечно, рассказывали. Конечно, знает.
 - Всё это предрассудки! - сказал муж. Или, как говорили в нашем с ним общем детстве, бабушкины сказки, дедкины подсказки. И пошёл дальше по своим делам.
   Что было потом? А потом года два-два с половиной прошло. Совсем недавно я купила Игоряну пижаму очередного роста - 116 см.