Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

среда, 10 октября 2018 г.

"Весёлые картинки"

   Единственный номер журнала "Весёлые картинки", который у меня сохранился, был куплен в далёком 2003 году для маленькой дочки. Он мало чем отличается от того журнала, который когда-то мне выписывали родители: тот же формат, то же название, составленное из замерших в причудливых позах существ и предметов (о, как я помню этот жёлтый толстый сыр, этого аномально длинноногого Буратино, этого акробата, приставившего свои ноги к середине бескостной спины...). Только в журнале моего детства обложка была не глянцевая, а простая, и не могло в нём быть никакой рекламы чужеродной продукции - никаких Жевастиков в космосе. Только картинки, только весёлые!
   Тот единственный номер, купленный случайно в киоске далёким осенним днём, я храню как память о дочкиных дошкольном детстве. Тогда ещё не было такого интернета.
   А в наши дни какой-то добрый человек не поленился, отсканировал и выложил в свободный доступ целых пятьсот шесть прекрасных юмористических выпусков http://www.barius.ru/biblioteka/avtor/61. И мы с Игоряном читаем каждый вечер перед сном сразу по четыре штуки - великое удовольствие дошкольника и младшего школьника прежних лет; его нетерпение, его ликование возле почтового ящика, его борьбу с братьями и сёстрами за право читать первому, его неторопливое, детальное наслаждение, вплоть до адреса редакции, напечатанного микроскопическими буквами на последней обложке...
У нас ритм жизни совсем другой, у нас год за три дня.
   Вот самый-самый первый, начальный выпуск. Сентябрь 1956 года. Мои родители-дошкольники вполне могли перелистывать эти исторические страницы - мечтать о лаконичном коричневом кожаном портфеле, о белом нарядном фартуке, о длинных широких брюках (которые на самом деле коротковаты и мешковаты), о фуражке и ремне... Это школьная форма была такая тогда?
   Вступительное слово-стихотворение в начальном выпуске - от самого Маршака, которому тогда ещё можно было написать письмо, разобрав мелкие буквы адреса редакции; и, может быть, даже получить ответ. Хотя бы теоретически.
                                        Ребята, о новинке
                                        Вы слышали иль нет?
                                        "Весёлые картинки"
                                        Для вас выходят в свет.

                                       "Весёлые картинки"
                                       Готовятся для вас.
                                       Писатель на машинке
                                       Печатает рассказ...
   Если с самого первого слова - и сразу Маршак, то отступать некуда ни писателю, ни художнику.
   Комиксы, стихи, ребусы, короткие сказки и рассказы, скороговорки и загадки... Здесь почти все имена - живая легенда отечественной детской литературы и книжной иллюстрации. Материал - только отборный, ненавязчиво развивающий ум читателя, чувство юмора и вкус.
   Игорян ни за что не перелистнёт страницу, пока на ней не будет найдено всё, что перепутал художник. Вот весёлые человечки под предводительством художника Карандаша делают зарядку - гнутся, тянутся, приседают в едином порыве.
 - Самоделкин-то робот! - говорит Игорян. - Ему совсем другая зарядка нужна. Это слово с двойным смыслом!
В самом деле. А я сразу и не заметила. Забавно.
   После зарядки - водные процедуры. Не забудьте как следует вымыть уши и шею - напоминает Карандаш.
 - Самоделкин может заржаветь от этих процедур, - беспокоится Игорян.
   Поговорили о том, что Самоделкин, скорее всего, сделан из нержавеющей стали, как наши вилки и кастрюли. Тогда ладно, но логичнее было бы не мыть водой, а смазывать машинным маслом...
   Вот Буратино пошёл на охоту. Белку пытался поймать - неудачно, зайца - неудачно. Остался Буратино с носом.
 - Игра слов! - с восторгом говорит Игорян.
   И там много такого - весёлого, остроумного. Игоряну нравится, как жуёт корова чьи-то забытые на берегу брюки; как на дереве написано "Дупло №1", "Дупло №2" и "Дупло №3", а внизу лифт; как мишка тоже участвует в соревнованиях.
   А то вдруг попадётся знакомый рассказ Носова "Замазка". "Однажды стекольщик замазывал на зиму рамы, а Вовка и Костя стояли рядом и смотрели." Что-то здесь не то, не так. Очень режет слух Вовка.
   Я прямо посреди чтения сходила к книге и уточнила: правильно режет. Никакого Вовки там нет, а есть Шурик и Костя. Зачем понадобилось признанному писателю править уже готовый, опубликованный текст? Какая разница - Вовка или Шурик?
   А разница в том, что тягучее сочетание "Шурик и Костя" рифмуется с названием рассказа гораздо лучше, чем "Вовка и Костя", и Носов это знал, и слух у него был безупречный.
   Потому "Замазку" читали, читают и будут читать, как сотни других классических рассказов, в которых ничего особенного вроде бы не происходит, но мы интуитивно чувствуем их внутреннюю гармонию, которая заставляет возвращаться к знакомому тексту снова и снова. Снова и снова перелистывать старые страницы с легендарными именами людей, для которых в их большой работе не было неважных мелочей.
   "Весёлые картинки" времён дочкиного детства не сдавались и держали марку: Тим Собакин, Андрей Усачёв, Леонид Каминский, Евгений Пермяк... И, конечно, найди на рисунке шесть кошек, и новые приключения весёлых человечков. Они даже рекламу вездесущих жевательных конфет сделали полезной для ума.






   Я уверена, что и теперь, в трудные для ума и юмора дни, любимый журнал не сдаётся. Потому что как можно иначе, если однажды шестьдесят два года назад сам Маршак поклялся: вот вам новый журнал, дети; для вас старались писатель и художник. Значит, журнал будет. А писатель и художник будут стараться.

2 комментария:

  1. А я не могу читать сыну электронно, вот в вечном поиске и нахожусь. Но у него нет особого отношения к журналам, как и у меня в детстве. Мне не выписывали, а покупали, если была возможность - Мурзилки, Весёлые картинки, Колобки и один Трамвай, который понравился больше всего. Читала что-то, что-то пропускала, есть - хорошо, нет - ну и ладно. А сейчас листаю и восхищаюсь, у нас подшивки Мурзилки из детства мужа сохранились, все там знакомые, любимые, писатели, художники. Пробовали и с Лёвой читать, даже много. Есть - хорошо, нет - ну и ладно. Поэтому и на бумажную подписку никак не решусь, всё-таки деньги, которых нет. А вот заходить за овсянкой вместе с сыном и покупать заодно Мурзилки раз в месяц мне очень нравилось! Лёве тоже.. интересно. И так жалко, что с прошлого года он совсем из города пропал.
    Спасибо, Ирина, за пост! И за 2003 год. Почему-то тепло его вспоминать.

    ОтветитьУдалить
  2. Катя, мне родители выписывали "Мурзилку" и "Весёлые картинки" в течение нескольких лет. Приличный был бы архив, если бы его не выбросили весь при переезде. Тогда мне было всё равно, теперь жалко, конечно. А переизданные на компьютере старые подборки (наверняка есть, сейчас такое популярно) я бы не стала - у них и цена заоблачная, и я осознаю, что это было бы чтение на один раз, и актуально оно лишь на ближайшие два-три года. Для меня имели бы ценность только подлинники из моего детства. А раз их нет, пусть будет хотя бы электронный вариант; очень приятно читать, рассматривать, но я очень сомневаюсь, что сын когда-нибудь попросит сюда вернуться - пролистали и пошли дальше. Сейчас журналы не имеют того влияния на подрастающие умы, как было в нашем детстве, и миссия у их авторов не столь грандиозна. Поэтому у меня не вызывают неприятия современные компьютерные рисунки и отформатированные тексты. И я очень рада, что могу сейчас безо всяких проблем купить себе любую книгу любого автора из тех, кого раньше можно было найти только на журнальных страницах.
    А 2003 год очень хороший был... В том числе и тем, что очень дешевы были книги. И вообще много такого вспоминается, о чём сейчас можно только мечтать.

    ОтветитьУдалить