Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

суббота, 18 мая 2019 г.

Не страшно и не грустно

   Стало не страшно, не стыдно и не грустно из чего-нибудь вырасти. Или перерасти. Как есть, так и есть. Как будет, так и будет. Особенно это касается ног. По-настоящему нечего на них надеть бывает только детям. Раз - и сразу нечего. И тогда срочно приходится бежать за новыми ботинками прямо по апрельским лужам, прямо в тяжёлых зимних сапогах - опять дотянули. И прямо в магазине просить, чтобы отрезали этикетку. И заодно купить уж кроссовки, не веря и где-то даже ужасаясь их новому размеру.
   Купить кроссовки с модными лампочками на подошвах. Мечтать, что когда-нибудь будем гулять в тёплой темноте и не потеряемся ни за что. Среди многих модных лампочек я всегда узнаю родные ноги, которым ещё расти и расти, летать и летать...
   Это моим ногам ничего уже не грозит, а потому не страшно. Можно спокойно повертеть в руках какие-нибудь босоножки в цветочек из коробки, подписанной маркером, который давно уже высох. Босоножки с каблуками от ста сантиметров - неужели правда я прямо так ходила летом сто лет назад? И, может быть, ещё пойду? Хорошо иметь ноги, которым больше ничего не страшно. Всё на свете знающие, мудрые ноги.
   Хорошо иметь себя не грустную и не стыдную за то, что единственные в мире любимые джинсы больше не мои, не на меня, как ни пытайся в них втиснуться летом накануне восьмого класса. Между вчера и сегодня лежат огромные дали времени. Но не теперь. Что мне теперь какие-то любимые джинсы? Все магазины теперь битком набиты любимыми.
   Это были грустные расставания в моей жизни: с болоньевой курткой в звёздочках, с красным купальником с золотым якорем и - особенно тяжкое, года в четыре - с ярко-синим и ярко-мягким летним пальто, у которого я до сих пор помню какие были пуговицы. И больше никаких пуговиц я в своей жизни не помню.
   А теперь не страшно и не грустно. Теперь я понимаю, зачем бывают в мае эти холодные, никем не любимые дни, в которые как по заказу отключают отопление, а с неба могут ненароком упасть крупные и очень свежие снежинки. И только что пробившиеся на этот свет листья как будто замирают, замедляют себя, в недоумении дрожат и озираются - туда ли они попали?
   Не пугайтесь, листья. Это специально так. Это вам ещё немного времени, чтобы походить в звёздных куртках, любимых джинсах и мягких пальто с пуговицами. Беззаботно радоваться перед большим расставанием, перед большим спокойствием и большим равнодушием. Когда легко и просто принимаешь свой первый дождь, и первое цветение, и завязь плодов, и добрый урожай, и много-много непростой зимы до нового мая...

2 комментария:

  1. Здравствуйте, Ирина! А мне и сейчас бывает страшно грустно расставаться с любимыми вещами. И не только вещами... На днях спилим навсегда рябинку, долго-долго росшую под окном и кормившую свиристелей... Замерзла она. А еще сегодня было страшно грустно перебирать старые вещи выросших дочек...
    Пусть Вам будет еще долго не страшно и не грустно!...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Здравствуйте, Татьяна Николаевна! О,да, вещи выросших детей - это особая статья. Даже не столько вещей жаль, сколько тех быстротечных лет, которые когда-то казались бесконечными, а потом вдруг раз - и промелькнули, а следующие промелькнут ещё быстрее. Иногда прямо до сердечного сжатия. Но зато мы умеем помнить, и это хорошо.

      Удалить