Новосибирск, детство в СССР, Пушкин, студенты, филологи, путешествие в Крым, школа, литература,праздники, личность, Сибирь, воспоминания

О литературе и жизни - со вкусом

Блог Ирины Васильевой из Новосибирска

суббота, 12 августа 2017 г.

Мелкий дождичек

Мелкое явление природы
   Среди всех пишущих стихи у нас на курсе самым неоднозначным и непредсказуемым был Артём. Каждый, кто хотя бы раз в жизни имел собственное видение, не мог не оценить Артёма. Однажды он прочитал нам из последнего:
                        В Ватикане прошёл мелкий дождичек,
                        Папа римский пошёл по грибы.
                        Ну а что в Ватикане хорошего?
                        Только ямы одни да бугры...
   Артём смотрел нам в глаза серьёзно и неподкупно, как будто присягал в суде: ничего хорошего, одни бугры да ямы! И он, Артём, лично ходил по этим буграм и ямам в лес вместе со святым римским папой. И был папа в полном облачении, с тиарой на избранной голове, и был он стар. И Артём держал зонтик над папой, заботливо помогал ему преодолеть то яму, то бугор. И вернулись они из леса с полной корзиной опят и подберёзовиков. А вечером ели их с жареной картошечкой, и папа римский просил второй раз добавки, хвалил Артёма и грибы. Ну а что в Ватикане хорошего? Известно что.
   Но мы, девочки, которым Артём читал своё новейшее, вели себя как Шамаханская царица из пушкинской сказки о золотом петушке: хи-хи-хи да ха-ха-ха, не боится знать греха. Артём не сдавался. Раз и навсегда заручившись поддержкой самого римского папы, он решительно шёл в наступление:
                      Поскольку это страшное коварство,
                      В России утвердилось антипапство.
                      И это был большой раскол,
                      Который расшатал папский престол!
   Так читал Артём. Нет, подозревали мы, не сыроежки с лисичками, а иные грибы растут в Ватикане средь ям и бугров.
 - Тёма, Тёма, - спрашивали мы, усилием воли подавляя улыбки. - А сейчас ты что пишешь?
 - Сейчас я пишу поэму! - значительно говорил Артём. - Она называется "На германско-китайской границе".
   И не было у нас больше никаких сил. И Артём не сдавался все наши пять студенческих лет. А потом мы больше никогда не виделись. Так я до сих пор и не знаю, что в Ватикане хорошего. Но мелкий дождичек там наверняка такой же в точности, как и в нашем парке. С таким же наполовину солнечным лицом, с таким же лёгким дыханием поздних трав, с такими же брызгами на зелёных листьях и на правом рукаве куртки.
   Как зонтик бледного цвета над моей головой, стоит над всем миром мелкий дождичек, стоит август на середине, стоит медовая ярмарка по пути, переливаясь янтарным, соломенным, лимонным, коньячным, коричным. Струясь всеми временами - и теми, когда плакали, и теми, когда смеялись. Когда все люди в мире писали стихи и ходили по грибы с римским папой.
   И не хочется никуда уходить от такого мелкого. Это вам не внезапный, проливной, который людям так нравится пережидать вдвоём под случайной крышей или в первой попавшейся подворотне. И ничего не ждать, никакого конца - просто взять и остановиться: на время, навсегда.
   Это вам не затяжной, осенний и монотонный, под который так хорошо спится ровно сто лет и три года. И пока тепло ногам, никакой холод мира не страшен. И не нужно лишних слов и лишних людей - только бы помнить своё имя на всякий случай.
   Это вам не гром и молния, не чёрный день среди бела дня, не внезапный ветер. Это не страшно.
   Это мелкий дождичек, после которого так хорошо растут в душе, невзирая на все бугры и ямы жизни, неложные воспоминания. Полная корзинка неядовитых, нечервивых воспоминаний.

Комментариев нет:

Отправить комментарий